Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация

Войти как пользователь
  Войти      Регистрация
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

БОРИС И ВЛАДИМИР

«Сила Моя совершается в немощи» (2 Кор. 12, 9). Такой эпиграф из Священного Писания подошел бы и к истории служения иерея Бориса Ершова, настоятеля храма святых Царственных страстотерпцев в деревне Раздолье Приозерского района. Что за немощь, спросите? Самая обычная, физическая: у священника инвалидность третьей группы. Нет, он не прикован к коляске, по утрам совершает пробежку, пребывает в твердом уме и светлой памяти. Просто несколько лет назад его сбила машина, и жизнь ему, как он сам уверен, спасло только чудо. По тяжести травм будущему священнику грозил интернат для ментальных инвалидов, но и от такой участи Господь его избавил.
Раздел: Служение
БОРИС И ВЛАДИМИР
Журнал: № 7 (июль) 2015Страницы: 40-43 Автор: Евгений ПереваловФотограф: Марина Хохлова Опубликовано: 5 августа 2015

СОВПАДЕНИЯ ЛИ? РАССКАЗ СВЯЩЕННИКА БОРИСА О СЕБЕ

— Когда мне было 17 лет, схимонахиня Мария в Троицком Макариевом Желтоводском монастыре отказалась давать мне благословение. «Сам батюшка, что ж тебя благословлять», — говорит. А я расстроился, требовал. Послушница монастыря мне объяснила: «Будешь священником, иди, иди отсюда, чего встал»…

Храм святых Царственных страстотерпцев в деревне Раздолье

Первое богослужение в храме святых Царственных страстотерпцев в Раздолье состоялось в мае 2013 г. Сейчас при храме открыта воскресная школа — для детей и для взрослых. В этом году настоятелем во второй раз организован и поддержан местной администрацией фестиваль «Россия — священная наша держава», собравший под открытым небом множество артистов и гостей. Силами прихода выпускаются две газеты: приходская (она же поселковая) «Раздолье» и Приозерского благочиния.


Но Бог вел меня к служению окольными путями. После школы я поступил в киновидеотехнический колледж в Сергиевом Посаде, там познакомился со своей будущей женой, которая училась на регентском отделении МДА. Там я воцерковился, впервые понял, зачем люди ходят в храм. Желание стать священником утвердилось, когда я два года служил в армии. Но потом, перебравшись в Петербург, стал работать техническим редактором в издательстве «Сатисъ», мечтал открыть свое дело, уже подыскивал помощников. Встраивался в обычную жизнь. И, наверное, встроился бы очень плотно, если бы не авария, которая определила мое будущее.
Однажды я шел по Среднему проспекту Васильевского острова, собирался переходить дорогу. Стою, жду зеленого света. Вот зеленый зажегся и… больше ничего не помню. Темнота. Меня сбила машина, я отлетел к рекламному щиту, ударился головой. Уже потом в эпикризе прочитал, что у меня была рвано-ушибленная рана головы, ушиб мозга. С этого момента началось прямое и явное вмешательство Бога в мою жизнь.
Во-первых, когда меня подобрала «Скорая помощь», я назвал свои имя и фамилию, хотя меня никто об этом не просил.., и я ведь был без сознания. Поэтому родственникам не пришлось искать меня по моргам. А когда директор «Сатиса» приехал в Военно-медицинскую академию, оперировавший меня хирург, подполковник Михаил Коростелев, очень опытный и классный специалист, сказал, что мне осталось жить два часа, мол, травма несовместима с жизнью. Но я выжил. Две недели был в коме. Тогда врачи предостерегали, что я могу повредиться рассудком, а жене говорили обтекаемо — «может поменяться характер». Но, как видите, я в своем уме. Меня вымолили, иначе быть не может. У меня много верующих друзей, они давали объявления и на радио, и на телевидение, и люди к этой молитве подключались. В общем, я встал на ноги. Авария, конечно же, не обошлась без последствий. Вынужден принимать лекарства, чтобы голова «не тормозила». Особенно это было необходимо во время сессий в Свято-Тихоновском гуманитарном университете и Санкт-Петербургской духовной академии.


