Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация

Войти как пользователь
  Войти      Регистрация
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Отец Василий

Протоиерей Василий Лесняк, 20 лет со дня смерти которого исполняется 6 мая, являл собой тот тип духовника, который объединяет в себе отца, друга и мудрого наставника.
Раздел: Имена
Отец Василий
Протоиерей Василий Лесняк (1928–1995)
Журнал: № 5 (май) 2015Страницы: 20-21 Авторы: Тимур Щукин, Александр Крейцер Опубликовано: 5 мая 2015

Человека по жизненному пути ведет Бог, Его Промысл. Он проявляется в обстоятельствах быта, в страданиях и радостях, но особенно отчетливо Он действует через других людей, которые могут досаждать и помогать, сбивать с толку и давать мудрые советы. Счастлив тот христианин, кому удалось найти помощника и советника, в диалоге с которым можно услышать и понять замысел Божий о себе, увидеть, как этот замысел может осуществиться в конкретном поступке. Такого наставника в Православной Церкви принято называть духовником.

Жизнь для ближних

Есть в Петербурге место над склоном кладбищенского холма, у стены северной алтарной апсиды Спасо-Парголовской церкви. Здесь, рядом с алтарем, у которого он служил, покоится протоиерей Василий Лесняк. Сердце пастыря остановилось во время молитвы. Отец Василий предстал пред Господом, до этого пережив несколько инфарктов и инсультов и клиническую смерть в алтаре во время службы. Его отпевали по пасхальному чину.

В воспоминаниях о батюшке, — о чем бы конкретно они ни повествовали, — есть одна общая черта: эти воспоминания радостны. Радостные проповеди отца Василия оказывались понятными и близкими и самым простым людям, и высоколобым интеллектуалам, каковых было немало среди его духовных чад. Даже после очередного инсульта, когда он вообще не выговаривал некоторые слова, прихожане всё равно оставались на проповеди. Говорили: «Мы просто на лицо батюшки посмотрим! Нам этого довольно!»

Но духовная радость, которая чувствуется в праведнике, это не безличная сила, это постоянное усилие над собой, всевременная обращенность вовне, за пределы своего «я». Клирик храма Спаса Нерукотворного Образа в Парголово протоиерей Анатолий Трохин рассказывает: «Однажды на службе стоял я в алтаре рядом с батюшкой, мысленным взором всматривался в его жизнь и неотступно думал вот о чем: ведь этот человек каждый день, каждый час живет только для других — не для себя! Возможно ли такое? Как ему это удается? Так размышлял я, но вслух, разумеется, ничего не говорил. И вдруг отец Василий повернулся ко мне, взглянул на меня пристально и промолвил: „Да, надо всё время жить для других, для ближних!“»

Протоиерей Василий Лесняк (1928–1995) родился в деревне Клейники Брестской области. В 1951 году окончил Минскую духовную семинарию, в 1955-м — ЛДА. В 1952–1957 годах — клирик Спасо-Парголовской церкви; В 1957–1961-м — Свято-Троицкого собора Александро-Невской лавры; В 1961–1976-м — Никольской церкви на Большеохтинском кладбище; ­
В 1976–1995-м — Спасо-Парголовской церкви (с 1990 года — настоятель). Был одним из самых авторитетных духовных наставников в Ленинграде второй половины XX века, из его окружения вышли архиереи, монашествующие, более пятидесяти священников. Он создал первую в городе церковно-приходскую школу. Благодаря отцу Василию еще в конце 1980-х в некоторых школах Ленинграда был введен предмет «История религий». Один из пионеров движения трезвости.


Внимание к каждому

Одно из проявлений праведной любви — умение относиться к каждому не только без лицеприятия, но и так, будто в данный момент живешь именно для этого человека. Отец Анатолий Трохин вспоминает о начале своего пути в Церкви: «Я для того и пришел в Спасо-Парголовский храм, чтобы стать духовным чадом отца Василия… Прихожу в первый раз к нему на службу — батюшек много… Который же из них отец Василий? И тут во время полиелея выходит для краткой проповеди пожилой священник — невысокий, худощавый, с неким чуть заметным мягким акцентом в речи… И весь светится изнутри каким-то теплым светом. Думаю: это он! И действительно, это был отец Василий Лесняк. И показалось мне, что во время проповеди батюшка всё время пристально на меня смотрел, словно других людей в храме и не было…» Надо сказать, что отец Василий в отличие от большинства священников, которые долго раздумывают перед тем, как взять кого-то в духовные чада, поступал совершенно «безответственно» и сразу брал под свое окормление всякого, кто обращался к нему с подобной просьбой.

