Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация

Войти как пользователь
  Войти      Регистрация
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Церковь над всем

Князь-Владимирский собор — единственный в черте города храм, посвященный равноапостольному князю Владимиру. Ни в богоборческие времена, ни в дни войны собор не был закрыт — так и стоит на самом краю Петроградской стороны, впуская под свои своды всех. Здесь — за богослужением, во время бесед и встреч — каждому человеку есть возможность почувствовать себя учеником у Господа. А возглавляет Князь-Владимирский собор один из старейших клириков Санкт-Петербурга, носящий имя святого покровителя храма, — митрофорный протоиерей Владимир Сорокин.
Раздел: Интервью
Церковь над всем
Журнал: Специальный выпуск №5, июль 2015Страницы: 8-13 Автор: Елена Миловидова Опубликовано: 14 июля 2015

Протоиерей Владимир Сорокин

Родился в 1939 г. в селе Злынка Кировоградской области Мало-Висковского района (Украина) в семье православных христиан-единоверцев. Учился в Киевской духовной семинарии, в 1961 г. окончил Одесскую духовную семинарию, затем — Ленинградскую духовную академию со степенью кандидата богословия. Рукоположен во иерея в 1965 г.

В составе делегаций Русской Православной Церкви посетил страны Африки и Европы, а также США, Кипр. С 1970 по 1981 гг. был членом Учебного комитета Московского Патриархата. С 1976 г. — настоятель церкви святого Иова Многострадального на Волковском кладбище, с 1981-го — настоятель Николо-Богоявленского морского собора. С 1981 г. — член рабочей группы КЕЦ, член Епархиального совета Ленинградской епархии.

С 1987 по 1992 гг. — ректор Санкт-Петербургских духовных школ. С 1992 г. — настоятель храма священномученика Вениамина в ИТК-5 в пос. Металлострой. С 1992 по 2003 гг. — настоятель храма Феодоровской иконы Божией Матери. С 1997 г. по настоящее время — настоятель Князь-Владимирского собора.

С 2009 г. — настоятель храма Всех святых, в земле Санкт-Петербургской просиявших, на Левашовском кладбище. Отец Владимир — благочинный Петроградского округа, председатель комиссии по канонизации Санкт-Петербургской митрополии. В 2007 г. награжден премией памяти митрополита Московского и Коломенского Макария (Булгакова) за книгу «Исповедник. Церковно-просветительская деятельность митрополита Григория (Чукова)». Награжден орденом святого князя Владимира II и III степеней.

Святой Владимир как примиритель

— Отец Владимир, какую роль играет равноапостольный великий князь Владимир в вашей жизни? Вас назвали в честь святого или «просто так»?
— Я осознал значение князя Владимира как своего небесного покровителя, лишь учась в семинарии. Назвали меня, скорее, в честь «вождя мирового пролетариата». Когда я родился, мама спросила моего старшего брата Николая (в семье нас было четверо): «Как назовем?» Он сказал: «Володя». Было ему в ту пору три года. Почему он так сказал? Видимо, хоть и в старообрядческой среде жили, но имя это тогда было популярным, на слуху… Крестили меня тайно, в 1939-м, когда все храмы закрывались, священников расстреливали. В нашей деревне храм тоже был закрыт, повезли далеко, в город Кировоград. У меня даже одно время были сомнения: крещен я или нет. И я своих родителей и крестную с пристрастием допрашивал. Крестная в ответ рассказывала, как сложно было крестить, что в соборе было много людей, ждавших крещения, и священника, который нас всех крестил, вскоре после этого расстреляли.

