Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация

Войти как пользователь
  Войти      Регистрация
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

В поисках святого

К 25-летию прославления праведного Иоанна Кронштадтского протоиерей Николай Беляев, председатель совета благотворительного фонда «Великий пастырь Иоанн Кронштадтский», попросил режиссера Надежду Большакову снять фильм про Иоанновскую семью, рассеянную по всему миру. «Отец Николай, я не настолько уж верующий человек, плохо это знаю и понимаю», — удивилась Надежда. — «А ты сними фильм для таких, как ты: сомневающихся, которые вообще не знают, кто это». Что из этого получилось — читайте в истории от первого лица.
Журнал: № 6 (июнь) 2015Страницы: 23-28 Автор: Андрей Гориченский Опубликовано: 12 июня 2015

Предыстория. Живой батюшка

Моя задача состояла в том, чтобы посетить разные места, связанные с именем Иоанна Кронштадтского. Все люди, с которыми я в них общалась, говорят об отце Иоанне, как о живом человеке. То есть человек в 1908 году умер, а они: «Иоанн Кронштадтский с нами, он всё время помогает». Побывала в колонии строгого режима. Там некоторые сидят за два убийства — такие мужики романтизмом не страдают. И они то же самое говорят: отец Иоанн рядом, он помогает, мы без его помощи не можем. Я говорю: «Если он рядом, покажите мне, где: справа, слева, сзади? Как он может помогать, он же не живой!» — «Как не живой? Он же помогает. Это наш человек»…
Храм святого праведного Иоанна Кронштадтского на территории исправительной колонии № 8
Храм святого праведного Иоанна Кронштадтского на территории исправительной колонии № 8 в пос. Южный, Тоншаевского р-на Нижегородской обл. Настоятель: протоиерей Алексей Гущин.
Храм построен заключенными по их собственной инициативе и собственными силами.

Потом я отснятое пересмотрела. Не могу сказать, что прямо сразу святой встал рядом со мной… но появилось это ощущение защиты, которую можно попросить в любой момент. Можно думать: «Зачем нам посредники? Я такой хороший человек, никого не убивал — почему я сам не могу обратиться к Богу?» А потом понимаешь — не настолько мы чистые люди. Это как труба — чтобы чистая вода через нее текла, ее надо чистить. Возможно, нам, которые не каждый день чистят, нужно, чтобы воду подвел кто-то другой…

Вы на меня посмотрите, как на сумасшедшую, но Иоанн Кронштадтский действительно может предупреждать о каких-то вещах. Как-то у меня возник очень серьезный личный вопрос в селе Ладушкин под Калининградом. И мне надо было решить: ехать туда или не ехать. Я с утра встаю — думаю: «Помолюсь, что будет, то и будет». Потом иду на кухню пить кофе, спросонья ничего не соображаю, вижу огромный плакат, на нем написано — «Ладушкин муха». Через пару секунд понимаю — это пакет с буквами «Аладушкин мука». Не поехала. Потом узнала, что если бы поехала — это была бы катастрофа. Совпадение? Да, совпадение. Но когда я у людей спрашиваю: «Чем вам Иоанн Кронштадтский помогает?» — все мне начинают рассказывать про подобные совпадения.

Фильм про дело Кронштадтского праведника, распространившееся на весь мир, выпало снимать режиссеру Надежде Большаковой — специалисту не в православии, а в рекламе
Фильм про дело Кронштадтского праведника, распространившееся на весь мир, выпало снимать режиссеру Надежде Большаковой — специалисту не в православии, а в рекламе

