Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация

Войти как пользователь
  Войти      Регистрация
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Синодик: преемство поколений

В православии одним из основополагающих вероучительных положений является Священное Предание: из поколения в поколение передаются духовные основы и нравственные нормы жизни людей. В Князь-Владимирском соборе чувство принадлежности к единству, святости, соборности проявляется в деле составления синодиков. Этому служению отводится особое место, а основой для него является соборная молитва «О всех и за вся» и желание помнить всех лично, по именам.
Раздел: Приход
Синодик: преемство поколений
Журнал: Специальный выпуск №5, июль 2015Автор: Владимир Иванов Опубликовано: 21 июля 2015
Идея составления поминальных книг вызревала постепенно. В 2008 году в Князь-Владимирском соборе появился Всероссийский помянник — электронная база данных о блокадниках, вождях и воинах, погибших на поле брани, жертвах репрессий. База данных содержит имена людей, даты их жизни и некоторые биографические сведения.

Забытая традиция

— XX век в России всех разобщил, — говорит протоиерей Владимир Сорокин. — Классовая борьба сначала поделила людей на группы, а потом столкнула их. Осознание разлада привело нас к идее Всероссийского помянника. А затем появилось желание возродить в Церкви традицию синодиков. Мы видим в этом наш коллективный ответ на вызов времени.

Об истории этой традиции сегодня мало кто помнит. Первоначально слово συνοδικόν употреблялось по отношению к любому решению, принятому Церковью соборно (современное слово «синодальный» указывает скорее на коллегиальный орган управления Церковью, чем на ее соборный дух). Кроме того, в православной традиции за этим словом закрепилось значение особого литургического чина поминовения усопших, объединенных по тому или иному принципу.

Самый известный синодик читается в первое воскресение Великого поста — Неделю Торжества православия. Он начал формироваться в IX веке, его появление знаменовало победу иконопочитания над иконоборчеством. Текст византийского чина вплоть до XIV века дополнялся новыми статьями, которые вырезались на камне и хранились в храме Святой Софии. Чин делится на две части: провозглашение анафемы еретикам и воздаяние вечной памяти ревнителям веры.

На Руси синодиками также назывались поминальные книги — помянники, в которые записывались имена умерших. Помянники велись в отдельных семьях, в монастырях и церквях, при царском дворе и были по-настоящему народными книгами. Сегодня они ценны для историков: в них содержится информация (имена князей, даты битв и т. д.), которую порой невозможно обнаружить в летописях.

В XVIII–XIX веках в помянники стали включать рассуждения о пользе поминания усопших и прочие тексты. Книги часто были с иллюстрациями, некоторые такие синодики можно назвать произведениями искусства.

В XX веке традиция была почти забыта. Это связано с тем, что за каждое имя, содержащееся в помяннике, приход должен был платить налог; таким образом государство воздействовало на Церковь в рамках антирелигиозной борьбы. Так появилась современная традиция записок «о здравии» и «о упокоении», подаваемых за определенное пожертвование, — которая постепенно вытеснила помянники.

Важно не просто читать помянник, а именно молиться за усопших. Это должно делаться сосредоточенно, с желанием принять на себя всю боль и страдания тех, о ком молишься, как бы протягивать руку — всем живым и усопшим. Молясь, люди обращаются к вместилищу Божественного милосердия, соединяясь с ним, и через него — со всеми людьми.

Достаточно ли записок?

— Ну а что записка? Ее отдал в храм — и забыл, — объясняет отец Владимир. — Хорошо, конечно, что хоть так люди делают. Но плохо с точки зрения преемственности поколений. А вот если у вас есть свой помянник, такая маленькая книжка, — когда диакон молится на ектении о живых и усопших, вы ее вынимаете и читаете близкие сердцу имена. Молитва же соборная! А все ждут, что кто-то за них помолится…

Для отца Владимира такая практика была частью детского опыта:

— У нас, в старообрядческой семье, синодик был частью повседневной жизни. Хранился он в «божнице» — в красном углу. Там обязательно находятся икона, хлеб (хлеб приравнивался к святыне) и помянник.

Первым шагом к составлению синодиков в приходе был сбор сведений обо всех кавалерах ордена Святого Владимира. Затем эти сведения были дополнены информацией обо всех, кто так или иначе был связан с собором: настоятели, прихожане, певчие… Работа по сбору информации велась в архивах города. Получилась красиво оформленная книга, которая теперь хранится на жертвеннике.

Эрмитаж, Горный университет…

Следующим шагом стали синодики для светских учреждений: Государственного Эрмитажа, Горного университета, ФБУ «Тест-Санкт-Петербург». Практика составления синодиков помогает наладить диалог между Церковью и обществом там, где, казалось бы, сложно найти точки соприкосновения.

— Я вижу в этом великое значение, — говорит отец Владимир. — У нас установились добрые отношения с ректором Горного университета, кавалером ордена Святого Князя Владимира Владимиром Стефановичем Литвиненко, с генеральным директором ФБУ «Тест-Санкт-Петербург» Владимиром Валентиновичем Окрепиловым, также награжденным орденом Святого Владимира III степени. Отношения с Эрмитажем вначале у нас были сложные. Но я решил, что и здесь синодик поможет. В нем объединены и история, и современность. В раздел «о здравии» внесены все, кто сейчас трудится в музее. И «о упокоении» — более трех тысяч человек: с включением всех правителей, министров, всех сотрудников Эрмитажа, начиная со дня основания, всех живших и служивших в Зимнем дворце. На составление этого списка ушло очень много энергии, сил, времени, средств, но он сильно людей радует и вдохновляет. Представьте: человек обнаруживает свое имя на красивой странице, потом вспоминает какую-нибудь уборщицу, которая десять лет назад тут служила, и видит ее имя тоже! Таким образом человек чувствует, что его труд, он сам вошел в священную историю.

Эрмитажный синодик
Над созданием эрмитажного синодика, помимо протоиерея Владимира Cорокина, трудились заведующая отделом рукописей и документального фонда Эрмитажа Елизавета Яковлева, помощник директора Эрмитажа Мария Халтунен, заведующая канцелярией Князь-Владимирского собора Екатерина Карловская. Синодик был преподнесен в дар Эрмитажу 9 декабря 2014 года и помещен в собор Спаса Нерукотворного Образа в эрмитаже.

Сейчас завершено составление синодика для Законодательного Собрания Санкт-Петербурга. В трехтомный помянник вошли имена 45 177 человек — депутатов Санкт-Петербургской городской Думы с момента основания в 1786 году по сей день, а также всех предстоятелей Русской Православной Церкви от святителя Михаила, первого Митрополита Киевского, до нынешнего Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла, правящих архиереев Санкт-Петербургских, правителей Руси от Рюрика до Владимира Владимировича Путина, градоначальников Санкт-Петербурга, почетных граждан города, сотрудников Законодательного Собрания.

Одной из ключевых задач Церкви является сохранение памяти. Но должна ли Церковь хранить память о светских людях?

— Пускай историки оценивают их значение, но я в синодики вношу всех, — говорит отец Владимир. — Если людей в свое время назначили или избрали, значит, они работали на благо других. Да, хорошо было бы, чтобы при храмах открывались музеи, где хранилась бы вся историческая информация, а в синодики вносились бы имена только православных людей. Синодики — это все-таки православная традиция, в них претворяется принцип апостольского преемства. Но сейчас важнее не разделять, а накапливать общий материал. Над этим мы и работаем.

Другие статьи из рубрики "Приход"

система комментирования CACKLE