Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация

Войти как пользователь
  Войти      Регистрация
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Один день с митрополитом

Редакция журнала «Вода живая» сердечно поздравляет высокопреосвященнейшего митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Варсонофия с 60-летием! Уже больше года владыка Варсонофий управляет Санкт-Петербургской митрополией. Все, кто трудятся в епархиальном управлении и служат в храмах, которые уже успел посетить митрополит, постепенно привыкают к почерку и стилю его работы и служения.
Раздел: Интервью
Один день с митрополитом
Журнал: № 6 (июнь) 2015Страницы: 30-37 Автор: Евгений ПереваловФотограф: Александр Назаров Опубликовано: 2 июня 2015
Успевать как можно больше, всецело отдаваться делу, решать вопросы максимально оперативно, схватывать на лету суть проблемы и сразу предлагать варианты ее решения — вот ключевые особенности стиля митрополита Варсонофия. Даже те четыре часа, которые владыке регулярно приходится проводить в «Сапсане», курсируя между Москвой и Петербургом, уходят на работу с документами и чтение книг.

Как возможно сочетать петербургское и московское церковные послушания — сами по себе большие и ответственные, не говоря уже о том, что расстояние между двумя столицами владыка преодолевает в обоих направлениях минимум раз в неделю? Владыка Варсонофий в ответ замечает, что при всех трудностях и тяготах тут есть и свои явные плюсы: многие актуальные вопросы, которые ставит Московская Патриархия перед епархиями, решаются эффективнее и гораздо быстрее, когда ты непосредственно участвуешь в их разработке.

Наша информационная служба публикует репортажи о богослужениях митрополита, сначала на официальном сайте, затем в журнале, расшифровывает его проповеди для незамедлительной публикации. Куда бы и как бы ни торопился владыка, не было ни одной службы, после которой не звучало живое слово архипастыря. Иногда его слово обращено к совсем немногочисленной пастве (владыка любит служить не только в больших соборах, но и в маленьких, домовых или строящихся храмах — там, где приходская жизнь только зарождается или носит простой, почти сельский характер). В этот момент как будто замедляется темп его постоянного стремления «вперед-вперед» — неспешное и проникновенное, весомое учительное слово звучит с амвона. И, хотя речь идет о Евангельском чтении или о празднике, о событиях церковной истории или о великих подвижниках древности, митрополит говорит проповедь языком простым и понятным каждому. Его слово, укорененное в творениях святых отцов, изобилует многочисленными примерами из жизни подвижников благочестия Церкви Христовой. Главная мысль в нем — необходимость современному человеку заботиться о своей душе ради будущей вечной жизни.

Поздравляя владыку Варсонофия с днем рождения, мы от души желаем, чтобы его таланты и дарования раскрылись в полной мере на ниве служения Церкви Христовой в Санкт-Петербургской митрополии. Многая лета!



Как мы представляем жизнь правящего архиерея? Торжественные богослужения, приемы, ковровые дорожки и другие атрибуты архиерейского служения. Это то, что нередко видят снаружи. А если взглянуть изнутри? Нашему корреспонденту довелось провести рядом с митрополитом Санкт-Петербургским и Ладожским Варсонофием почти десять часов, — и, как оказалось, эти десять часов были наполнены трудами и заботами.

Впрочем, судите сами.


17 апреля. Пятница Светлой седмицы

8:15. Утро


— Проходите, проходите, — охранник открывает калитку резиденции митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Варсонофия, за оградой меня встречает референт правящего архиерея Павел Ермошкин.

— Давайте в дом, подождем владыку.

Проходим через стеклянную дверь, и вот я в доме правящего архиерея, управляющего делами Московской Патриархии, — одной из ключевых фигур в иерархии Русской Православной Церкви.
Резиденция петербургских митрополитов на Каменном острове была реконструирована в 1992 году по проекту А. Шендеровича из особняка Е.А. Криличевской (1916 год, арх. Н. Веревкин).

Рядом был возведен служебный корпус. В основном, жилом, корпусе расположен храм Тихвинской иконы Божией Матери. Настоятель — игумен Фома (Василенко).

Резиденция митрополита — на Каменном острове. Вокруг — сосновый парк. Чистый воздух. Дом архиерея соседствует с домами официальных приемов Управления делами Президента, администрации города, коттеджами предпринимателей и крупных чиновников.

