Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация

Войти как пользователь
  Войти      Регистрация
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Старинный храм на северном краю

На северной окраине Санкт-Петербурга, в Шуваловском парке, есть церковь святых апостолов Петра и Павла. Построенная в неоготическом стиле, она была рождена глубокой любовью графини Варвары Шуваловой-Полье к своему почившему мужу — графу Адольфу Полье. С тех пор эту церковь в народе иногда называют храмом любви, сюда любят приезжать венчаться молодожены. О любви к человеку и Богу рассказали клирики и прихожане храма.
Раздел: Приход
Старинный храм на северном краю
Журнал: № 9 (сентябрь) 2015Страницы: 36-41 Авторы: Татьяна Кириллина, Ксения Бондарева Фотограф: Станислав Марченко Опубликовано: 23 сентября 2015

Разрыв «православного шаблона»

Раннее воскресное утро. На входе в парк, где птицы уже давно не дремлют, благостно улыбается старушка с котомкою в руке: «Здравствуй, детонька. Меня зовут Людмила Ивановна. Я спешу в храм на Литургию».

— Людмила Ивановна, вы живете где-то неподалеку, раз ходите именно в эту церковь?

— Нет, дом мой далеко отсюда. С Донбасса я, сюда приехала к сыну погостить. Он мне и рассказал, что в этом парке есть Петропавловская церковь чудесной красоты. У себя на родине я таких не встречала. Я иной раз приду сюда рано утром, и на меня снизойдет такая благодать, что до самого закрытия уходить не хочется.

Во время неблизкого пути к храму Людмила Ивановна рассказывает о своей судьбе: как она в молодости разрабатывала специальную обувь для шахтеров-угольщиков, как пришла к православной вере. Поднимаемся вверх: на холме стоит храм необычной архитектуры с невесомым, ажурным куполом, напоминающий западноевропейские кирхи, — но внутри всё родное, привычное православному глазу. Начинается воскресная Литургия.

 

Протоиерей Константин Ступников исповедует прихожан, внимательно выслушивая каждого, никуда не торопясь.

— В священном сане я уже 25 лет, из них 17 служу здесь, — рассказывает отец Константин. — Как правило, во время воскресной службы я исповедую. Не могу сказать, что люди в общей массе за это время сильно изменились, но иногда, к счастью, случается видеть, как Господь меняет человека — порою незаметно для него самого. Главное, мне кажется, объяснить людям, в чем заключается церковная жизнь. А то был случай — девушка приходит на исповедь и говорит: «У меня нет грехов, я просто замуж выхожу». — «Вас можно поздравить, — отвечаю, — но зачем вам Церковь?» Люди должны понимать, что главное — Исповедь и Причастие, а не Венчание и отпевание, что храм — это место молитвы, а не «зайти и поставить свечку». Есть и обратная беда, когда человек чувствует себя слишком грешным. Главное — не отчаиваться и понимать, что борьба с грехом сопровождает человека всю жизнь, это нормально; наивно думать, что однажды ты вдруг станешь безгрешным. Верующий отличается только тем, что видит свои грехи и понимает, что без Христа их не исправить.

 

Еще один «старожил» храма, иерей Сергий Чечаничев, рукоположен совсем недавно:

— В храм святых Петра и Павлая пришел в ноябре 1993 года, 14 лет был прихожанином. В 2007 году сказал в разговоре с тогдашним настоятелем протоиереем Николаем Головкиным (ныне — архимандрит Нектарий), что хотел бы послужить Церкви. Он предложил читать на клиросе, потом благословил в алтарь. А новый настоятель — игумен Силуан (Туманов), рекомендовал меня к рукоположению, и 23 сентября владыка Варсонофий рукоположил меня во пресвитера. В храме я провожу предкрещальную и предвенчальную катехизацию, исповедую, занимаюсь приходским сайтом.

 


Диакон Богдан Абрашков возносит молитву громче звонких птиц, которых так много в парке. Сказывается многолетнее пение басом в церковном хоре Саранского духовного училища и Самарской семинарии. Но лишь пением таланты диакона не ограничиваются. Отец Богдан признается, что планирует заняться ландшафтным дизайном прихрамовой территории.