— Как вы решились стать священником в такое время?
— Господь, наверное, сам призывает своих людей. Я родился в 1939 году на Украине, в Кировоградской области в глухой деревне. Ни радио, ни электричества у нас не было. Родители были простыми людьми, в колхозе за трудодни работали и, чувствовалось, были запуганы агрессией против Церкви. Моего дедушку-священника со стороны матери расстреляли. У нас была соседка, бабушка Параскева; она мне о вере рассказывала на утилитарном, простом уровне. Деревня была старообрядческой, большая часть людей православную традицию хранила. Я еще застал таких дедов с бородами, солидных, которые не позволяли себе плохо поступать. На их фоне те, кто считал себя коммунистами, очень неприглядно смотрелись: ругались, пьянствовали и как правящая сила декларировали, что им всё позволено. Это было после войны — у меня и отец воевал, и соседи, — обстановка была жесткой, бесцеремонной, и раздел этих двух сил ощущался очень четко. Я стал ходить в Покровский храм нашего села, его вновь открыли при немцах. Мне там показалось более комфортно, чем в остальной жизни, было больше внутренней гармонии, светлого. А мне с самого детства хотелось — и сейчас хочется — справедливости: чтобы человек был в добрых отношениях с Богом, с другими людьми, с животными, с природой. Я слушал в храме проповеди и решил пойти по церковному пути. Закончил восьмилетку и по совету священника пошел к епископу Кировоградскому и Николаевскому Иннокентию (Леоферову) в кафедральный собор иподиаконом. Сначала тайно съездил, договорились. Потом сказал родителям. Они очень удивились, но протестовать не стали. Помню, как я в районе просил выдать мне паспорт. А паспортистки очень меня останавливали: «Ну что ты, с ума сошел, такое время! Церковные старухи перемрут, не с кем работать будет!» Но в силу упрямого характера, наверное, я стоял на своем. И сколько бы потом ни предпринимали попыток меня переориентировать, решения уже не менял.

— В чем вы видите историческую роль святого князя Владимира, какой пример он нам может подать сегодня?
— Думаю, его величие в том, что он сумел задать правильный тон славянам. Историки объясняют, что принятие православия диктовалось временем, обстоятельствами, но князь Владимир все-таки сумел сказать своим соотечественникам, что нужно не огнем и мечом господствовать, а словом добра, красоты и благочестия, как бы это сначала наивно ни выглядело. Эта просветительская миссия созвучна моему внутреннему настроению. Я считаю, Церковь Христова продолжает дело князя Владимира. И каждый из нас является исполнителем его заветов. А поскольку я еще являюсь и настоятелем собора в его честь, считаю своим прямым долгом эти заветы выполнять.

Просветительская деятельность

Протоиерей Владимир Сорокин ― кандидат богословия, заслуженный профессор СПбПДА, начал преподавать в духовной семинарии в 1965 году. Активно участвует в конференциях, семинарах, круглых столах, организуемых Церковью, государственными и общественными организациями, встречается с журналистами и школьниками. Основная задача выступлений отца Владимира — раскрывать главные церковные вероучительные положения, содержащиеся в Священном Писании и Священном Предании.


— А в своей жизни вы ощущаете связь со святым князем?
— Конечно! Князь Владимир — просветитель Руси, и я всю жизнь занимаюсь просветительской деятельностью. В нашей духовной академии я прошел все ступени: студент, преподаватель, секретарь совета, инспектор, ректор, профессор. Мне кажется, что невежество, незнание православных истин мешает человеку быть самим собой. Нужно людям рассказать, показать, что православие — это красиво и внутренне, и внешне. И меня сильно расстраивает, когда я вижу противоречие, на которое всё время указывает Святейший Патриарх Кирилл: по опросам, 80% населения говорят, что они православные, а в храм ходят 4%. Где же остальные? А сейчас меня очень смущает другой вопрос: почему православие не смогло удержать Украину и Россию в рамках нормального диалога? Я много думаю, молюсь об этом, но ответа найти не могу. Пытаются остановить эту войну совершенно другие силы, европейские лидеры, например. Православные люди воюют и на одной, и на другой стороне. Президенты — и наш, и украинский — со свечками в храмах стоят. Воины с обеих сторон молятся, батюшки их окормляют. Все говорят: мы — православные. И воюют. Видимо, Господь преподает всем нам, славянам, какой-то урок, который мы должны правильно оценить и сделать выводы. Не понимаю, как можно делать вид, что православные не виноваты. Виноваты! Я думаю, мы тут делаем что-то не то: и одна, и другая сторона. Нам всем нужно покаяние.