Дом, как и театр, начинается с вешалки, в нашем случае — с просторной прихожей. Замечаю лестницу на второй этаж, вдоль перил — цветы. Видимо, там — покои и кабинет архиерея. Проходим в комнату для гостей, ждем.

Встает митрополит самое позднее в 7 утра, обычно — в 6 или даже в 5. Это зависит от расписания на день, объема работы, который необходимо проделать. Каждый день начинается с келейной молитвы: утреннее правило, каноны, чтение Евангелия, житий святых. «Любой христианин, проснувшись, должен предстать пред лицом Божиим. Все мы зависим от Господа», — говорит владыка Варсонофий.
 

8:30. Встреча

— У нас дорогие гости, Христос воскресе! — митрополит приглашает в домовый храм Тихвинской иконы Божией Матери. Стены храма расписаны в спокойных розово-бежево-голубых тонах. На владыке Варсонофии красный подрясник — Пасха продолжается. В руках четки.

— Читай молитвы «ко Причастию», канон Пасхи я уже прочел, — говорит он своему референту Павлу.



8:30–9:00. Молитва


— Хотя ясти, человече, Тело Владычне,
Страхом приступи, да не опалишися: огнь бо есть…

Павел читает последование ко Святому Причащению. Митрополит вслушивается в слова молитвы, перебирает четки. Сегодня владыке предстоит отслужить Литургию в храме Святой Троицы «Кулич и Пасха». Это значит, что завтрака утром не было: перед причастием необходимо держать пост. Уже позже я спросил архиерея, как он завтракает, если утром не бывает службы.

— Тарелка овсяной каши, чай, и хватит. Потом дела: надо успеть подготовить дипломат с бумагами.

9:00–9:10

Молитва окончена. Митрополит поворачивается ко мне: «Поедешь со мной. Подожди, сейчас я возьму всё что надо и спущусь».

Выходим из дому. Машина уже подана, водитель Дмитрий ждет рядом с автомобилем. На дворе типичная петербургская погода: серая хмарь, накрапывает дождик.


— Владыка, как вам местный климат? — спрашиваю уже в машине. — За год успели привыкнуть?

— Солнышка маловато, конечно. В Саранске его было намного больше. А вот дождей я не замечаю — слишком мало времени провожу на улице: всё время то в разъездах, то в епархиальном управлении, то на каком-нибудь мероприятии. Вот даже врачи посоветовали заниматься зарядкой, укреплять здоровье.

— И когда находить на это время?

— Вечером. Гуляю во дворе резиденции. Сказали, что надо пять километров в сутки проходить…

9:15–9:50. Дорога

Ехать чуть больше получаса, если без пробок. Самое время побеседовать с глазу на глаз (если не брать в расчет фотографа и водителя). Когда еще выдастся такая возможность? Архиерей — тоже человек, хотя порой мы не замечаем этого за регалиями и официальными релизами. Впрочем, это относится к любому крупному деятелю — государственному, общественному или же церковному. «Такова судьба», — сказал бы светский человек. «Такова воля Божия обо мне», — говорит митрополит.

О Петербурге

Корреспондент: Петербуржцев всегда интересует вопрос, как приезжие относятся к их любимому городу. А что вы приметили здесь за год пребывания на митрополичьей кафедре?
Владыка Варсонофий: Конечно, самое главное здесь — это приветливые и добрые люди. Что сразу бросилось в глаза: в Петербурге день начинается позже и заканчивается, соответственно, тоже. В Саранске в 8 утра полный храм людей на Литургии. Здесь к 10 часам все только-только начинают подтягиваться. Как и в Москве. Мегаполис все-таки. А так — город красивый, мне нравится любоваться на архитектуру из окна машины. До сих пор, хотя уже год прошел, прошу остановиться в каком-нибудь особенно красивом месте.

О работе

Корреспондент: Какой фронт работ вы для себя наметили в Петербурге? Что нужно сделать в первую очередь?
Владыка Варсонофий: Большая для Петербурга проблема — мало храмов. Мало церковных помещений. Есть районы, где на несколько сотен тысяч жителей всего два храма. Сейчас время такое, что нужно епархии торопиться развивать миссионерскую, просветительскую деятельность, работу с молодежью. Вот уже год я переписываюсь с властями о возврате церковного имущества, но пока не удалось вернуть ни одного здания. А заявки поданы уже давно. У нас ведь даже иногда при храме воскресную школу организовать негде. Работы, как вы поняли, много. Сколько нужно построить, сколько восстановить! Не люблю, когда вокруг беспорядок.