В самом начале съемок я поехала в Суру — село, где Иоанн Кронштадтский родился. Туда надо лететь на самолете, потом ехать на поезде, потом на машине, потом через лес… Там нет дорог, нет мостов. Еще и багаж у меня в дороге пропал. Не во что было переодеться, и в монастырь я пришла в футболке, бейсболке, кедах, драных джинсах. Щетка зубная тоже не прилетела, поэтому я с жвачкой иду по монастырю. Подошла к игумении Митрофании, думаю: «Точно прогонит». Но она вообще ничего не сказала. Эта женщина… как бы перевести слово «крутая» на язык православного журнала? Мощная личность, глобальная, интересная, современная. Она и мужиками командует, и строительством руководит. В нашем кругу она бы была бизнес-леди. Я говорю: «А вам Иоанн Кронштадтский как помогает?» — «Он всегда рядом, во всем…» — (опять это «всегда рядом») «А как? Где вот сегодня он был во всем?» — «Сегодня мне нужно было платить по счетам за электричество в монастыре. Денег — ноль, по всем счетам, ни у кого нет. А нужно 28 тысяч. И прямо перед тем, как вы приехали, я пошла на почту отправлять письма, и нам приходит перевод на имя предыдущей игумении, 28 тысяч, именно столько, сколько нужно было». Я уж не стала у нее чек спрашивать. Рядом с ней келейница, лет 25, классическая русская красота, спокойная такая, без макияжа (я, рекламист по профессии, сразу вижу, как я бы ее образ в рекламе использовала). Закончила ФИНЭК, как попала в эту глушь, как стала монахиней, да еще с ее внешностью, — вообще непонятно… У матушки помощь на глобальном уровне, а у нее на маленьком, своем личном. «Ну, — спрашиваю я, — а у вас Иоанн Кронштадтский сегодня где?» — «Мне с утра матушка говорит, что у нее батарейка в часах села. Чтобы заказать новую, надо ехать на большую землю, это трудно и долго. Что делать, думаю? Иду в книжную лавку, там кончились пакеты с ручками, тоже нужно заказать. В церковной лавке закончились бумажки для записок. Прихожу на почту вместе с матушкой, и тут приходит посылка от человека, который помогает монастырю канцелярскими товарами. А в ней в этот раз — и батарейки всех размеров, и пакеты с ручками, и бумажки для записок…»

Иоанно-Богословский монастырь в селе Сура
Иоанно-Богословский монастырь в селе Сура архангельской обл. учрежден в 1900 г. из женской общины, основанной в 1899-м отцом Иоанном Кронштадтским. Ликвидирован в январе 1921 г. Вновь открыт в ноябре 2012 г. как Сурский Иоанновский женский монастырь в честь праведного Иоанна Кронштадтского. Настоятельница монастыря: игумения Митрофания (Миколко).


Америка

В ноябре прошлого года мы начали ездить по зарубежным объектам, связанным с именем Иоанна Кронштадтского. Волонтеры фонда «Великий пастырь Иоанн Кронштадтский» нашли около 280 таких мест по всему миру. Связаться с некоторыми местами очень трудно: например, в приходе в Индонезии никто не говорит по-английски и у местного священника нет телефона, поэтому с ним переписываются через десятые руки — мы ему пишем на русском, письмо переводят на английский, с английского на яванский. До сих пор не понятно до конца, как имя праведного Иоанна так разошлось по миру. Может, потому что батюшка с детства хотел быть миссионером, помогать людям в Африке и Южной Америке, но когда приехал в Кронштадт, понял, что прежде надо разобраться с одной Россией?

За 19 дней мы совершили 28 взлетов и посадок. Тут сыграли свою роль санкции: билеты быстро дорожали, надо было снимать быстрее. Я всем показываю свой загранпаспорт, где за один день штампы о посещении Чили, Аргентины, Нью-Йорка и Линкольна, штат Небраска. В Чили 25 градусов, в Аргентине 21, в Нью-Йорке — 6, в Линкольне — минус 11. А я в одной футболке и при плюс 25, и при минус 11. Рассказала американцу в самолете, он в ответ: «Russian crazy». Согласна.

