Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация

Войти как пользователь
  Войти      Регистрация
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

«Главная миссия Церкви — держать Божии заповеди»

В программе «Неделя» радиостанции «Град Петров» события прошедшей седмицы обсуждают Александр Крупинин и протоиерей Владимир Сорокин — настоятель Князь-Владимирского собора.
Журнал: № 6 (июнь) 2015Автор: Надежда Лукьянова Опубликовано: 29 июня 2015
Александр Крупинин: Произошло важное для Петербурга событие — освящение главного престола собора святых Петра и Павла в Петропавловской крепости.

Прот. Владимир Сорокин: Да, владыка освящал престол, я там присутствовал. После революции в соборе был музей. Уже после музея сам храм был освящен, и это давало право совершать службы, но не все. Престол отреставрировали только сейчас, и после его освящения в храме можно совершать чин рукоположения священников, дьяконов и епископов. Святейший Патриарх там, кажется, собирается служить на Петра и Павла, видимо, будет уже какое-то рукоположение, может быть, даже и епископское.

Александр Крупинин: В соборе ведь расположена еще и царская усыпальница.

Прот. Владимир Сорокин: Когда я бываю в этом храме, там, среди надгробий наших императоров, чувствую особое благоговение к истории, традициям, преемству поколений. Это благодатное место. Это был наш первый кафедральный собор.

Александр Крупинин: Состоялся круглый стол на тему «Николай II. Прерванная традиция или конец монархии» в Феодоровском соборе. Будущее России может быть связано с монархией?

Прот. Владимир Сорокин: Для верующего сознания монархия ближе в силу того, что Православная Церковь построена на принципе иерархическом: Господь, апостолы, потом священство, миряне. В Церкви все-таки мало места для гражданской власти. И если монарх — Помазанник Божий, то это, конечно, ближе нашему сознанию. Но с тех пор прошло уже много времени, сознание большинства людей сильно секуляризировалось, представления о власти уже другие, много свободы.

Александр Крупинин: В Англии свобода не мешает монархии, традиции.

Прот. Владимир Сорокин: Да, англичане блюдут традиции, форму, представление о государстве, о власти. А у нас получилась какая-то страшная история: столько жертв, царскую семью уничтожили, все пошло не так. И я не знаю, как возможно теперь вернуться к прежней схеме с монархией. Сегодня это вызовет только разделения в обществе, особенно среди молодежи. Так что до этого нужно дозреть. Например, президент — это административно-юридическое лицо, а царь — это Помазанник Божий, к нему и отношение благоговейное, он руководствуется духовными принципами. Мы пережили ХХ век, который много спутал всего, перемешал, но в моем религиозном чувстве есть место для монархии, а вот как для современного человека — мне уже трудно судить. Я бы хотел, чтобы власть вызывала больше благоговения, уважения, а не страха, подозрений и недоверия.

Александр Крупинин: Чтобы была монархия, большинство населения должно быть верующими.

Прот. Владимир Сорокин: В «Социальной концепции Русской Православной Церкви» записано, что для Церкви не имеет значения, какой в стране политический строй. Церковь принимает ту систему, которая есть.

Я был на конференции, посвященной приходским общинам, и многое меня насторожило. Молодые священники ведут разговор об общине, но у них происходит подмена понятий. Господь основал Церковь, это вошло во все вероучительные документы. Церковь всегда существовала как понятие духовное, надземное. Святые отцы определили Церковь как единство, святость, апостольство и соборность. А молодые батюшки рассуждают об общине. Подмена понятий в том, часть людей больше ищут социального действия в Церкви, и в этом кроется опасность подменить государственную социальную систему и превратить Церковь в утилитарные социальные проекты.

Вопрос слушателя: В этом году мы празднуем 1000-летие преставления князя Владимира, но мало внимания уделяется в СМИ, на книжных ярмарках этому событию. Почему нас, современников, так мало волнует событие, которое определило на тысячу лет ход нашей истории?

Прот. Владимир Сорокин: Да, это как-то мало освещается в СМИ. Между тем, это очень серьезное событие. Князь Владимир — это наш просветитель, как и равноапостольные Кирилл и Мефодий. В нашем соборе мы подготовили целую программу к этому празднованию: напечатали атлас и открытки, издали альбом, посвященный заветам князя Владимира. Мы свои усилия адресуем и учащимся, которые приходят регулярно на экскурсии в наш храм, и прихожанам, и обычным людям, которые просто зашли посмотреть собор или поставить свечку. Я, как настоятель собора имени князя Владимира, чувствую ответственность, и поэтому мы пытаемся изыскивать способы говорить с людьми о князе.

Вопрос слушателя: В России демографическая катастрофа: вопросы семьи, абортов, многоженства, гражданских браков очень актуальны. Вот об этом вы можете поговорить?

Александр Крупинин: Можем. У нас как раз в дайджесте есть целый ряд вопросов, связанных с абортами, многоженством.