Корреспондент: Вы, как я понимаю, все эти вопросы решаете лично?
Владыка Варсонофий: Да я бы и рад отдать кому-нибудь эти вопросы, но, боюсь, никто не справится. Надо ведь искать деньги, искать возможности... Исполнителей у меня хороших много, а организаторов — мало.

Корреспондент: А как подобрать себе хороших помощников?
Владыка Варсонофий: Я стараюсь ставить людей на такие места, где они могут проявить свои способности. Может человек заниматься организаторской работой — значит, годится в настоятели. Может заниматься административной деятельностью — значит, ему надо идти в финансово-хозяйственный отдел. И так далее. Человек на своем месте должен быть лучшим. Это мой принцип. Но с подбором церковных кадров всегда сложно. Порой бывает, что человек пытается заниматься теми делами, к которым у него совсем нет способностей, в таком случае результат бывает нулевой. Сколько человек из тысячи становятся священниками? Один-два, остальные остаются в миру.

О досуге

Корреспондент: Остается ли у архиерея время на себя?
Владыка Варсонофий: Это зависит от возраста. Если архиерей молодой — он, конечно, может, и находит время на досуг. Но у меня, наверное, уже возраст не тот.

Корреспондент: И художественную литературу не читаете?
Владыка Варсонофий: Я предпочитаю духовную литературу, аскетику. Буквально пару страниц перед сном — и на душе хорошо, спокойно становится. Вот сейчас я читаю труд архимандрита Софрония (Сахарова) о старце Силуане Афонском. Иоанна Кронштадтского люблю. А художественную уже почти и не открываю. В молодости увлекался военной литературой, деревенской прозой: Борис Васильев, Владимир Солоухин, Валентин Распутин. Чингиз Айтматов меня увлек как-то, роман «Плаха» — очень интересный. Недавно прочитал также очень интересный исторический роман о смутном времени «Стена», который написал наш министр культуры Владимир Мединский.

Едем по Синопской набережной.

— Сколько там времени-то у нас в запасе? После службы ненадолго едем в резиденцию, затем в Дом ветеранов, — напоминает митрополит водителю. — Значит, мы на этой точке можем пробыть не дольше, чем до часу. — Поворачивается ко мне и поясняет: ужасно не люблю опаздывать, стараюсь всегда быть пунктуальным.

9:50–10:00

Подъезжаем к храму. «Вот „Кулич“, а вот „Пасха“», — показывает митрополит из окна автомобиля на храм и колокольню, формой похожие на два пасхальных угощения.



Черный автомобиль въезжает на территорию храма. Здесь уже ждут секретарь епархиального управления протоиерей Сергий Куксевич, настоятель протоиерей Виктор Голубев, члены Приходского совета. Митрополит выходит из машины, его быстро окружают люди:

— Дорогой владыка, очень рады приветствовать вас у нас! Такая радость! — слышу я голос настоятеля, отца Виктора Голубева, седого пожилого священника, худого, стройного и при этом осанистого.

Протоиерей Сергий Куксевич что-то рассказывает архиерею… «Отцу Виктору недавно исполнилось 85 лет», — слышу краем уха обрывок разговора.

10:00–10:05

Митрополит входит в храм. Его встречает всё местное духовенство. Надев архиерейскую мантию и взяв посох, владыка направляется на солею, благословлять народ. Хор поет на греческом «Тон деспотин кэ архиереа имон, Кирие, филатте, ис полла эти деспота» («Господина и архиерея нашего, Господи, сохрани на многая лета»).

10:05–11:45. Литургия


На митрополичьи службы собирается особенно много народу. Как и говорил владыка Варсонофий, к 10 часам храм наполовину заполнен, но уже через 15 минут здесь буквально негде яблоку упасть. Пасхальная седмица, как и предшествовавшая ей Страстная, — особенно напряженная для митрополита в плане богослужений: каждый день Литургия или вечерня. Это плюс ко всем прочим делам: поездкам, работе с документами, встречам с людьми.

Сегодняшняя Литургия такая же праздничная и торжественная, как и все службы Светлой седмицы:

— Христос воскресе, — возглашает митрополит.