Из дневниковых записей отца Бориса:
Весна… Для меня это прежде всего непростая перестройка организма на режим «лето». Пройдет некоторое время (всегда разное), и «будет тебе легче», как говорила наша трехлетняя Ксения… До осени. А там — снова. Как говорит мой врач: «Спайки (операционные шрамы) виноваты, особенно в мозговой оболочке. Скажи спасибо, что судорог нет».
Интересно, что машина меня сбила в среду первой седмицы Великого поста. Дома я оказался на Воскрешение Лазаря и уже на Пасху был в храме. А через три года, опять же в среду первой седмицы Четыредесятницы, я был рукоположен во диакона. Через год во иерея. Служил первое время в храме Тихвинской иконы Божией Матери в Петербурге. Там я встретил нашего Владимира…


ИСТОРИЯ ВЛАДИМИРА

Владимир — тоже инвалид. У него ДЦП. Некоторые считают, что все «дэцэпэшники» — умственно неполноценные люди. На самом деле, основные признаки этой болезни — параличи, слабость мышц, нарушение координации, непроизвольные движения. Правда, в России дети с этим диагнозом вскоре и вправду начинают отставать в умственном развитии от сверстников, но это уже не их личный недостаток, — а системы образования, медицины и предвзятого отношения к инвалидам в обществе. Никаких особых программ для воспитания и обучения таких ребят в обычной среде нет, и вся тяжесть ответственности ложится на их родителей, которые часто, окружив своих чад гиперопекой, попросту не справляются с этим грузом.
С Владимиром так же. Пока воспитывала мама, всё было сравнительно неплохо в его жизни. Но мама не вечна. После ее смерти Владимира взяли под опеку родственники.
— Кормили плохо, я им продукты носил, а им всё не нравилось, — говорит он. Предать на письме речь больного ДЦП сложно, да, наверное, и не стоит этого делать.
В городе Владимир часто заходил в Тихвинскую церковь недалеко от дома. Жаловался на жизнь молодому священнику отцу Борису, всегда готовому поддержать. Таких не часто встретишь.
— Владимир делился со мной мыслями о том, как ему быть с родными. Я что-то советовал. Родственники у него, чтобы вы не подумали, порядочные, верующие люди. Но тянуть на себе инвалида им было тяжело. Увидев мое участие в судьбе Владимира, они стали сами приходить за советом. Так было, пока мне не предложили настоятельство в Раздолье.

Чаепитие после службы

Большинство прихожан храма в Раздолье — петербуржцы. Они знали отца Бориса еще по его служению в городе, а теперь ездят каждое воскресенье за много километров от дома, чтобы молиться вместе с полюбившимся священником. После службы — обязательная евангельская беседа, небольшая совместная трапеза, в теплую погоду — прямо на улице.


Большинство прихожан храма в Раздолье — петербуржцы. Они знали отца Бориса еще по его служению в городе, а теперь ездят каждое воскресенье за много километров от дома, чтобы молиться вместе с полюбившимся священником. После службы — обязательная евангельская беседа, небольшая совместная трапеза, в теплую погоду — прямо на улице.


Из дневниковых записей отца Бориса:
Когда возникла возможность стать на должность настоятеля в Раздолье, один товарищ говорил мне: «И зачем тебе это? В городе строится большой храм рядом со старым, если тебе так уж хочется быть насто-я-я-телем… тебя сделают… Маленького, зато городского!» Помню, тогда ответил: «Мало чести прийти на всё готовенькое». — «Ну вот! Тебе чести нужно! Честолюбец!»


Священник выразил желание взять Владимира с собой в деревню. Родные были такому исходу только рады. Разменяв городскую квартиру, они купили Владимиру однокомнатную в Раздолье и, пообещав помогать и дальше хотя бы материально, пропали из его жизни навсегда. 43-летний мужчина оказался на руках священника с тремя детьми. Теперь в храме Царственных страстотерпцев в Раздолье висят два объявления о сборе пожертвований. Первое: «На содержание Владимира. В месяц требуется 20 тысяч». И второе: «На съем квартиры для семьи отца Бориса».
Из дневниковых записей отца Бориса: Очередной раз напала печаль по спокойной, безоблачной жизни в городе… Тяжеловато приходу стало кормить Вову. Нам уже приносили продукты для него, но они кончаются.
Двадцать тысяч рублей на содержание Владимира — это деньги, необходимые на оплату сиделок.
— Кормим его, поим, — рассказывает одна из сиделок, Татьяна. — Варим-жарим дома, ему приносим уже всё готовое. Дежурим по очереди, по два дня обычно. Оставляем его одного только на ночь.

Отец Борис и Владимир
Отец Борис и Владимир

От храма до квартиры, где живет Владимир, минут 10 пешком. Идем туда вместе с отцом Борисом. По пути кто-то здоровается со священником. Другие просто смотрят, но видно, что знают в лицо.
— Меня здесь сначала не принимали, — говорит настоятель. — Косо смотрели, сторонились, даже шарахались, я бы сказал, как от прокаженного. Сейчас по-другому.