— Святой князь Владимир может быть заступником в этом вопросе?
— Видимо, не случайно совпадение, что тысячелетие кончины благоверного князя Киевской Руси выпало на трагический конфликт славян: украинцев и русских. Мне кажется, настало время, когда мы должны просить его молитвенного заступничества и должны сказать: убивать своих собратьев нельзя. И унижать друг друга нельзя. Тем более используя возможности современных средств массового влияния на людей. Я каждый год езжу к себе на родину, на Украину. Пока были живы родители, навещал, а когда их не стало, каждый сентябрь служу на их могиле панихиду, служу в храме, устраиваю обед для односельчан. И в этом сентябре ездил, хотя меня все останавливали: опасно. Я разговаривал там с людьми: простой народ не понимает этой войны. У простых людей озлобленности нет. Но когда я там смотрел телепередачи и радио слушал, ни одного доброго или просто нейтрального слова в адрес России не услышал. И страна, особенно молодое поколение, уже перекодирована. Я это по своим знакомым увидел. Старшее поколение, кто пережил и помнит войну, эти настроения не разделяет. И наша Православная Церковь там держится, они молодцы, не вмешиваются в политическую игру. Это внушает оптимизм.

Собор подобен человеку

— У Князь-Владимирского собора, на ваш взгляд, есть своя, особая миссия? В чем она заключается?
— Храм подобен человеку, у каждого храма есть свое лицо, свой образ. И у Князь-Владимирского собора своя уникальность — он не закрывался в годы гонений, и сегодня многие люди говорят: это наш собор, здесь у меня бабушку, дедушку крестили, отца, мать.

— А что сегодня характерно для вашего прихода?
— Думаю, свое лицо у нас есть. Мы делаем всё, чтобы приход сохранял свои традиции, которыми мы очень дорожим, но в то же время отвечал на вызовы времени. А они очень серьезные. Общество идет по пути упрощения, возникла опасная тенденция: люди, даже многие молодые батюшки, стремятся быть как все. Мы ничего не упрощаем! Именно в храме люди учатся быть братьями и сестрами у одного Отца Небесного. Храм — это не дом культуры и не клуб. Если в учебных заведениях учатся грамоте, то здесь постигают науку беречь совесть в чистоте и праведности. В храме служат, а не работают.

Мы делаем особый акцент на сохранении исторической памяти, то есть доносим до людей духовные ценности из сокровищницы Священного Предания. Я считаю, что каждый прихожанин должен знать и историю своего храма. Мы для этого выпустили фильм и разместили его на нашем сайте. Очень серьезно мы занимаемся возрождением традиции синодиков. Создали Всероссийский помянник, куда поместили имена погибших воинов, блокадников, репрессированных, кавалеров орденов и медалей, священников, врачей, учителей, — всего около 15 миллионов человек. У нашего собора установлен памятник репрессированному духовенству, у нас есть Историческое древо, на котором указаны все церковнослужители с 1700 года. Есть у нас и молодежные сообщества, и воскресная школа, и другие проекты (подробнее о приходской жизни см. стр. 44-65).

Приход Князь-Владимирского собора регулярно выезжает на Левашовское мемориальное кладбище
Приход Князь-Владимирского собора регулярно выезжает на Левашовское мемориальное кладбище — место расстрела тысяч невинных жертв.
Протоиерей Владимир Сорокин выступил инициатором строительства на этой земле храма Всех святых, в земле Санкт-Петербургской и Ладожской просиявших


— Какую роль Князь-Владимирский собор играет в городском пространстве? У вас рядом сквер, много гуляющих. И как сказывается близость стадиона?
— В Петроградском районе наш собор считается центральным, и мы это ощущаем. Мамочки с колясками часто в нашей ограде гуляют: дети тут успокаиваются. Что касается футбольных фанатов — это для нас большая проблема. Ждем, молимся и просим Господа, чтобы ускорил строительство Кировского стадиона, потому что когда «Зенит» играет на «Петровском», за оградой собора такие страшные драки болельщиков происходят, такие звучат нецензурные песни, что для нас это серьезное испытание. Вторая проблема — рядом Дворец спорта «Юбилейный», а там нередко проводят свои сеансы экстрасенсы, маги и целители. И многие, кто туда идет, считают необходимым в соборе погреться, переждать. Собор, конечно же, свидетельствует о своей истине, но окружение оккультизма мы ощущаем.