— Воистину воскресе! — отвечают хором прихожане.

11:45–12:00

Поздравление юбиляра. 85 лет — возраст почтенный. Отец Виктор Голубев уже 41 год несет свое служение. Настоятелю дарят цветы, глава администрации Невского района Константин Серов — икону Божией Матери «Всех скорбящих Радость», изготовленную на Императорском Фарфоровом заводе. Второй образ он преподносит архиерею.


— Я, чтобы вы знали, дорогие братья и сестры, очень уважаю старых священников, — говорит с солеи митрополит Варсонофий. — Мне иногда говорят: «Давайте заменим». Не надо менять. Пока Господь силы дает, человек стоит у Престола. Батюшка без Престола не ощущает себя батюшкой. На покое человек в почтенном возрасте, как правило, быстро умирает.

12:00–13:00. Обед

По случаю приезда архиерея стол накрыт в здании воскресной школы. Из угощений салат оливье, самый обычный, в «советском» исполнении, суп, ветчина, закуски, отварной картофель с отбивной. Соки, вода, немного вина за архиерейским столом — чтобы поздравить юбиляра уже в неформальной обстановке. Ничего изысканного, как многим представляется, здесь нет: каждый может приготовить всё это у себя на кухне.

По сути, трапезная — одно из немногих мест, где архиерей за весь день может чуть-чуть расслабиться. Вокруг только свои, посторонних нет. Здесь можно и пошутить, и послушать разные истории из приходской жизни. Все разговоры о делах остаются за дверью.

— У нас на Афоне отец Иеремия (игумен Иеремия (Алехин), настоятель Пантелеимонова монастыря на Афоне. — Прим. ред.) в этом году отмечает столетие, — митрополит начинает поздравление. — Представьте, целый век человеку! А он в прекрасной форме. На машине ездит, на рынок в Салоники и обратно. Вот желаю и вам, дорогой отец Виктор, сохранять бодрость тела и духа. Отцу Виктору многая лета!

Обед заканчивается. Митрополит предупреждает всех, что его ждут дела. Мы с фотографом быстро встаем из-за стола, выходим на улицу и идем к уже поданной машине. «Вы садитесь, садитесь, — говорит он мне. — Тут и без вас провожающих хватит». Сажусь в салон. Через некоторое время садится и митрополит. Отъезжаем.

13:00–13:40.Опять дорога

Владыка как-то сразу начинает говорить про свою семью, а потом рассказ плавно перетекает в обсуждение того, есть ли в жизни место чудесам.

Владыка Варсонофий: По отцовской линии у меня все были неверующие, я помню, как они смеялись, когда мама нас в церковь водила. Отец мой погиб в возрасте 28 лет, мне тогда было 2 года с небольшим, а брат мой и того меньше был. И остались мы с мамой жить у деда с бабкой. Дед был явно далек от Бога, он маме заявил: «Нашего сына теперь нет, вот и вы уходите, живите, где хотите». Спасла нас дедова сестра: «Тонь, — говорит она моей маме, — приходи к нам жить». «К нам» — это в пчельник, куда на зиму пчелиные ульи убирают. Так там и поселились: мы втроем, моя тетка и еще двое пожилых людей. Вот там я впервые и услышал о Боге, услышал Евангелие, впервые увидел священника, впервые взял в руки кадило, которое он мне показывал. Я подрастал, мама второй раз вышла замуж. Отчим стал ставить большой дом, в нем мы все и поселились. И вот здесь первое явное чудо с нами случилось.

Корреспондент: Весь внимание!
Владыка Варсонофий: Тетка, а я ее называл бабушкой, парализована была. Повезли мы ее — на повозке из четырех досок с колесами — в храм, за 40 километров от нашей деревни. Поставили там напротив Распятия. И видит она, что женщина какая-то вся в слезах стоит. Подозвала к себе, оказалось, что та ушла из дома: невестка, жена сына, единственного выжившего из 14 детей, пригрозила ее зарубить за то, что молится. Бабушка и предложила ей остаться с нами, да ухаживать за ней. Вот как бывает, ведь надо было встретиться нам именно в это время в этом месте!

