Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация

Войти как пользователь
  Войти      Регистрация
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

ДОБРЫМ МОЛОДЦАМ УРОК:КНЯЗЬ ВЛАДИМИР В КИНО

Князь Владимир — историческая фигура такой значимости, что отечественный кинематограф не мог обойти его образ стороной. Однако составить сколько-нибудь достоверный портрет князя по киноинтерпретациям довольно затруднительно.
Раздел: Информация
ДОБРЫМ МОЛОДЦАМ УРОК:КНЯЗЬ ВЛАДИМИР В КИНО
Журнал: Специальный выпуск №5, июль 2015Страницы: 32-34 Автор: Татьяна Кириллина Опубликовано: 4 августа 2015

В ГОСТЯХ У СКАЗКИ

До революции изображать святых на сцене и на экране было запрещено (именно поэтому отец пушкинской Людмилы, ясно и недвусмысленно названный автором Владимиром, в опере Глинки оказался переименован в Светозара), и впервые князь Владимир появился на киноэкране в фильме 1956 года «Илья Муромец» (режиссер А. Птушко, в роли князя Андрей Абрикосов). Это, конечно, сказка, и образ князя, созданный актером, — тоже сказочный: нечто среднее между Дедом Морозом и ассирийским царем. Но образ этот — скорее положительный: да, князь рассорился с Ильей Муромцем, поверив клеветникам, но он же, признав свою неправоту, снова с ним помирился.

  Александр Птушко настолько был доволен работой актера, что почти двадцать лет спустя, в 1972 году, пригласил его на ту же роль в другую свою сказку — экранизацию поэмы Пушкина «Руслан и Людмила». Здесь князь Владимир уже — совершенно положительный персонаж, идеальный любящий отец.

Было бы странно ждать от фильмов-сказок глубокой трактовки образа князя. Но важно понимать, что в те годы он мог появиться только в сказке, поскольку тема крещения Руси была вынесена за скобки, «Андрей Рублев» Тарковского, снятый в 1966-м, стоит в кино особняком и является скорее исключением, подтверждающим правило.

ГЕРОЙ ИЛИ ЗЛОДЕЙ

Фильмы на древнерусские темы стали появляться на экранах в конце 1970-х. Тому были и идеологические причины (в недрах КПСС вызревала «русская партия»), и эстетические: в моду вошел стиль этно (льняная одежда, украшения из кожи, вышивка).

Напомним тогдашнюю официальную версию принятия христианства князем Владимиром. В советских учебниках писали, что это был политический шаг, позволивший Руси встать вровень с развитыми странами Запада, и хотя простой народ крестили «насильно», шаг этот был, в общем, правильным — Русь стала книжной, культурной. Князь Владимир в то время числился не в отрицательных и не в положительных, а в «сложных» персонажах.

В фильме Григория Кохана «Ярослав Мудрый» (1981) образ князя в трактовке Петра Вельяминова — один из самых мрачных. Холодно и жестко объявляет он жене Рогнеде, что теперь он христианин, у него одна жена, а Рогнеда может, если хочет, выбрать себе другого мужа. В политической и военной линии князь изображен жестоким властолюбцем, готовым идти по трупам. Хотя перед смертью и являются ему образы несчастной Рогнеды и сына Ярослава, тема раскаяния только заявлена, но никак не решена.

А вот в близком по времени фильме «Легенда о княгине Ольге» (1983, режиссер Юрий Ильенко, в роли Владимира в юности — Иван Иванов, в старости — Иван Миколайчук) — первая попытка создать цельный, причем положительный, образ князя. По сути, он главный герой: повествование ведется от его лица (за исключением флэшбэков, отсылающих ко времени до его рождения), начинается фильм с эпизодов детства князя, завершается его смертью. Поскольку зрелые годы князя в фильме никак не показаны, образ получился практически идеальным: сначала — чистый и смелый отрок, потом — умирающий смиренный старик. Тема христианства, хотя и возникает всё время, не решена никак, а скорее обойдена (что характерно для советского искусства 1970–1980-х, которое религии касалось поверхностно или очень завуалированно). Ответа на вопрос, почему стала христианкой Ольга, в фильме нет; сам князь показан или задолго до принятия христианства, или намного позже. То есть ответ есть, вполне в русле советского учебника, — но зритель ждет большего. Князь Владимир, размышляя на смертном одре, почему его бабку называют великой, делает прекрасный великодержавный вывод: «Единение, единение Руси! А я вершил завет ее».