— Родом я из Саранска, в Саранском духовном училище нес послушание помощника проректора по воспитательной работе, а отец Силуан был проректором по учебной части. Когда его перевели в Санкт-Петербург, он предложил мне тоже переехать, — рассказывает он. Вслед за мной приехала моя невеста, и мы обвенчались. Сначала я был в храме чтецом, 15 марта меня рукоположили во диакона. На приходе несу послушание помощника настоятеля по молодежной работе, у нас сложилась небольшая молодежная община. Саранск — маленький городок, и, конечно, в Петербурге мне очень нравится. Мы с супругой много гуляем по городу, ходим в музеи, театры, всячески просвещаемся.

 

Игумен Силуан (Туманов) стал настоятелем не так давно — с августа 2014 года (прежний настоятель архимандрит Нектарий (Головкин) подал прошение правящему архиерею, выразив желание после многих трудов отправиться на покой в Александро-Невскую лавру. Сейчас отец Нектарий заведует музеем церковной истории Санкт-Петербургской митрополии). За это время отец Силуан ввел практику вероучительных бесед после каждой Литургии — в трапезной, за чаепитием. Порой желающих бывает так много, что в трапезной не хватает места. Иногда прихожане задают сложные вопросы — тогда, как говорит сам настоятель, «происходят импровизированные лекции».

Силами прихожан здесь ведутся уроки с детьми: после Причастия в воскресный день в специальном помещении дети занимаются с педагогами, потом пьют чай с конфетами. В храме есть и небольшая школа звонарей, пока из нескольких прихожан. Они звонят в колокола по всем праздникам. Приезжают гости с других приходов — священники, приходские хоры, прихожане. Всех принимают с радушием.

Настоятель игумен Силуан (Туманов) придает особое значение проповеди
Настоятель игумен Силуан (Туманов) придает особое значение проповеди

  —  Наш храм  — это своего рода разрыв шаблона, приучающий нас придавать значение не только форме, но видеть во всем содержание, — считает настоятель. — Мы подходим к зданию и видим западноевропейскую внешность, а внутри это — полноценный православный храм, живущий совершенно стандартной православной жизнью. Для православного христианина это очень серьезный навык, потому что мы часто прельщаемся внешним, игнорируя внутреннюю жизнь. Храм интересен еще тем, что это памятник любви супругов Варвары и Адольфа Полье. В 1990-е годы восстановление храма инициировала преподаватель Санкт-Петербургского государственного электротехнического университета (ЛЭТИ) Галина Александровна Николаева. Она сделала это во имя любви к своему сыну, погибшему на Афганской войне. Можно сказать, что эта церковь — и памятник человеческой любви, и символ любви человека к Богу, как и все православные храмы. Не случайно здесь так часто венчаются…

История

Земли нынешнего Шуваловского парка в XIV–XV вв. принадле- жали монастырям города Орешек. В 1721 г. Петр I подарил парк и мызу дочери Елизавете, а она, в свою очередь, подарила их Петру Ивановичу Шувалову за содействие в возведении ее на престол. С тех пор парк носит название «Шуваловский». Супруга Шувалова Варвара Петровна вышла после его смерти за- муж за графа Адольфа Полье. В 1830 г. Варвара Петровна снова овдовела и в память о муже возвела склеп в готическом стиле со стрельчатой аркой перед входом (архитектор А. Брюллов). Во имя любви к своему мужу и скорби о нем графиня решила по- строить над склепом храм. В 1831 г. состоялась закладка церкви по проекту того же Александра Брюллова, в неоготическом сти- ле, ее строительство продолжалось свыше десяти лет. В 1872 г. в Петропавловской церкви состоялось венчание Нико- лая Римского-Корсакова и Надежды Пургольд, шафером на нем был композитор Модест Мусоргский. После революции было полностью уничтожено внутреннее уб- ранство церкви, снят верхний ярус колокольни и металлический шпиль. Здание претерпело пожары, были затоплены подвалы. В 1991 г. храм был передан Церкви. Настоятель возрожденно- го прихода протоиерей Николай Головкин (ныне архимандрит Нектарий) с большим трудом доставал пудостский камень, та- кой же, каким изначально был облицован фасад, лесоматериа- лы для окон и реставрировал витражи. С тех пор силами и уме- ниями неравнодушных людей этот храм снова жив.