Дом трудолюбия с часовней святого праведного Иоанна Кронштадтского в Нью-Йорке
Дом трудолюбия с часовней святого праведного Иоанна Кронштадтского в Нью-Йорке, США (Восточно-Американская и Нью-Йоркская епархия РПЦЗ). Руководитель:иерей Вадим Арефьев.
Дом трудолюбия основан в 2004 году. Он создан на основе принципов, заложенных святым Иоанном при открытии подобных домов и обществ трезвости в конце XIX – начале XX веков. Цель — излечение от алкогольной зависимости.
Всё началось с США. В Нью-Йорке есть дом трудолюбия — ну прямо как у отца Иоанна был в Кронштадте. Священнику, который его организовал, отцу Вадиму, лет 40, он пять дней в неделю работает программистом в банке. А в свободное от работы и служб время кормит падших людей: алкоголиков, наркоманов. Он пригласил нас пойти вместе с ним. Это был кошмар, до сих пор вспоминаю. На помойке среди мусора валяются какие-то животные, которые оказываются людьми. Немытые, пьяные, обкуренные, ничего не могут — просто лежат кусками мяса. Мне их нисколько не было жалко: сами виноваты. А этому священнику — при том, что у него своя семья, своя работа, он устает — почему-то жалко. Не просто кормит — уговаривает, чтобы пришли в дом трудолюбия, где их помоют, полечат, оплатят больницу, чтобы кровь промыли… Зачем? Думаете, кто-то благодарит? Они могут и в спину ударить. Меня там хотели по голове ударить. Помощник, слава Богу, успел оградить. Потом я спрашиваю: «Ну как, удалось поднять хоть кого-то?» Да. Были те, кого отмыли, подняли на ноги — а он опять скатился. Они его снова вытащили — и вот так, через труд, через причастие — не дают пить, дают дело в руки: они столярничают, прибираются в церкви, службы отстаивают. И не одного, не двух спас. И самое непонятное — я так и не нашла ответ, зачем ему это нужно. То есть мне одного раза хватило посмотреть на этих людей, чтобы вздрагивать до сих пор. А он их всех знает в лицо, собирает и как своих родных детей воспитывает. Видно, это какая-то суперсовесть.

Домовой храм праведного Иоанна Кронштадтского при русской больнице для престарелых в Кастро Валлей
Домовой храм праведного Иоанна Кронштадтского при русской больнице для престарелых в Кастро Валлей, Калифорния, США (Сан-Францисская и Западно-Американская епархия РПЦЗ)
Настоятель: протоиерей Стефан Павленко.
Потом мы прилетели в Сан-Франциско. Там тоже классный батюшка, американец с русскими корнями, живой, остроумный, на Санта-Клауса похож. Я с ним сначала пыталась изображать прилежную православную, потом поняла, что не надо, настолько он прост в общении. Он вместе с помощниками помогает содержать дом престарелых имени святого Иоанна Кронштадтского. В доме есть и русские старики, но, в основном, американцы. Отец Стефан говорит: «Пойдем посмотрим на старушку Елизавету, ей 104 года, она три года не разговаривает». Мы заходим, старушка лежит, скрещенные руки на плечах; ну, видно уже — мощи. Он говорит: «Елизавета Петровна, к вам приехали гости из Санкт-Петербурга, снимать про Иоанна Кронштадтского». И вдруг эта бабуська, которая три года молчала, — бац! — открывает глаза. Я даже забыла камеру включить. И начинает говорить: «Моя мама была на причастии у отца Иоанна Кронштадтского». Священник был просто ошеломлен, и я тоже, меня помощник пихает: включай камеру. Я включила кое-как, а бабуська продолжает рассказывать — о своей матери и отце Иоанне. Сейчас я монтирую это и каждый день плачу. Это было вроде как ее последнее слово — она умерла в течение нескольких недель после этого. Я спрашиваю: «А что вы хотите пожелать русским людям?» — «Берегите Россию, мощнее России никакой другой страны нет. Православная вера — это такой дар, такой талант, а люди его не ценят». Она как-то так начала говорить, что нас всех проняло… Рабочий, который таскал штатив, вдруг начал рыдать. Вот теперь думаю, как вырезать эти всхлипывания за кадром. Елизавета Петровна поговорила, тут же устала, глаза закрыла и снова лежит, как лежала. Ну что это, чудо?..



В этом аккуратном здании в штате Калифорния с любовью ухаживают за стариками
В этом аккуратном здании в штате Калифорния с любовью ухаживают за стариками

Храм святого праведного Иоанна Кронштадтского в Линкольне
Храм святого праведного Иоанна Кронштадтского в Линкольне, штат Небраска, США(Чикагская и Среднезападная епархия Православной Церкви в Америке).
Настоятель: протоиерей Джеймс Дэнк.
Приход появился весной 1988 года. В настоящее время приобретено здание церкви.
Дальше мы поехали в Линкольн, штат Небраска. Совершенно нетуристическое место, повсюду поля и ковбои. В этом городе сосуществует огромное количество разных конфессий и много-много храмов, больших и маленьких. Среди них — маленький деревянный храм святого Иоанна Кронштадтского. Как он туда попал? Священник — протоиерей Джеймс Дэнк, американец, раньше хипповал, то есть жизнь у него была бурная. Потом стал протестантским священником. Но однажды к нему во сне пришел Иоанн Кронштадтский и сказал, что, дескать, твоя вера — хорошо, но православие — истина.