  Практически не известна широкой публике трактовка образа князя в фильме «Владимир Святой» (1993, режиссер Юрий Томошевский). Это типичное перестроечное кино, сделанное «на коленке» и вряд ли показанное хоть в каком-нибудь кинозале. Здесь тема перемены веры не замалчивается, наоборот — вынесена в заглавие. Основной вопрос фильма — остался ли князь Владимир язычником или действительно стал христианином? При этом всё время идет рассказ о неблаговидных его поступках, упоминается и о его сластолюбии. Конечно, Владислав Стржельчик, играющий заглавную роль, при всем его таланте, совершенно не подходит по типажу к образу князя. Зато на своем месте Рогнеда — роковая красавица-призрак в исполнении Натальи Даниловой. Она то пытается сбить с пути Владимира, то помогает ему, что, в общем, характерно для любящей, но брошенной женщины. Есть у князя и ангел-хранитель в исполнении Сергея Донцова (Дрейдена), простой и мудрый. Финал — что Владимир все-таки святой и не зря затеял эпопею с принятием христианства — смотрится несколько чужеродно, как-то не стыкуется его пафос с изображением бури темных страстей. Но в принципе, как говорится, «за попытку — спасибо».

НАРИСУЕМ — БУДЕМ ЖИТЬ?

Современное кино про Древнюю Русь стало притчей во языцех: его создателей обвиняли — и совершенно справедливо — в однобокости, ангажированности и полном игнорировании исторических фактов. Поэтому, наверное, хорошо, что в 2000-е и в 2010-е в игровом кино к образу святого князя не обращались. Зато князь Владимир стал героем нескольких мультфильмов.

  В гексалогии «Алеша Попович и Тугарин Змей» (2004), «Добрыня Никитич и Змей Горыныч» (2006), «Илья Муромец и Соловей-Разбойник» (2007), «Три богатыря и Шамаханская царица» (2010), «Три богатыря на дальних берегах» (2012) и «Три богатыря: Ход конем» (2015) князя Владимира озвучивает Сергей Маковецкий (студией «Мельница» задумана еще одна серия, которая выйдет на экраны в 2017 году). Князь в мультфильмах — не очень умный, жадный, нечестный, при этом внешне очень милый и забавный. Конечно, он вызывает не отвращение, а добрую усмешку, к тому же с каждым фильмом серии в образе проступают всё более привлекательные черты: очевидно, создавая «злого», сценаристы заинтересовались, «где он добрый». Впрочем, относиться к данному образу серьезно не стоит, поскольку мультфильмы сугубо развлекательные.

Этого нельзя сказать об анимационном фильме «Князь Владимир» (2006, режиссер Юрий Кулаков): тут речь о государственном заказе на «патриотическое воспитание подрастающего поколения»; правда, по каким-то причинам работа не была доведена до конца, вышла только первая часть, поэтому довольно трудно говорить о замысле авторов. Понятно, что во второй части князь Владимир должен принять христианство, а вот каким путем создателям фильма удалось бы связать концы с концами — вопрос открытый.

Князь, изображенный в фильме, — идеальный герой (озвучивает его Сергей Безруков): и красивый, и храбрый, хотя и наивный — сразу поверил злому жрецу Кривже, рассказавшему о предательстве его старшего брата, князя Ярополка. Но совесть у князя не слишком отягощена, поскольку Ярополка убил не он (вопреки исторической правде), а некий злой варяг. Поскольку фильм рассчитан на детскую аудиторию, здесь нет ни слова о любовных похождениях князя, и византийскую царевну Анну ему, завидному жениху, чуть ли не предлагают в жены послы из Царьграда; в действительности, как мы знаем, князю Владимиру за Анну пришлось побороться.

Всё бы хорошо, но борьба между добром и злом идет в странной плоскости. Коварный жрец Кривжа должен был быть побежден с помощью Слова Божия, но нет — его побеждает… добрый бог Род в виде огромного дуба, то есть «хорошие» языческие божества и их служители (жрец Рода — добрый дедушка-пчеловод) побеждают «плохих». Может быть, из-за этой путаницы в сценарии продолжение и не последовало.

Почему же в год 1000-летия преставления князя Владимира не сняли настоящий, серьезный художественный фильм о нем? Наверное, это невозможно; только в 1937 году можно было объединить всю страну ради празднования столетия со дня смерти Пушкина. Сейчас время другое и люди другие, общество наше расколото: одни за «православие-самодержавие-народность», другие смотрят на Запад, а третьи мечтают возродить язычество… Попытка сделать «агиографическое кино» заведомо обречена на провал; проблемный исторический фильм — кто его снимет? Но всё же хорошо, что про святого князя не было снято «советской классики», и его образ пока у каждого свой. Хочется надеяться, что великое кино про князя Владимира еще будет — когда у общества появится потребность осмыслить историю, а не создать нечто «а ля рюс». 


Другие статьи из рубрики "Информация"

система комментирования CACKLE