Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация

Войти как пользователь
  Войти      Регистрация
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Семья на Карповке

Каково это, быть игуменией одной из самых известных и почитаемых обителей Санкт-Петербурга? Обители, основанной святым Иоанном Кронштадтским и ставшей местом его упокоения? О себе, своей семье и семье монастырской рассказывает настоятельница Иоанновского ставропигиального женского монастыря на Карповке игумения Людмила (Волошина).
игумения Людмила (Волошина)
Журнал: № 6 (июнь) 2015Страницы: 22-23 Автор: Ольга Надпорожская Опубликовано: 11 июня 2015

Игумения Людмила (в миру Ольга Константиновна Волошина)

родилась в 1953 г. в Полтавской области. В 1979 г. окончила Всесоюзный техникум железнодорожного транспорта по специальности «бухгалтерский учет». В 1980 г. вместе с родной сестрой Татьяной (в будущем настоятельницей Иоанновского монастыря игуменией Серафимой) поступила в Свято-Успенский Пюхтицкий женский монастырь. 18 мая 1990 г. была пострижена в мантию митрополитом Ленинградским и Новгородским Алексием (Ридигером) с наречением имени в честь мученицы Людмилы, княгини Чешской. В 1992 г. перешла в восстанавливающийся Иоанновский ставропигиальный женский монастырь. 2 апреля 2014 г., после кончины сестры, схиигумении Серафимы (Волошиной), назначена настоятельницей обители.

Вера от мамы

— Матушка Людмила, расскажите о своем детстве. Вы выросли в верующей семье?
— Наша мама была глубоко верующей и благочестивой. Она прожила трудную жизнь: первые годы советской власти, когда ее семья была раскулачена, война, голод, оккупация, трудности послевоенных лет… Но несмотря на все испытания мама никогда не унывала. Ее отличала глубокая вера и терпение, она много молилась, часто со слезами. У нас в доме всегда были иконы. Молитвословы были в то время большой редкостью, и мама поручала нам, детям, переписывать акафисты и каноны, которые затем расходились по рукам. Впоследствии мама пришла в монастырь, приняла постриг в великую схиму.

— А как к вам пришло решение стать монахиней?
— Постепенно, как бы само собой. Я с детства не мыслила своей жизни без Церкви. В детстве и юности бывала в Троице-Сергиевой лавре, в Почаеве, в Покровском женском монастыре в Киеве… Мне там так нравилось! Монахи казались ангелами, хотелось быть такой же, как они. Часто во время отпуска я трудилась на послушаниях в Пюхтицком монастыре. Именно там приняла окончательное решение уйти в монастырь. Когда в 1979 году отошел ко Господу наш духовник, иеросхимонах Сампсон (Сиверс), мы с сестрой поступили в Пюхтицкую обитель.

Монахов часто сравнивают с военными, называют воинами Христовыми. Военные подвизаются ради земного царя и государства, а мы подвизаемся ради Небесного Царя и Небесного Отечества. И как военные поступают на военную службу по призванию, так и монахами становятся, чувствуя призвание к этой жизни.

— Вы приняли постриг в Пюхтицах, а как оказались в Иоанновском монастыре?
— Я стала насельницей Иоанновского монастыря в 1992 году, перейдя сюда по благословению Святейшего Патриарха Алексия вместе с несколькими другими сестрами Пюхтицкой обители. В то время монастырь на Карповке только начал восстанавливаться. Здание находилось в плачевном состоянии. Какие были нужны труды, чтобы вернуть ему былое благолепие! Но еще труднее было добиться того, чтобы весь комплекс зданий передали Церкви. В 1989 году, когда Иоанновский монастырь был открыт, Церкви вернули только нижний храм преподобного Иоанна Рыльского, усыпальницу и несколько помещений первого этажа. В здании монастыря размещалось более двадцати светских организаций, которым очень не хотелось выезжать. Трудностей было много, но во всем чувствовалась помощь Божия и дорогого Батюшки. Было очень радостно, когда что-то удавалось сделать!

— Родные братья и сестры — очень близкие друг другу люди. Став монахинями, вы с сестрой стали еще ближе? Или, может быть, ваши отношения вообще стали другими?
— Мы с матушкой Серафимой всегда были близки по духу и всегда поддерживали друг друга. Постриг никак не повлиял на наши отношения.