Из дневниковых записей отца Бориса:

Рабочий, живущий при храме, Роман, делал небольшую закупку для церковной лавки в Выборге. Узнав, из какого он храма, продавщица ему сказала:

— У вас отец Борис?
— Да…
— Хм… А он у вас… нормальный?
Я подумал и решил, что это такой хитрый православный комплимент.

И всё же прихожан из числа местных у отца Бориса немного, буквально два-три человека. Остальные — еще из Петербурга. Каждое воскресенье они преодолевают 70 км туда и обратно, чтобы попасть на Литургию в Раздолье. Их пожертвованиями и стоит приход, живет священник, его семья и подопечный…

Владимир встретил нас в прихожей. Как смог пожал руку. Показал жилище: кухню, комнату. 


Из дневниковых записей отца Бориса:

Вчера нашему подопечному Владимиру привезли и установили очень хороший диван: старый совсем пришел в негодность. Благодаря вашей заботе перевоз дивана из города обошелся приходу в 2500 р.


ДОМ В ДЕРЕВНЕ

Владимир живет в Раздолье около двух лет. Скоро здесь будет построен целый дом для тех, кому в жизни приходится так же нелегко, как ему.
Проект «Организация сопровождаемого проживания людей с ограниченными возможностями здоровья», придуманный отцом Борисом, в этом году выиграл грант конкурса «Православная инициатива». Сейчас готовятся документы для подачи на президентский грант. Руководит процессом благотворительная организация «Перспективы», специализирующаяся на помощи инвалидам.
Дом, как предполагается, будет рассчитан на 10 человек. За каждым будет закреплен специальный волонтер. «Главная задача — научить человека жить самостоятельно, без родителей. Будем приучать их к труду — пусть помогают по уборке в храме, на кухне, кто-то может петь — пусть поет на клиросе. Летом — уход за цветами, работа на огороде, зимой — уборка снега, помощь в подготовке к Рождеству и Пасхе. День будет распланирован весь: занятия со специалистами-дефектологами и социальными педагогами, трудотерапия, общение, отдых», — планирует отец Борис.
Участок под дом уже найден — недалеко от храма. Строительство еще не началось: нужно найти спонсоров. Но уже этим летом первые шесть человек с ментальной инвалидностью поселятся в специально снятом для целей проекта доме в соседнем Сосново. Гранта «Православной инициативы» хватит на оплату аренды примерно за два года, при условии привлечения дополнительных средств на зарплату сотрудников.


Из дневниковых записей отца Бориса:

Раньше у меня не было времени поинтересоваться, но, похоже, это факт. Проекта строительства дома для особых людей при православном храме нет. Это значит, нам, как пионерам, придется проторивать дорогу.


— Даже у нас в храме некоторые люди относятся к Владимиру с презрением, фыркают. Понимаете, что это значит? Это не христианство. Это уже ближе к фашизму, когда в другом человеке мы видим недочеловека. И я думаю, что не столько мы нужны таким инвалидам, сколько они нам, чтобы этот фашизм в себе преодолевать. Чтобы не началась война. Ведь война — эта крайняя степень нелюбви к ближнему. Так и напишите.

Другие статьи из рубрики "Служение"

система комментирования CACKLE
3 декабря, суббота
rss

№ 7 (июль) 2015

Обложка

Статьи номера

ПОДРОБНО
/ Интервью / В ответе за живое
/ Крупный план / Люди вокруг иконы
ПРОПОВЕДЬ
Вслед за первоапостолами
СМЫСЛЫ И ОБРАЗЫ
/ Lingua Sacra / На иконе с лошадьми
/ Lingua Sacra / Райская перспектива
/ Имена / Князь Владимир: умоперемена, определившая судьбу России
/ Имена / Ян Гус: православный, католик, протестант?
/ Умный разговор / Крещение Руси: Теории и гипотезы
ЛЮДИ В ЦЕРКВИ
/ Служение / Пчелы, виноград и Достоевский
/ Служение / Размышления у больничного подъезда
/ Служение / БОРИС И ВЛАДИМИР
/ Из окна в Европу / Немного Афона в финском лесу
/ Из окна в Европу / Остаться русским в Германии
/ Из окна в Европу / Вера в сердце Европы
/ Из окна в Европу / Английское православие: мужество среди комфорта
/ Место жительства - Петербург / Храм в Шушарах: Возрождение из небытия
/ Подари журнал / «Подари журнал»: кому?
ЧТО ЧИТАТЬ, СЛУШАТЬ, СМОТРЕТЬ
Преображенная наука
Три дня на Валааме
Музыка в июле
Выставки в июле – августе