Прот. Владимир Сорокин: Да, это большая проблема. Но я знаю и немало многодетных семей из числа наших прихожан. Правда, сейчас почему-то стало мало венчаний. Кризис семьи действительно наблюдается. Прервана связь нравственности, духовности и обязательства друг перед другом: если уж ты назвался православным человеком, крестился, пришел в Церковь Христову, то, значит, для тебя существуют и нормы поведения христианские. Современный человек почему-то не настроен жить не только в семье, он и в обществе чувствует себя неудобно, неуютно, даже в общественном транспорте. Человек перестал уважать семейные ценности, дорожить этим семейным уютом, теплом. Сказать, что Церковь в этом отношении ничего не делает? Нет, все что нужно, мы говорим, все, что можно, Церковь делает. Самая главная миссия Церкви — держать Божии заповеди. Что такое заповеди? Это определенная планка, вы за нее вцепились и держитесь. Если вы будете работать над собой — то будете держаться. А пытаться заповеди упростить, подпустить Бога к себе поближе, облегчая нравственную работу, — опасное дело. Поэтому и получается у нас, что 80% считают себя православными, а в храм ходят всего 3%.

Вопрос слушателя: В нашем городе есть какая-то община схимонахов. Что это? И что такое православное братство?

Прот. Владимир Сорокин: Я не слышал об этом, но знаю, что имеет место быть тенденция дублировать наши приходы. Есть люди, которые надевают на себя рясы, подрясники, отпускают бороды и считают, что они какие-то сверхмонахи, сверхсхимники, что им открыто что-то. Привозят масло якобы с Афона или из Святой Земли — покупайте, сразу помогает от всех болезней. Я считаю, сейчас такое время, что любому вполне можно разузнать и получить информацию о том, кто это. Настоящий священник и настоящий храм зарегистрирован и в Церкви, и в государстве. А такие явления — торговля церковными духовными ценностями, вводят людей в заблуждение, нужно внимательно и ответственно относиться к тому, что вам предлагают.

Относительно православного братства: есть специальное постановление архиерейского собора, что братство может существовать только в рамках прихода. Всякое другое собрание, которое называет себя братством, сестричеством, если там нет ответственного человека, назначенного настоятелем или правящим архиереем, называется «самочинным сборищем». Сейчас очень много злоупотреблений на религиозной основе, спекулянтов, продавцов-покупателей под именем Церкви, и Церковь к этому относится очень строго.

Александр Крупинин: Вышел новый перевод Библии, Ветхого и Нового Завета, над которым работали больше 20 лет институт перевода Библии, Библейский богословский институт. Этот перевод был представлен в Москве. Как Вы относитесь к новым переводам Библии, нужны ли они?

Прот. Владимир Сорокин: Очень осторожно отношусь. И хочу порекомендовать всем православным людям: чтобы узнать, правилен ли текст Библии, сверьте его с Синодальным переводом. Для нас Иисус Христос — Сын Божий. Открываем Евангелие от Иоанна, 6 глава, 69 стих. Здесь написано: «И мы уверовали и познали, что Ты Христос, Сын Бога Живаго». А в новых переводах: «Ты — Святой Божий». И они пытаются доказать, что это одно и то же. Или в Евангелии от Марка «Сей род изгоняется молитвой и постом», а в новых переводах «Сей род изгоняется молитвой», а поста нет. И таких мест в Евангелии несколько. В этом разница синодального перевода от новых, научных переводов.

Александр Крупинин: Синодальный перевод тоже взят откуда-то?

Прот. Владимир Сорокин: Синодальный перевод взят из лекционарного текста, который с древности употреблялся за богослужением. Есть два рода текстов: текст, который употребляется за богослужением, и «кодексовый» текст. Писались «кодексы» по заказу богатых людей, и там не очень соблюдалось догматическое правило. А теперь ученые говорят, что «кодексовые» тексты более истинны. Богослужебные тексты древние, и Церковь православная сохраняет эту богослужебную часть. Святые равноапостольные Кирилл и Мефодий перевели нам текст богослужебный. Православная Церковь всегда держалась синодальных богослужебных текстов, и это имеет принципиальное значение. Весь православный Восток, Греческие Церкви, Антиохийская Церковь, — все пользуются богослужебным текстом. «Кодексовые» тексты были изобретены в ХIХ веке, их компоновали из многих кодексов, и сейчас пытаются их вводить. Но это серьезнейшая проблема. Рано или поздно на этой почве могут возникнуть даже разногласия.

Подготовила Надежда Лукьянова

Полностью текст прямого эфира от 24 мая см. здесь: http://www.grad-petrov.ru/broadcast/80-schitayut-sebya-pravoslavnymi-a-v-hram-hodyat-vsego-3/

Другие статьи из рубрики "ИНФОРМАЦИЯ ОТ НАШИХ ПАРТНЕРОВ"

система комментирования CACKLE
3 декабря, суббота
rss

№ 6 (июнь) 2015

Обложка