 

Протоиерей Джеймс Дэнк из Небраски сначала был хиппи, потом - протестантским пастором, а потом к нему во сне пришел святой Иоанн...
Протоиерей Джеймс Дэнк из Небраски сначала был хиппи, потом - протестантским пастором, а потом к нему во сне пришел святой Иоанн...


Детский приют и школа святого праведного Иоанна Кронштадтского в пригороде Сантьяго
Детский приют и школа святого праведного Иоанна Кронштадтского в пригороде Сантьяго, Чили (Аргентинская и Южноамериканская епархия РПЦ) Руководитель: матушка Иулиания (Зарзар).
Приют основан 14 октября 1967 года на средства, собранные матушкой Иулианией в Америке. Школа создана в 1969 году.
Потом полетели в Чили. Там сиротский приют для девочек и школа имени Иоанна Кронштадтского. Заведует ими монахиня Иулиания, 86 лет от роду, родом из Иерусалима. Знает кучу языков, в том числе русский. Она с монахинями ходила по полицейским участкам и забирала бездомных детей к себе. Кого-то к дверям приюта подкидывали в корзинке. Одну девочку в три года два раза мать топила, не дотопила — просто выбросила. И когда ее начали крестить — у девочки такой ужас при виде воды!.. Пришлось покрестить без окунания. Через руки матери Иулиании прошло огромное количество девочек, и про всех она могла что-то сказать. У двух девочек папа на их глазах зарезал маму. «Одно время в приюте было сто детей, — говорит монахиня, — и у каждой свой „бзик“». Она тянула этот приют с послевоенного времени, а сейчас, к сожалению, его закрывает ювенальная полиция. Полицейские «докапываются» ко всему — что едят девочки, как отдыхают: «Они не могут качаться на этих качелях, потому что они небезопасны для здоровья». Матушка Иулиания говорит: «Знаете, на этих качелях качалось несколько поколений» — «Нет, это нельзя». При этом они не помогают, но создают кучу ограничений. Ребенок не должен работать, по их мнению, должен развлекаться, развлечения надо обеспечить, если не можешь обеспечить, значит, лишаешься прав опекать детей. Матушке в ее 86 заниматься всеми этими делами — я не знаю, как. Давно ведь могла уйти на покой, на кресле-качалке отдыхать. Но она живет не для себя, для каких-то неизвестных чилийских девчонок…

Матушка Иулиания в возрасте 86 лет заведует детским приютом под Сантьяго (Чили)
Матушка Иулиания в возрасте 86 лет заведует детским приютом под Сантьяго (Чили)

Неизъяснимое

Храм святого праведного Иоанна Кронштадтского в Гамбурге
Храм святого праведного Иоанна Кронштадтского в Гамбурге, Германия (Берлинская и Германская епархия РПЦ МП) Настоятель: протоиерей Сергий Бабурин. Здание построено в 1906 году.
Передано православной общине Евангелической Церковью Германии за символическую плату в 1 евро в 2004 году.
Были мы и в Германии. Священник там очень харизматичный. У него пятеро детей — вы понимаете, что, по идее, он должен всё свое время поднимать этих пятерых, воспитывать их и пытаться прокормить. Но отец Сергий при этом восстановил самый большой православный храм в Европе — храм Иоанна Кронштадтского в Гамбурге. Храм ему достался как бывший лютеранский собор в полуразрушенном состоянии, он пошел в посольство узнать, есть ли какие-то русские фирмы, которые могут откликнуться на призыв о помощи. Ему дали телефоны и адреса 33 фирм. «Я эти 33 фирмы, — рассказывает, — не просто обошел. Я просил и умолял. Но все отказали. Подходит срок, когда надо отчитываться о начале ремонта либо отдавать храм назад — таково было условие. Я понимаю, что ресурсов больше нет, не у кого просить. Подошел к иконе святого Иоанна Кронштадтского: „Ну, батюшка, ты видишь, я сделал всё. Теперь очередь за тобой“. Стук в дверь: последняя фирма из списка пришла с деньгами». И опять: «Я уже настолько обращаюсь к отцу Иоанну, как к живому, — говорит, — будто он тут рядом с нами стоит». Я смолчала, думаю, ну ладно, не буду уж проверять, где именно стоит-то.