— Схиигумения Серафима возглавляла Иоанновский монастырь больше двадцати лет. Вы были готовы к тому, что после кончины сестры игуменией придется стать вам?
— Я никогда не думала, что буду игуменией. Конечно, когда матушка Серафима уже тяжело болела, она готовила меня к тому, что я буду ее преемницей. Но я не предполагала, что это произойдет так скоро, надеялась до последнего, что Господь сотворит чудо и исцелит матушку. Но воля Божия была иной. Приходится смиряться и принимать то, что посылает Господь.

— В миру люди, как правило, стремятся к власти. Но ведь, наверное, игуменство — это тяжкий крест, и стремиться к нему — безрассудство?
— Преподобный Варсонофий Оптинский, будучи настоятелем скита Оптиной пустыни, говорил, что есть два самых тяжелых креста — царский и игуменский. Игуменство — это действительно тяжелый крест. Даже в любой светской организации начальнику трудно наладить дисциплину среди подчиненных. В монастыре мало просто наладить дисциплину. Игумен, игумения должны привести насельников к Богу. Вдохновить к духовной, подвижнической жизни, к молитве, к борьбе со страстями…

В наше время игумену непросто еще и потому, что он должен к тому же быть администратором, не только молиться об обители и о насельниках, но и решать массу хозяйственных вопросов. Так что те, кто стремится к игуменству, просто не понимают всей глубины ответственности.

Главная помощь монастыря

— Иоанновский монастырь стоит в центре большого города. Возможно ли здесь по-настоящему уйти от мира?
— Здесь нам пример — дорогой Батюшка Иоанн Кронштадтский. Он жил среди мирских соблазнов, почти не имел уединения, но его ум и сердце были погружены в молитву. Он постоянно пребывал с Богом. Всё зависит от того, к чему человек стремится. Если он хочет внутренне быть монахом, Бог ему в этом поможет в любой обстановке.

— Отец Иоанн Кронштадтский был не только священником, но и, как сказали бы сегодня, «общественным деятелем». Какие из его начинаний сегодня продолжаются в вашем монастыре?
— У нас действует воскресная школа, в которой преподают клирики и сестры монастыря. Ведется активная приходская работа, которой руководят священнослужители, в особенности старший священник монастыря протоиерей Николай Беляев. У нас сильная молодежная община, мы оказываем помощь немощным, больным, престарелым, нуждающимся людям. Но, конечно, самая главная помощь, которую оказывает монастырь, — духовное окормление прихожан. Современные люди очень несчастны: у всех скорби, беды, болезни. Переступая порог храма, они надеются встретить тепло и участие. Наши священники очень внимательно относятся к каждому, стараются выслушать, поддержать, утешить. Люди начинают ходить в храм, участвуют в таинствах, помогают в церкви или в усыпальнице, общаются с сестрами, с другими прихожанами — и постепенно воцерковляются. Были случаи, когда к нам приезжали далекие от Церкви девушки. Пожив некоторое время в монастыре, они становились по-настоящему верующими.

— Когда читаешь о святом Иоанне Кронштадтском, поражает его отношение к нищим. Он никого не обделял! Сейчас нередко слышишь, что нужно разумно жертвовать нищим, — например, если перед тобой стоит пьяница. К тому же появилось очень много лже-нищих, для которых это просто способ заработать. Как вы думаете, помогал бы таким людям отец Иоанн?
— Святой Иоанн Кронштадтский никому не отказывал — даже когда человек, просивший милостыни, не нуждался в ней. После Господь Сам наказывал обманщика, и тот раскаивался. Однажды, когда Батюшка приехал к себе на родину, односельчанин сказал ему, что у него пала корова, и попросил денег на новую. На самом деле корова его была здорова, а деньги он намеревался пропить. Батюшка дал ему денег, но когда этот человек пришел домой, то обнаружил, что корова действительно пала. Тогда он осознал свой грех и пришел к отцу Иоанну просить прощения. Батюшка, конечно, его простил. Праведный Иоанн Кронштадтский раздавал много милостыни, но главной его заботой было нравственное изменение человека. Так же и для нашей общины — и для монастыря, и для прихода — в центре внимания находится душа христианина вне зависимости от его социального статуса.