И народ отвечал любовью. Когда отца Василия в 1957 году — ему было всего 29 лет! — отстранили от служения в Спасо-Парголовской церкви, прихожане написали митрополиту Ленинградскому и Ладожскому Елевферию потрясающее письмо, в котором буквально кричали: «этот перевод… губительно отразится на многих, многих христианских душах, нашедших в лице пастыря отца Василия надежный фундамент для укрепления веры, духовного роста, в нем мы имели опытного духовного врача, к которому в любое время шли с любыми душевными заболеваниями — сомнениями, маловерием, со всеми недугами, и всегда находили безотказный прием и разрешение всех волнующих душу вопросов». Под письмом стоят подписи нескольких сотен ленинградцев… На исповедь к отцу Василию всегда выстраивалась огромная очередь. «У него… всегда был народ на исповеди, — вспоминает настоятель храма великомученицы Екатерины в Академии художеств архимандрит Александр (Фёдоров), — но каким-то чудом он успевал с каждым поговорить столько, сколько было необходимо. Он выражал собой удивительную доброту, заботу и снисхождение к немощи кающегося, но при этом не оставалось никакого желания возвращаться к тем грехам и ошибкам, которые были уже принесены ко Кресту и Евангелию, при внимательном свидетельстве и проникновенной молитве доброго Шуваловского пастыря».

Среди родных и близких. Слева от отца Василия папа – Григорий Кузьмич, справа мама – Анна Иосифовна
Среди родных и близких. Слева от отца Василия папа – Григорий Кузьмич, справа мама – Анна Иосифовна

Изгнание греха

«Когда он служил ключарем Троицкого собора Александро-Невской лавры, — вспоминает настоятель храма Рождества святого Иоанна Предтечи в д. Юкки, духовное чадо отца Василия, иерей Григорий Григорьев, — его пригласил к себе уполномоченный по делам религии и сказал: „Прекратите заниматься отчиткой! Это — мракобесие!..“ — „Какое же это мракобесие? — мягко возразил ему батюшка. — Напротив, с Божией помощью я борюсь с мраком и бесами“».

Отец Василий до последних дней жизни занимался такой сложной духовной практикой, как экзорцизм. Избавление от бесов — это «работа» с человеком в ситуации его крайней порабощенности грехом, когда его воля настолько ослаблена, что он не может противостоять воздействию злого духа и уступает ему, позволяет себе хотеть и поступать так, как хочет и поступает бес. Дар побеждать беса покоится на умении распознавать его в сотнях мыслительных, чувственных поведенческих одеяний, воплощений, которые духовник узнает во время исповеди, во время беседы с человеком. «Мне было непонятно, для чего нужно каяться в церкви, если живешь по совести, имеешь Бога в душе и никому не делаешь зла, — вспоминает отец Григорий Григорьев. — Об этом я и спросил отца Василия. Взгляд у батюшки загорелся, и, пристально глядя на меня, он сам обратился ко мне с вопросом: „А ты исповедуешь Христу все свои помышления?! Или у тебя мыслей греховных не бывает?“ — „Мысли бывают всякие, но неужели в них надо каяться?“ — удивился я. — „А как ты думал?!“ — покачал головой отец Василий… — „Древних христиан сатана искушал страданиями, а нынешних — помыслами“ <…> После общей исповеди, подойдя к аналою, я молчал, не зная, в чем каяться. Батюшка с любовью посмотрел на меня, глубоко вздохнул и, не сказав ни слова, покрыл мою гордую голову старой епитрахилью. После разрешительной молитвы со мной произошло явное чудо: открылось бесчисленное множество невидимых ранее грехов, так что душа содрогнулась от тяжести увиденного… Словно заново рож­денный, я впервые увидел яркий свет окружающего мира».

Конечно, у разных духовников разные «технологии». Например, старец Варсонофий Оптинский мог сам рассказать своему чаду о его грехах, даже о совершенных в раннем детстве и совсем забытых. Многие выспрашивают у исповедую­щегося его грехи, вытягивают их наводящими вопросами. Но цель одна — вспомнить и ужаснуться.

А постепенное закрепление результатов первой исповеди происходит каждый день, во время обычной жизни христианина: через пост, молитву, причастие, добросовестное служение. Грех выводится из организма медленно, годами, как никотин, как алкоголь. Можно выводить его самому, но лучше иметь опытного «нарколога» — духовника.  Такого, каким был отец Василий.

Другие статьи из рубрики "Имена"

система комментирования CACKLE
7 декабря, среда
rss

№ 5 (май) 2015

Обложка