— Включенность собора в городское пространство предполагает тесное общение с городскими властями. Как оно у вас складывается?
— У нас хорошие отношения с администрацией района, с муниципальным руководством. Не скажу, что мы существуем в благоприятном пространстве: Церковь всегда призвана свидетельствовать о Славе Божией в грешном мире. Слияния нет, никто из нас не злоупотребляет доверием друг друга, но взаимодействовать получается. Я как настоятель собора являюсь членом общественного совета района. Когда, например, в районе в прошлом году была акция «Бессмертный полк», собор туда сто человек отправил. Все принесли фото родственников, мы помогли оформить. Я там был, выступал. На тысячелетие со дня преставления князя Владимира тоже планируем совместные мероприятия. При любых важных событиях местные власти ориентируются на собор как на один из значимых центров в районе, мы вместе пытаемся какие-то проблемы решать. Сейчас я, например, просил городские власти, чтобы нам помогли сделать ремонт собора к празднику. В Петроградском районе находится мечеть, у нас хорошие отношения и с ними.

Бессмертный полк

«Они должны идти победным строем в любые времена» — девиз народной акции «Бессмертный полк», которая проходит по всей России 9 мая. Последние два года ряды «Бессмертного полка» пополняют и прихожане Князь-Владимирского собора. На фото: Протоиерей Владимир Сорокин с фотографией духовенства собора, награжденного в 1943 г. медалью «За оборону Ленинграда»; справа — «витязь» Петр Енюшин; далее дочь отца Владимира Вера Сорокина, внуки Константин, Елена и Тимофей с фотографиями своих прадедушек Иустина, Иакова и Гавриила Сорокиных; помощник настоятеля по молодежному служению Денис Новицкий; слева — заведующая канцелярией собора Екатерина Карловская.


Сто открыток

— Князь-Владимирский собор работает со школами Петроградского округа. Как лучше детям рассказывать о вере?
— Каждое поколение ищет ответ на вопрос: кто такой Иисус Христос? И даже в Его времена отвечали по-разному: одни считали — сын Божий, другие — сын плотников. Эти два мнения проходят по всей истории. Когда я проводил уроки, посвященные святому Александру Невскому, сначала не представлял — что я буду говорить, получится ли контакт? Зашел в рясе, с крестом — а там сорок четвероклашек. Они удивились, сидели зажатые. Я стал им вопросы задавать: где находится лавра, кто такой Александр Невский? Оживились, стали руки поднимать. 45 минут незаметно пролетели. Я заметил, что в этом возрасте у школьников интерес к внешней форме православия. Им нравится красивая архитектура, напевные повествования. Наш собор на детей действует неотразимо. Сложилась традиция, что к нам школьники приходят классами. Я у них спрашиваю: где вы находитесь? Отвечают, как обычно: в церкви, храме. А я им говорю: посмотрите, наш храм построен в виде корабля, вы пришли на корабль. Иисус Христос — наш капитан (я не боюсь эти слова употреблять), святые апостолы — это Его помощники, и мы в их числе. А на корабле всегда есть дисциплина, порядок. Потому что, если корабль в шторм попадает, каждый должен подчиняться капитану. Дети это хорошо понимают. Им надо образы, которые наша Церковь усвоила, объяснить. Но, делая акцент на форме, очень важно не превратить Церковь в придаток фольклорной культуры.

— Какая самая большая проблема работы со школьниками?
— Проблема в том, что дети к нашей миссии больше интереса проявляют, чем педагоги. Когда я по школам ходил, никто из директоров, из учителей со мной не встретился. Еще я служу уже больше 20 лет в храме в поселке Металлострой на территории колонии, где сидит молодежь. Самое страшное для меня — немотивированные преступления среди молодежи. Некоторые из них совершают преступления, потому что по-другому не научены. Он родился и вырос в агрессивной среде, привык кулаками отбиваться, все его ненавидят, и он ненавидит всех. И когда переступает порог храма, все остальные считают, что он — сдался. Они считают добро слабостью. Они не понимают, что добро — это сила. Мы ищем возможность объяснить это молодежи. Например, к 1000-летию со дня преставления князя Владимира мы подготовили набор из ста красочных открыток под лозунгом «Заветы князя Владимира», чтобы в первую очередь подрастающему поколению объяснить: в православии есть красивая форма, в которой заключено глубокое содержание.