Корреспондент: Вы еще про один случай хотели рассказать.
Владыка Варсонофий: Да, второй случай. Читала моя бабушка как-то пророка Иону, и не верит тому, что он в чреве кита мог находиться так долго. И тут открывается дверь, падают стены, полчища бесов врываются: «Наконец-то мы до тебя добрались, всё не знали, как подступиться-то к тебе, а теперь ты наша: Богу не поверила». Взяли ее и прямо на простыни вынесли на улицу, и оставили, лишь когда она сумела вымолвить: «Господи помилуй»… Соседи утром нашли ее, понесли ее парализованную домой, а там всё на замок закрыто. Разбудили бабушку, которая за ней ухаживала, и она открыла дверь.

Ну и третье. Тоже с моей бабушкой связано. Было ей откровение, что Господь примет ее покаяние, и она будет перед смертью три года ходить. Вот представьте, 30 лет парализованная была, и вот действительно встала. Вся деревня гудела: «Машка-то 30 лет притворялась больной, чтобы не вступать в колхоз!!!» Через три года умерла.

13:40–14:20. Приехали. Резиденция

Небольшой отдых у всех и подготовка к дальнейшей работе. Пока мы пьем кофе в гостевой, митрополит у себя на втором этаже собирает документы для поездки в епархию — сразу после визита в Дом ветеранов сцены им. М. Г. Савиной. Пока я осматривался, что да как, да разглядывал через окно сторожевую собаку, реагирующую лаем на каждого проходящего мимо человека, пришло время отправляться дальше. Путь в Дом ветеранов сцены совсем не далекий, 10 минут езды, и уже там.

14:30–15:00

Прибыли. Владыку встречают жители дома и его сотрудники. Сразу проходим в небольшую, но очень красивую домовую церковь святителя Николая Чудотворца, сохранившую в интерьере работы Виктора Васнецова и Михаила Врубеля. В советское время здесь был концертный зал, и лишь недавно храму, как и всему дому, вернули первозданный облик. Молебен, потом небольшой концерт мужского ансамбля Спасо-Преображенского собора. Жители дома — люди искусства, они могут по достоинству оценить и красоту пения, и его содержание.


Вот настоятель храма протоиерей Богдан Жук подвел к митрополиту растроганную пожилую женщину: «Отец Нины Яковлевны был священником, его расстреляли в 1937 году. А она до сего дня сохранила веру».

15:00–15:20

Митрополита проводят по дому. Показывают интерьеры, рассказывают историю его создания.

Наверное, самый трогательный момент за весь сегодняшний день. Митрополит хочет посетить кого-нибудь из постояльцев лично. Первая комната, в которую стучится архиерей, заперта. А вот вторая — нет. Как оказалось, здесь и живет Нина Яковлевна Мазаева — заслуженная артистка РСФСР. У нее за спиной — несколько десятилетий служения театральному и кинематографическому искусству. Сначала Нина Яковлевна играла только серьезные, «социальные» роли, потом перевоплотилась в комедийную актрису. Но годы летят быстро, и вот уже умер ее любимый муж, и справляться с хозяйством в одиночку стало тяжело. Зрение быстро падало. Нина Яковлевна написала заявление о переводе в Дом ветеранов сцены.

— Такая, честь, такая честь! — встречает митрополита актриса.

— Нет, Нина Яковлевна, это для меня великая честь находиться рядом с вами. Как вам живется?

— Хорошо живется, спасибо огромное за то, что посетили нас здесь.

— Пойдемте на трапезу, Нина Яковлевна, там еще поговорим…

Все спускаются в трапезную. Нина Яковлевна не может найти свой мобильный телефон. «Вот он, — говорю, — на газетном столике», — протягиваю ей аппарат, беру артистку под руку, вывожу из комнаты.

— Давайте мне, — говорит ожидавшая рядом и, видимо, потерявшаяся среди репортеров и сотрудников епархии служительница дома. — Я отведу ее…

15:20–16:00

Обед. Или полдник? Проще говоря, вторая трапеза за сегодня. Меню примерно такое же, как и в первой, никаких изысков. Нину Яковлевну усаживают рядом с митрополитом. Вокруг — другие постояльцы пансионата. Места хватает не всем, несколько старушек остаются в проходе. Мы с фотографом поднимаемся из-за стола, освобождая места.

16:00–16:30. В епархиальное управление

Митрополит быстро выходит из Дома ветеранов, садится в автомобиль, референт Павел закрывает за ним дверь, и мы отъезжаем.