Женский монастырь св.Иоанна Рыльского (Иоанновский) на р.Карповке
Женский монастырь св.Иоанна Рыльского (Иоанновский) на р.Карповке
В 1900 г. на реке Карповке в г. Санкт-Петербурге началось строительство подворья Сурского Иоанно-Богословского женского монастыря, основанного ранее отцом Иоанном Кронштадтским. Первый храм был освящен 17 декабря 1901 г. во имя преподобного Иоанна Рыльского; в нем сразу начались ежедневные богослужения. В 1903 г. подворье получило статус самостоятельного женского монастыря. Вскоре монастырь стал вполне благоустроенным и находился на полном самообеспечении. Здесь проживали более 350 насельниц. Обитель имела свое подсобное хозяйство, мастерские, больницу, в ней оказывалась помощь нуждающимся, действовал приют для сирот. В 1908 г. в крипте монастыря был погребен праведный Иоанн Кронштадтский. В 1923 г. обитель была закрыта, почти все сестры сосланы, вход в крипту замурован. В советское время верующие тайно приходили к зданию монастыря и молились у заложенного кирпичом «святого оконца» в усыпальницу, где все годы лихолетья пребывали святые останки. Монастырь был возвращен Церкви в 1989 г. В 1992 г. получил статус ставропигиального.


Святой целитель

— Вы с детства слышали о праведном Иоанне Кронштадтском?
— В нашей семье его всегда почитали. Мой дедушка даже сподобился видеть отца Иоанна и получить его благословение. Он пешком пришел в Кронштадт из Полтавской губернии, где жила его семья, чтобы попросить Батюшку помолиться о больном брате. Кронштадтский собор был переполнен, и к Батюшке было не пробраться. К удивлению дедушки, отец Иоанн сам к нему подошел, сказал, что брат его будет здоров (что и сбылось), и обещал молиться за всю большую дедушкину семью.

— Ведется ли сейчас в монастыре летопись чудес, произошедших по молитвам к праведному Иоанну Кронштадтскому?
— Да, сестры собирают и записывают случаи чудесной помощи. В прошлом году мы переиздали небольшую книгу под названием «Светильник веры и благочестия», в которой опубликовали новые чудеса. Расскажу о человеке по имени Константин, который получил исцеление не потому, что молился отцу Иоанну, а потому, что за него молился его верующий друг. В результате несчастного случая у Константина был сломан плечевой сустав. После восстановления сустава в плече начались непонятные, сильные боли. Константин рассказал об этом коллеге по работе, и тот принес ему бутылочку с маслом, освященным на гробнице праведного Иоанна Кронштадтского. Константин положил ее в портфель с документами — и моментально забыл. После этого он еще полгода пытался вылечить плечевой сустав, но безрезультатно. Приходилось постоянно пить обезболивающие препараты. Коллега неоднократно напоминал о святом масле и предлагал помазать больное плечо, но Константин так этого и не сделал. Тогда друг взмолился Батюшке, чтобы он сам «намазал» больного святым маслом. И вот однажды Константин стал рыться в портфеле и наткнулся на давно забытую бутылочку. Взял ее в руки — а бутылочка оказалась пустой! Константин решил, что документы и весь портфель теперь в масле. Но, к его удивлению, следов масла нигде не было. Бутылочка была плотно закрыта, и никаких отверстий в ней не было. И в этот момент Константин осознал, что абсолютно здоров: сустав перестал болеть!

— А вы ощущаете помощь святого?
— Помощь дорогого Батюшки ощущается постоянно. Мы стараемся и трудимся изо всех сил, но постоянно призываем на помощь нашего небесного покровителя. Просим, чтобы он вразумил, научил, как поступить, помог решить какую-то проблему. И когда мы трудимся, не жалея себя, не ради собственной выгоды или своих интересов, то помощь Божия обязательно приходит. Хотя, может быть, и не сразу, потому что Господь хочет, чтобы мы проявили веру, мужество и терпение. В трудные минуты очень помогает чтение дневников праведного Иоанна Кронштадтского. Книга «Моя жизнь во Христе» — это источник утешения и вдохновенных мыслей.

Другие статьи из рубрики "Умный разговор"

система комментирования CACKLE
6 декабря, вторник
rss

№ 6 (июнь) 2015

Обложка