Заветы князя Владимира

Святой равноапостольный великий князь Владимир завещал нам православие. В православии основу составляют Священное Писание и Священное Предание, то есть святоотеческое наследие. В Священном Писании содержатся заветы Господа, которые нам заповедал соблюдать святой князь Владимир. Священное Предание — это опыт наших подвижников веры и благочестия, выраженный в их делах и словах. Народ, руководствуясь этими заветами в своей жизни и быту, облекал свой опыт в пословицы, поговорки, назидательные притчи… В Князь-Владимирском соборе собрали 1000 таких заветов. Вот примеры:

Заработанный ломоть лучше краденого каравая. Лучше малые крохи с тихостью, чем большие куски с лихостью. «Лучше немногое с правдою, нежели множество прибытков с неправдою» (Притч. 16, 8).

Лучше давать, чем брать. «Блаженнее давать, нежели принимать» (Деян. 20, 35).

Завистливый сохнет от зависти, а добрый плачет от радости. «Кроткое сердце — жизнь для тела, а зависть — гниль для костей» (Притч. 14, 30).

Лучше нищий правдивый, чем тысячник лживый. «И бедный человек лучше, нежели лживый» (Притч. 19, 22).

Над другим посмеешься, над собой поплачешь. «Кто радуется несчастью, тот не останется ненаказанным» (Притч. 17, 5).

Одна рюмка на здоровье, другая на веселье, третья на вздор. «Вино полезно для жизни человека, если будешь пить его умеренно» (Сир. 31, 31).


Протоиерей Владимир Сорокин одним из первых в Петербурге начал окормлять заключенных.
Протоиерей Владимир Сорокин одним из первых в Петербурге начал окормлять заключенных. С 1992 года он является настоятелем храма священномученика Вениамина, митрополита Петроградского, на территории ИТК-5 в поселке Металлострой


Опыт соборного разума

— Вы являетесь председателем комиссии по канонизации Санкт-Петербургской епархии, что это для вас значит?
— Новомученики — это пример того, как нужно беречь святость Церкви. Поскольку мой дедушка был репрессирован, у меня к этому особое чувство. У нас на Помяннике написано: «Ты испытал нас, Боже, переплавил нас, как переплавляют серебро» (Пс. 65, 10). Новомученики — то серебро, которое Господь переплавил и сказал нам: «Вот, смотрите на них и не нарушайте заветы, чтобы это не повторилось». И сегодня я очень переживаю и боюсь, что многие из наших священнослужителей наступают на те же грабли. Опять мы золотим купола, но даже упомянутые 4% православных, которые ходят в храм, разве на самом деле являются силой? Ведь это около 6 миллионов человек! Если бы они были духовно грамотными, были носителями истины «единство, святость, соборность и апостольство», — это была бы сила. А где же она? Значит, что-то делаем не так. И эпоха новомучеников — пример того, к чему отступление от духовных истин может привести. Но вопрос канонизации — это отдельная, очень важная тема. Большая проблема здесь в том, что архивы нам открыты только на 40%. Невозможно о человеке составить полное представление, когда половина сведений закрыта. Бывает, меня спрашивают о темпе канонизации. Я считаю: нормальный. Не мы прославляем — Господь прославляет.

— Что вы хотите сказать читателю этим спецвыпуском журнала?
— Мы живем в большом городе, где нет похожих друг на друга приходов, и петербуржцы могут выбирать. Я считаю, что это хорошо. Мы задумали этот номер журнала, чтобы помочь людям увидеть особенности нашего собора, его роль в истории города, страны, каждой семьи. Мы хотим, чтобы опыт соборного разума был доступен народу. Чтобы люди вместе искали ответы, как лучше представить вероучение Православной Церкви, ее историю, литургическую жизнь, ее духовный опыт, как вести диалог с молодежью, средним поколением. Мирный творческий поиск — это моя извечная мечта. И через журнал мы хотим представить накопленный опыт.

Литургия в Князь-Владимирском соборе, совершенная митрополитом Санкт-Петербургским и Ладожским Варсонофием в Лазареву субботу 2015 года. Митрополит поблагодарил настоятеля собора за труды по обновлению внутреннего убранства храма в ходе подготовки к празднованию 1000-летия преставления святого князя Владимира
Литургия в Князь-Владимирском соборе, совершенная митрополитом Санкт-Петербургским и Ладожским Варсонофием в Лазареву субботу 2015 года. Митрополит поблагодарил настоятеля собора за труды по обновлению внутреннего убранства храма в ходе подготовки к празднованию 1000-летия преставления святого князя Владимира


Все фотографии

Другие статьи из рубрики "Интервью"

система комментирования CACKLE