Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация

Войти как пользователь
  Войти      Регистрация
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Синица и журавль

Картины Яны Лисиной просятся в экспозицию арт-галереи, очень хотят стать книжной иллюстрацией или украшением чьей-нибудь гостиной. Проблема в том, что Яна — слабовидящая, а для людей с нарушениями зрения в художественном мире барьеров еще больше, чем в обычном.
Раздел: Острый угол
Синица и журавль
Журнал: № 12 (декабрь) 2015Автор: Елена МиловидоваФотограф: Станислав Марченко Опубликовано: 9 декабря 2015

Художник без перспектив?

Яна — прирожденный иллюстратор, с собственной художественной манерой, хорошим чувством цвета. Даже книги она оценивает образами: если после прочтения в голове сложилась картинка — значит, книга понравилась. Но о таланте девушки знает узкий круг людей, в основном — посетители Санкт-Петербургской библиотеки для слепых и слабовидящих. Яна здесь тоже «своя»: с самого рождения у нее 15% зрения. Она четко видит лишь поднесенные к глазам предметы. Уходя вдаль, окружающий мир теряет резкость очертаний и детали. Для художественного таланта это чаще всего звучит как приговор. Его услышала и Янина мама, когда привела свою маленькую дочку в художественную школу.

— Преподаватели говорили, что в моих работах что-то есть, но я не справлюсь с обучением, потому что всё нужно было срисовывать с натуры, — вспоминает Яна. — Но я на них не обижаюсь. Это сегодня есть доступная техника. Можно сфотографировать объект, приблизить, распечатать и потом срисовать. Тогда этого не было, и, наверное, они были правы.

С карандашом талантливая девочка всё равно не рассталась. Единственной ее наставницей в юные годы стала учительница рисования петербургской школы-интерната № 1 для слепых и слабовидящих детей имени К. К. Грота. Школьный педагог первой сказала Яне редкие в ее жизни слова: «Ты сможешь!»


Два пути

Жизнь людей с проблемами зрения чаще всего ограничена рамками «корпоративной» среды, созданными Всероссийским обществом слепых. Здесь свои клубы, свои реабилитационные и спортивные центры, свои предприятия, своя профессиональная специализация. Когда пришла пора выбирать профессию, Яна вслед за многими пошла по проторенному пути: поступила в медучилище, чтобы стать массажисткой. На эту работу слабовидящих и слепых детей начинают ориентировать еще в 11-м классе в рамках специального урока. Считается, что у людей с плохим зрением повышенная чувствительность рук, и это делает их лучшими массажистами, нежели зрячих. Однако, получив диплом, девушка неожиданно для близких устроила «маленький бунт» и, вопреки скептическим отзывам «Тебе это никогда не пригодится!», поступила на факультет дизайна в Невский институт управления и дизайна. Это была попытка вырваться из узкой среды и найти свою дорогу в большой и не всегда доброжелательный к инвалидам мир.

— В художественное училище меня бы не приняли, а дизайн близок к художественному творчеству, поэтому я и выбрала эту профессию, — рассказывает Яна. — О своей проблеме замолчала. В институте не сразу поняли, что у меня плохое зрение. А когда всё открылось, претензий не возникло: училась я хорошо, хотя было невероятно тяжело, так как всё приходилось делать на компьютере.


В поисках работы

На работу дизайнеру с ограниченными возможностями устроиться не удалось. В полиграфические фирмы Яну брали, но либо на общих основаниях, то есть на восьмичасовой «компьютерный» день, либо на правах инвалида — с мизерной оплатой. Эти поиски оставили в душе девушки горький осадок.

— Несмотря на все старания создать безбарьерную среду, — делится наблюдениями художница, — к инвалидам у нас продолжают относиться как к людям «второго сорта».
Сегодня Яна работает массажисткой в реабилитационном центре для инвалидов в Колпино. В Колпино девушка и живет с мамой и двумя кошками. Если в этой немудреной житейской истории прямо сейчас поставить точку, она будет прямой иллюстрацией народной мудрости о синице в руках и журавле в небе. Но к Яне Лисиной этот вывод отношения не имеет. Она удивляется, как много еще не знает, из заработанных денег оплачивает частные уроки профессионального художника, постоянно дорабатывает старые рисунки. В общем, старается переломить сложившуюся в жизни тенденцию.


Сказочный мир

В студенчестве девушка пробовала работать с разными техниками и материалами: акварелью, гуашью, глиной. Но в итоге вернулась всё к тем же цветным карандашам, которые впервые взяла в руку в раннем детстве. Ее работы — это черно-белая и цветная графика с заметным влиянием модерна. Начинала Яна с иллюстрирования в стиле фэнтези любимых в отрочестве писателей: Джона Толкиена, Анджея Сапковского, Урсулы Ле Гуин. Сегодня она перечитывает и пытается осмыслить уже классическую литературу, но волшебный мир детства так и остался ее любимой темой. Рисунки Яны яркие и добрые. На них можно встретить героев детских песенок, сказок, стихов и авторских персонажей: трогательных, забавных или таинственных, фантазийных. Эти работы способны украсить любую детскую книжку или мультфильм.

— Больше всего мне нравится рисовать для детей и подростков, — признается художница. — Они обладают богатым воображением и охотно вступают в сотворчество, пытаясь угадать подтекст, который я заложила в работу, или домысливая в моих рисунках какой-то свой, обязательно добрый и радостный мир.

Сегодня рисунки Яны чаще всего можно видеть на коллективных выставках, которые проводятся в библиотеке для слепых и слабовидящих людей. Здесь у девушки была и единственная персональная выставка, для которой придумали очень точное название «Сказки и краски Яны Лисиной». Несколько раз Янины работы публиковали в специализированном журнале для слепых и слабовидящих детей. Но большая часть рисунков делается «в стол». Молодая художница мечтает наладить сотрудничество с каким-нибудь детским издательством.


Зов мольберта

В том, что, будь у нее нормальное зрение, она стала бы профессиональным художником, девушка нисколько не сомневается. Но на судьбу не обижается. Яну крестили в детстве, и хоть воцерковленным человеком назвать себя она не может, считает веру важной в своей жизни.

— Если ты один и пытаешься что-то сделать, а над тобой никого нет, то всё бессмысленно, — говорит девушка. — Напротив, я благодарна Богу, потому что с моим диагнозом у людей уже бывают проблемы с передвижением по городу, а я ориентируюсь сама.

В Колпино семья Яны переехала недавно, и до конца в новой квартире еще не обустроилась. Поэтому в ее комнате есть только самые необходимые вещи, и среди них — мольберт. Для Яны он скорее не рабочий инструмент (девушка рисует, низко склоняясь над листом бумаги, лежащим на столе), но «мотиватор», символ того «журавля в небе», к которому она стремится через все преграды. Ей постоянно приходится балансировать между физической усталостью от основной работы, необходимостью беречь зрение (Яна может позволить себе не больше двух-трех часов рисования в день) и неутомимым воображением, предлагающим всё новые и новые образы. Но автор нарисованных миров не утратила искренней детскости. А дети знают только свое желание и лежащую перед ними цель. Это спасает, это помогает не замечать многих трудностей, созданных государством, обществом. Нами. 

Другие статьи из рубрики "Острый угол"

система комментирования CACKLE
9 декабря, пятница
rss

№ 12 (декабрь) 2015

Обложка