Русская богадельня (старческий дом) имени святого праведного Иоанна Кронштадского в Тегеране
Русская богадельня (старческий дом) имени святого праведного Иоанна Кронштадского в Тегеране (Иран)на территории храма святого Николая Чудотворца (Зарубежное учреждение Московского Патриархата).
Настоятель: архимандрит Александр (Заркешев).
А сейчас я только что вернулась из Ирана. Везде мечети, все в золоте. И там есть православная церковь, а при ней богадельня, куда просто списывают стариков. 29 стариков. Одна бабуська лежит уже десять лет, ее кормят через катетер, и для нее нужно какое-то дорогое лекарство. Десяти из 29 стариков платят пенсию, как иранцам. И эти мизерные пенсии растягивают на всех. Богадельней занимается архимандрит Александр, он окормляет православных в четырех странах: Объединенные Арабские Эмираты, Кувейт, Афганистан, Иран. В Тегеране ему помогает Эммануил — местный, но с русскими корнями, у него дети. «Как вы справляетесь?» — спрашиваю. «Беру кредит, у всех беру в долг, отдаю кредит, потом беру новый, отдаю долги». Я бы не смогла так. У меня своя семья, свои проблемы. Зачем мне эти 29 человек? Ну да, жалко. А что я могу? Я бы тихонечко слиняла, ну, как у нас обычно делают. Я смотрю на него и говорю: «А как вы вообще всё это тянете?» Он отвечает: «Я просто много лет назад дал слово архимандриту, что я его не оставлю в трудную минуту». Минута растянулась на годы… Так спокойно говорит это, без выпендрежа. Я бы красной тряпкой махала, мол, посмотрите на меня-супергероя, пишите про меня в газетах! А он — нет.

 
В русском старческом доме в Тегеране живут 29 старичков. Их опекают архимандрит Александр и его помощник по имени Эммануил
В русском старческом доме в Тегеране живут 29 старичков. Их опекают архимандрит Александр и его помощник по имени Эммануил


Вот из этих людей и складывается портрет отца Иоанна Кронштадтского. Они его именем делают то же самое, что и он. Я читала его житие: для меня довольно скучно. Ну, родился хорошим мальчиком, ни с кем не дрался, с детства любил Библию, было тяжело учиться, но он старался, всем помогал и стал святым. Всё, я не могу это читать, я никогда такого уровня не достигну, чего мне стараться быть хорошей. Но, оказывается, ему было очень трудно, он так с собой боролся… И в дневниках пишет, что силы от Причастия и молитвы.

И вот теперь мы имеем больше сотни задокументированных совпадений. Это даже не чудеса. Чудеса — это когда Дед Мороз тебе под елку приносит подарок. Тут другое. Тут чувствуешь, что отец Иоанн Кронштадтский был каким-то очень совестливым человеком, он просто не мог быть равнодушным к миру вокруг. Вот мы можем на что-то закрыть глаза, а он нет. Я снимала, и мне всё время хотелось плакать. Я поплакала и пошла дальше жить своей прекрасной жизнью. Моя совесть дальше уснула. А эти люди — по всему свету — не уснули. Что их всех заставляет так работать? Жизнь прекрасна, купайся в море радостей, пей пепси-колу. Что этому отцу Вадиму в Америке спокойно не живется в собственное удовольствие? Я была в Нью-Йорке до этого, там вообще можно жить «на полную катушку». А он не желает.

И сейчас я понимаю отца Николая Беляева, который просил меня снять фильм для таких, как я. Потому что такие, как я, стадами ходят и не понимают очень многого. Я на своей шкуре это прочувствовала. Не знаю, насколько мне удастся это передать, но когда я показываю людям отдельные фрагменты фильма — они почему-то плачут.
Все фотографии

Другие статьи из рубрики "Из окна в Европу"

система комментирования CACKLE
8 декабря, четверг
rss

№ 6 (июнь) 2015

Обложка