Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация

Войти как пользователь
  Войти      Регистрация
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

А жизнь продолжается...

«Точка» — небольшой пятачок у подземного перехода, где в непогоду собираются пьяницы. На стенах граффити, надписи типа «Горшок жив»… Здесь, в Гатчине, рядом с платформой «Татьянино» кормят бездомных. Волонтеры отдела по церковному служению и социальной благотворительности Гатчинской епархии два раза в неделю выходят на «точку», чтобы поддержать людей, по тем или иным причинам оказавшихся «на дне».
Раздел: Служение
А жизнь продолжается...
Журнал: № 6 (июнь) 2015Страницы: 42-44 Автор: Евгений ПереваловФотограф: Сергей Петров Опубликовано: 18 июня 2015

Беседы за макаронами

Волонтеры из «социального» отдела, — несколько мужчин и женщин, — афишировать свою деятельность не любят. Не из скромности, а во исполнение евангельской заповеди о том, что добро надо творить втайне. Сегодня к ним присоединились добровольцы из «молодежного» отдела, несколько ребят: Владимир и Татьяна — жених и невеста, учатся в Полярной академии, защищают дипломы, в августе собираются обвенчаться; Святослав Иванов — муниципальный депутат Гатчины; Наталья Визная. Все они — участники православного молодежного клуба Гатчины, созданного в конце 2014 года. С собой они принесли сумки с подарками: сласти, пасхальные яйца, куличи, гигиенические принадлежности.

Два больших чана-термоса. В одном — макароны с фаршем, в другом — горячий чай. Волонтеры из «социального» отдела — в резиновых перчатках и марлевых повязках. «На всякий случай», — говорят. Ребята из «молодежного» отдела пока неопытные, без всего…

диакон Тимофей Смирнов
диакон Тимофей Смирнов

Отдел по церковной благотворительности и социальному служению Гатчинской епархии

Руководитель — диакон Тимофей Смирнов.

Отдел занимается оказанием социальной и благотворительной помощи людям, находящимся в кризисной жизненной ситуации, бездомным и малоимущим, беспризорным несовершеннолетним, одиноким пациентам сестринского ухода, лицам, недавно освободившимся из мест лишения свободы, страдающим душевными расстройствами, инвалидам всех групп, нарко- и алкозависимым.

Сайт: gatchina-social.cerkov.ru


Бездомному Алексею — за сорок. Полжизни он провел за решеткой. По крайней мере, по его собственным словам. Когда в 2009 году «откинулся», обнаружил, что квартиры у него больше нет: «отжали». Власти и чиновники никак не помогли. С тех пор он скитается, документов нет, прав нет. Надежды тоже мало. Говорит, что ворует, тем и жив.

Алексей получает заветную пластиковую тарелку, набивает рот макаронами, отходит в сторону. «Сейчас еще ничего, зимой вообще беда, — жалуется он. — Подвалы закрыты, чердаки заколочены, ночевать негде. Спим на теплотрассах, на трубах. Греемся в магазинах. Девки все знакомые там, жалеют, не гонят».

— Эге-гей, — окружают его товарищи навеселе. — Не слушайте его. Он спортсмен. Чо, не видно? Мы все спортсмены, по «литроболу». Я, он, мы и ты… — Друзья Алексея одеты хорошо, чисто. Они не бомжи, просто выпивают с ним за компанию.

— Пошли отсюда, всё бы вам изгадить, всё испортить! — машет на них руками Алексей. Те, смеясь, уходят в сторонку, к теплотрассе, достают из кармана бутылку, разливают по пластиковым стаканчикам. — Не, вариант есть, — продолжает он. — Убить… сесть… Там кормят, баня раз в неделю, ночлег. А здесь у меня один конец — Солодухино, кладбище.

Сошествие на дно

Под впечатлением от беседы спрашиваю девушку Наталью из «молодежного» отдела:

— Не страшно ходить-то сюда? Что у них на уме, кто разберет?

— Нет, не страшно. Наоборот, я помогаю им, они радуются, «оттаивают», и мне хорошо. Да и что их бояться-то? Вроде не злые они.

И правда, остальные бездомные, пришедшие за своей порцией горячей пищи, совсем не агрессивны. Жизнь у них не задалась, это да, но разве сами они считают себя несчастными, неудачниками? Вида не подают. Супруги Андрей и Светлана, с удовольствием обсуждающие преимущество макарон перед крупами, вон тот загадочный благообразный старичок с серыми глазами, по-философски ухмыляющийся в рыжую с сединой бороду, — нет, они не считают себя изгоями. Они просто живут не как все.

Олег Богданов, сотрудник миссионерского и «молодежного» отделов Гатчинской епархии, замечает, что очень важно не перегибать палку: нельзя позволить сесть себе на шею. «Именно поэтому мы кормим нуждающихся лишь два раза в неделю, а не каждый день. С одной стороны, не даем им погибнуть, с другой — стимулируем на самостоятельный поиск заработка», — говорит он.