Хвалите Его на псалтири и гуслях

Отец Силуан — председатель издательского совета Санкт-Петербургской епархии, но еще и композитор (см. «ВЖ» № 11, 2014), поэтому особое внимание уделяет музыкальной стороне богослужения. Он не только следит за репертуаром и качеством пения на клиросе, приглашает на богослужение другие интересные хоры, но и вводит в храме традицию общенародного пения. Первая такая Литургия прошла в день памяти апостола Симона Зилота, 23 мая. Отец Силуан по такому случаю возложил на себя обязанности регента (когда-то он был регентом семинарского хора в Сергиевом Посаде, хора духовенства Саранской епархии и хора Саранского духовного училища), а богослужение возглавил иерей Сергий Чечаничев. «Понятно, что просто так весь храм стройно не запоет, поэтому первый шаг — приглашение на клирос желающих петь мирян с максимальным расширением круга поющих прихожан в перспективе. Первый опыт прошел удачно — пение простое, но молитвенное. И поющим, и молящимся, и служащему духовенству всё понравилось. Думаю, это вполне успешное начинание в соответствии с рекомендациями Святейшего Патриарха Кирилла по активизации общинной жизни на приходе, высказанными Его Святейшеством на ежегодном епархиальном собрании Москвы 24 декабря 2014 года», — рассказывает отец Силуан. Богослужения с общенародным пением будут проходить и впредь — несколько раз в месяц по субботам.

Первый опыт общенародного пения всем понравился. Репертуар приходского хора часто пополняется.
Первый опыт общенародного пения всем понравился. Репертуар приходского хора часто пополняется.

Кроме того, скоро выйдет диск «Песнопения Великого поста» в двух частях на музыку игумена Силуана, записанный мужским концертным хором храма. Концепцию обложки диска разработал один из прихожан, Игорь Мухаметьянов, по специальности художник по дереву, один из резчиков великолепного храмового иконостаса, копирующего утраченные в советское время очертания шедевра А. П. Брюллова.

Ведется работа и по записи других дисков, благо что нотного авторского материала много — 12 томов.


Вчера, сегодня, завтра

Церковь, как мы знаем, — это не здание, а люди. Те самые прихожане, которые, неделя за неделей, идут к Богу со своими горестями и радостями, потерями и приобретениями, падениями и взлетами. Кто-то здесь недавно, кто-то — с момента восстановления храма, и каждый — нота в общем хоре.

 

Наталья Обольская, регент

Как-то знакомые мне сообщили, что видели объявление: «Очень нужен регент». Я подумала: раз очень нужен, надо прийти на помощь. Ведь мой духовный отец, протоиерей Василий Ермаков, говорил, что главная задача — служить Богу и людям. Мне сразу понравился этот изумительный храм, и не только из-за необычной архитектуры, но и из-за того, что он являет собой оазис чистоты и красоты. А еще для меня — как для члена Союза композиторов — имеет особое значение, что храм связан с именами Николая Римского-Корсакова и Модеста Мусоргского. В хоре много участников с двадцатилетним стажем, но они с радостью приняли меня в свою семью. Хор непрофессиональный, но певчие так воспитаны духовно и вокально, что мы говорим на одном языке.

 

Александра Пронина, певчая

Пришла я из Спасо-Парголовского храма примерно в 1990 году, вместе с отцом Николаем Головкиным. Храма в то время по сути и не было, была развалина. Мне тогда едва исполнилось 16 лет, на приходе изначально было много молодежи, батюшка смог нас вокруг себя собрать. Мы поначалу все работы выполняли сами. Например, большая часть резьбы сделана нашими ребятами, вовсе не профессиональными краснодеревщиками. Ну а я сразу стала петь в хоре.

Неожиданно для моей семьи — советской, атеистической, в которой дед и отец были военными — я решила после школы поступить в духовную семинарию. Отучилась в регентском классе два года, потом вышла замуж, пошли дети — и пришлось взять академический отпуск. В итоге, не доучившись по духовной линии, я окончила РГПУ, и теперь работаю методистом на факультете философии человека.

 

Алексей Пронин, певчий

Супруги Алексей и Александр пронины, певчие хора
Супруги Алексей и Александр пронины, певчие хора

Я крещен в детстве, но вырос в нецерковной среде и долго присматривался к Церкви: посещал духовную академию, где архимандрит Александр (Фёдоров) читал лекции — для меня это было чем-то вроде катехизических курсов.

В духовной академии было организовано молодежное движение, которое помогало запущенным за годы безбожия храмам: Троицкому Измайловскому собору, Морскому собору в Кронштадте, храму Воскресения на Смоленском кладбище. Был я и на Коневце, в первой поездке на остров гражданских лиц: до этого много лет там были только военные. По возвращении в город мои приятели сказали: «Слушай, еще один храм есть полуразрушенный, помоги и там». Это и был храм Петра и Павла. Сначала я просто помогал разгребать мусор, потом стал в этот храм ходить, супругу здесь нашел, вслед за супругой пришел петь в хор, так теперь и пою.