О театре и актерах

Корреспондент: Как вообще относиться к театральному искусству? В Церкви на этот счет нет единого мнения.
Владыка Варсонофий: Я как думаю, всё зависит от того, что показывать на сцене. Если высмеивается безобразие греха, то это даже благочестивая практика. Вот святитель Димитрий Ростовский создал театр в своей духовной школе в Ростове, где ставились пьесы на христианские и библейские темы. Он это делал в воспитательных целях. Но подгонять всё под это тоже не стоит. У нас же не всё общество христианское, не все могут ставить исключительно христианские пьесы. Ведь отцы Церкви почему выступали против театра — потому что изначально это были языческие мистерии. Сейчас, конечно, времена изменились.

Корреспондент: Вы сейчас пообщались с этими пожилыми людьми. Многие даже из тех, кто пришел на молебен и на концерт, явно далеки от Церкви. И такое настроение преобладает среди их поколения. Как им помочь?
Владыка Варсонофий: Принуждать никого ни к чему не надо. Мы можем просто поднять им настроение, спеть для них, а дальше — уже как получится.

О футболе и рыбалке

Проезжаем мимо стадиона «Петровский». Митрополит смотрит в окно:

— «Зенит» вчера проиграл, 1:2, — сообщает он.

— Увлекаетесь футболом?

— Не то чтобы увлекаюсь, но стараюсь быть в курсе того, что с городом происходит. А «Зенит» — неотъемлемая часть Петербурга.

— У владыки страсть — рыбалка, — подключается к беседе фотограф.

— Ну, какая там страсть, — отмахивается владыка. — Я в деревне вырос, на Хопре, там рыбачили постоянно. Но крупнее щук ничего не вылавливал. А сейчас у меня на такое уже и времени нет. Не помню, когда последний раз удочку в руках держал.

— А рыбалку летнюю, зимнюю предпочитаете? — пытаюсь продолжить разговор на столь интересную тему.

— Обычная летняя рыбалка. С удочкой, со спинингом. Ничего особенного…

Кто-то звонит владыке по телефону. Потом еще раз. Разговор явно о московских делах. Так доезжаем до Александро-Невской лавры.

16:30–17:00. Обход

Дело к вечеру, все явно устали. Но пропустить обход реставрируемых на территории лавры помещений нельзя: два некогда заброшенных хозяйственных помещения теперь перестраиваются под ризничную и лаврскую резиденцию для священноархимандрита обители, которым по должности является митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский.

— Вы представьте, — говорит мне владыка, — ведь у меня нет даже покоев в лавре. А они нужны.

В помещениях, готовящихся под ризницу и покои, работы еще непочатый край. Но она кипит вовсю.

— Так, что у нас тут? — митрополит в сопровождении протоиерея Сергия Судакова и референта Павла Ермошкина заходит в свою будущую лаврскую резиденцию. — Что с проводкой?

— Делаем, скоро всё проложим, — отчитывается бригадир.

Такие обходы митрополит совершает раз в неделю: держит руку на пульсе. Не зря еще на прежних кафедрах его прозвали «строителем».



17:00–18:00. Прием посетителей

Завершающий этап рабочего дня. Кабинет митрополита находится в Митрополичьем корпусе лавры, где тоже проходит грандиозный ремонт. Нужно выслушать еженедельный отчет главного бухгалтера епархии, потом — начальника финансового отдела, подписать бумаги, распоряжения. А так как на календаре Светлая седмица — еще и ответить на поздравления. Все бумаги уже подготовлены секретарем епархиального управления протоиереем Сергием Куксевичем. Какие-то документы владыка изучал у себя в резиденции рано утром и в перерыве между поездками. Сейчас он уже в основном только ставит подпись, а дальше указы, постановления и разрешения разносят по отделам, комиссиям и так далее.


18:00. Вечер

Рабочий день заканчивается. Уставший, митрополит выходит из кабинета, идет к автомобилю, ждущему его у самого входа. Время ехать в резиденцию. В дипломате новые бумаги, с ними он ознакомится после ужина. А еще по расписанию вечерняя прогулка. Владыка признался, что любит на прогулке кормить птиц. Все-таки общение с природой необходимо человеку, разрывающемуся между двумя мегаполисами. Выходных у архиерея нет.

Другие статьи из рубрики "Интервью"

система комментирования CACKLE
3 декабря, суббота
rss

№ 6 (июнь) 2015

Обложка