— Заработок? Да, у нас есть два друга, сначала скитались, ходили сюда вместе с нами есть, потом устроились: один дворником, другой — в магазин грузчиком. Вот так, — говорят Андрей со Светланой. — А мы ведь тоже не бездельники.

— Чем занимаетесь?

— Металлолом собираем, стеклотару.

— И много можно заработать?

— Да нет, копейки. Но так, еды купить можно, — говорит Светлана.

— Да ладно, мы ведь богатые на самом деле, — добавляет Андрей. — Думаешь, на трубах ночуем? Неа. У нас дача есть! У меня же четверо детей, взрослые сыновья, молодцы-парни. Я им просто жилплощадь всю в городе оставил, пусть живут, что на меня смотреть? У нас на даче и печка, и сено, — красота, короче.

Андрей запивает макароны чаем, задумчиво смотрит на проезжую часть. Молчит. Молчит и Светлана. Неловкий момент: кажется, будто всё не совсем так, как они рассказали. Почему сыновья не помогают? Почему отец живет непонятно где, собирает тару и выпивает? Возможно потому, что ему так больше нравится? Вопросы, так и оставшиеся без ответов.

Доброволец Владимир из «социального» отдела признается, что его самого сподвиг на волонтерское служение печальный пример отца, оказавшегося на улице.

— Они ведь не обязательно из тюрем только что вышли. Многие просто попали в трудную ситуацию. Как мой папа. Мне было 23 года, когда он сорвался… Все от него отвернулись. Он опустился и умер на моих глазах. Рядом не оказалось людей, готовых протянуть руку помощи, не отказаться от него с презрением. Поэтому сегодня я здесь.

Реальное христианство

— Зачем мы подключаем молодежь к таким проектам? Чтобы они проявляли свою веру деятельно. Вера без дел мертва, по словам апостола. Встречи и беседы — это хорошо, но и дела нужны. Иначе, когда все в клубе переженятся, он самораспустится. Потому что нет объединяющей идеи, нет совместного служения… Такие дела, как кормежка бездомных, нужны не только им, но и нам — чтобы остаться людьми. Это реальное христианство, это то, чему должны в итоге учить в семинариях, — говорит Олег Богданов.



Через дорогу перебегает человек. Это некто «Кепыч» (на голове кепка), он, как и все, собирает тару и металлолом, но работает исключительно в одиночку.

— Кепыч, подь сюды, — кричит Андрей.

Кепыч не подходит, бросает угрюмый взгляд и направляется к волонтерам с едой. Получает миску, уходит к теплотрассе.

— Он единоличник, — поясняет Андрей. — Не любит наши компании.

Кто-то из молодых подходит к нему, протягивает куличик и яйцо: держите.

— Угм, — в ответ…

Обычно еда расходится за полчаса. Пора разъезжаться по домам. Волонтеры из «молодежного» отдела стоят в сторонке, разговаривают. На сегодня их работа окончена. Втягиваться в непростое дело надо постепенно.

иерей Николай Святченко
иерей Николай Святченко

Отдел по миссионерской и молодежной работе Гатчинской епархии

Руководитель — иерей Николай Святченко.

Миссионерский сектор отдела занимается организацией лекций и дискуссий, атисектантской деятельностью, «уличной» миссией. Молодежный сектор — военно-патриотическим воспитанием, организацией лагерей и детского досуга, миссией в образовательных учреждениях, популяризацией здорового образа жизни, служением среди сирот.

Сайт: missiagatchina.ru


— Что чувствуете? — спрашиваю.

— Как сказать… Наверное, удовлетворение, — говорит Наталья. — Эгоистическое чувство, кажется. Получается, что и добро мы творим для себя?

Бездомные расходятся. Остались пара человек у теплотрассы: бабушка, пришедшая позже всех, явно знающая сотрудников «социального» отдела, которые обращаются к ней по имени-отчеству, да тот загадочный рыжебородый старичок с серыми глазами, который почему-то держится особняком и прячется за синим забором. Но и он уже уходит. Догоняю его.

— А вас как звать?

— Так, — почему-то отвечает он.

— Вы где живете, куда идете?

— Так.

Понимаю, что разговор, видимо, не состоится, извиняюсь…

— Так. Так. — Заикается. — Я рыбак бы-бы-бывший. С Лад-д-доги. Не смотрите, ч-ч-ч-что я тут побираюсь. Я н-н-не пью с-с-с-совсем. Н-н-н-надо же как-то кормиться. Жизнь-то п-п-п-продолжается. Так.

Другие статьи из рубрики "Служение"

система комментирования CACKLE
10 декабря, суббота
rss

№ 6 (июнь) 2015

Обложка