 


Инокиня Маргарита (Трифонова):

— Здесь я три года. В 2006 году по благословению митрополита Сарненского и Полесского Анатолия (Гладких) я осталась трудиться в этом храме. Я училась в семинарии, с детства пою в церковном хоре. Благодаря новому настоятелю наш репертуар потихонечку расширяется, мы поем музыку разных времен и стилей, в том числе произведения самого отца Силуана. К сожалению, все люди занятые, это мешает устраивать частые спевки, хотя мы очень этого хотим.

В нашем храме особенный дух. Заходишь и понимаешь, как здесь хорошо, многие не хотят уходить. А секрет один — благодать Божия. В этом месте отдыхаешь душой и телом.

 

Лариса Владимировна Чёрная, одна из старейших прихожанок:

— В этот храм я хожу лет 25, с тех пор, как он был возвращен Церкви. А до этого ходила в Спасо-Парголовский. Первый настоятель нашего храма отец Николай Головкин тоже там служил и, как и я, был духовным чадом протоиерея Василия Лесняка. Я была дружна с матушкой отца Николая. Когда его назначили настоятелем в храм Петра и Павла в Шуваловском парке, отец Василий благословил меня ему помогать. Я очень удивилась, потому что работала с детьми, у которых ДЦП, занималась с ними лечебной физкультурой, и отец Василий говорил, чтобы я больше не занималась ничем другим. И я спросила его: «Так что мне, уйти оттуда?» — «Нет, не уходи, работай и тут, и там». Так я все годы и совмещала.

Когда храм вернули, это было даже не здание — только стены: окна заколочены ржавыми железными листами, подвал забит мусором, черные закопченные потолки, колокольня была срезана… Не верилось, что можно это привести в приличный вид, но отец Николай оказался прирожденным строителем, организатором, при этом я никогда не слышала, чтобы он повышал голос: он так умел делать замечания, что людям становилось стыдно…

Ремонт шел долгие годы, примерно десять лет прошло, прежде чем храм обрел свой нынешний вид. Сейчас предстоит ремонт крыши, но, слава Богу, КГИОП выделяет на это средства. А до этого храм восстанавливали только на частные пожертвования.

В храме я несла разные послушания — и казначея, и повара. Делала, что необходимо было, чтобы всё в храме было хорошо.

 

Ирина Заварзина, помощник настоятеля, сотрудница храма:

— Я помогаю в этом храме около десяти лет. Можно сказать, я выросла в этом парке. Помню, когда здесь еще были развалины, я думала, что это какой-то замок. В конце 80-х папа мне рассказывал, что это лютеранская кирха. Потом получилось так, что я работала под началом человека, который помогал восстанавливать этот храм. Тогда еще настоятелем был отец Николай Головкин, ныне архимандрит Нектарий. Я с ним познакомилась и стала ходить в эту церковь. Отец Нектарий сделал очень многое для этого места, поднял его из руин, сплотил прихожан в общину. Слава Богу, когда пришел отец Силуан, здесь всё продолжает жить радостным духом, хотя есть, конечно и новое. Хор стал исполнять новые песнопения, мы очень полюбили батюшкины проповеди, они много дают и уму, и сердцу. Наш настоятель хочет всех объединить, и это чувствуется. Он словно вечный двигатель, с ним жизнь храма яркая и насыщенная.

СПРАВКА

Храм святых первоверховных апостолов Петра и Павла в Шуваловском парке Санкт-Петербурга

Богослужения совершаются: в субботу — 10.00 и 17.00 воскресенье — 9.00 и в дни церковных праздников Время для совершения Крещения и Венчания оговаривается предварительно. Телефон храма: 8 (812) 513-87-62 Доехать до храма можно: — от ст. м. «Озерки»: трамвай № 58 до остановки «Универсам Перекрёсток»; автобус № 109, маршрутки № 259 и № 673 до остановки «Шуваловский парк». — от ст. м. «Проспект Просвещения»: автобусы № 104, 167 до ост. «Шуваловский парк» далее пешком (около 15 минут) по парку, следуя указателям.

 

Другие статьи из рубрики "Приход"

система комментирования CACKLE