Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация

Войти как пользователь
  Войти      Регистрация
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Обитель исцеления

По статистике, большая часть наркозависимых, прошедших реабилитацию, вновь возвращается к употреблению «веществ». 40% «невозвращенцев» — довольно высокий показатель. Недавно лишь в Нидерландах заявили, что им удалось добиться ремиссии в 75%. В Выборгской епархии действуют реабилитационные центры, сравнимые по показателям с голландскими.
Раздел: Служение
Обитель исцеления
Журнал: № 4 (апрель) 2015Страницы: 42-47 Автор: Евгений ПереваловФотограф: Станислав Марченко Опубликовано: 28 апреля 2015
Протоиерей Сергий Бельков
«Да, 80% наших воспитанников больше не возвращаются к наркотикам. Откуда у нас такие данные? Мы ведь поддерживаем связь с этими людьми, интересуемся их судьбой», — рассказывает протоиерей Сергий Бельков, руководитель трех реабилитационных центров в Приозерском районе Ленобласти: в поселках Саперное, Торфяное и Красноармейский.

Мы побывали в двух первых. В Саперном реабилитацию проходят мужчины, в Торфяном — женщины. Центр в Красноармейском пока что строится.

СПРАВКАПоселения для наркозависимых в Саперном, Торфяном и Красноармейском объединены в единый реабилитационный центр «Обитель исцеления». Работу он начал в 1996 году. Методика, примененная протоиереем Сергием Бельковым, перенимается теперь и в других регионах.


Мужская обитель. Саперное


Реабилитационный центр в Саперном
Реабилитационный центр в Саперном

Иван попал на реабилитацию после многих лет употребления наркотиков. Началось всё с марихуаны. Последние четыре года он сидел на метадоне — опаснейшей «синтетике», которая намного сильнее героина. Слезать с метадоновой иглы очень тяжело. Но у Ивана есть надежда. В Саперном он более года, но пока возвращаться домой желания нет. Иван — волонтер, он продолжает жить в Саперном, как все реабилитанты, но у него больше ответственности: он помогает руководителю центра протоиерею Сергию Белькову. Теперь младшие братья обязаны его слушаться. Стать волонтером может человек, обладаю­щий лидерскими качествами, а решение, при желании самого реабилитанта, принимает совет центра во главе с отцом Сергием.

— У меня история совсем грустная, — говорит Иван. — Была попытка суицида, не буду рассказывать в подробностях. Сюда, как и многих, привели родственники. И первое время я думал, что отсижусь здесь немного, не буду прилагать особых усилий, так, со свечкой в храме постою — а потом обратно. Но прошел год, и теперь я понимаю, что мне еще рано возвращаться. Что такое год? Что я успел? Ничего, только осознать, что мне этого мало. Меня здесь воцерковили, научили жить какой-никакой духовной жизнью. А она требует от человека постоянных усилий. Поэтому мне еще рано возвращаться. Благо, что ни жены, ни детей пока нет…

«Обитель исцеления» стала победителем конкурса «Православная инициатива» 2014–2015 года в проектном направлении «Социальное служение».


Иван устроил нам небольшую экскурсию. Вот деревянный храм Коневской иконы Божией Матери. Службы проходят регулярно, присутствие на них обязательно. Прото­иерей Сергий Бельков служит здесь вместе с иереем Сергием Комаровым и иеродиаконом Василиском (Ворониным), который семь лет назад сам прошел через реабилитационный центр… Вот братский корпус. Несколько комнат, в каждой — по 4–5 насельников. Везде порядок. Брат Владимир собирается на трапезу. Он иностранец, из Германии. Ни один немецкий центр не смог ему помочь справиться с зависимостью:

— Я 20 лет употреблял наркотики. И это уже шестая моя реабилитация. Раз тридцать был в наркологическом диспансере. И нигде мне так не помогли, как здесь. В Германии центры не заинтересованы в полном выздоровлении пациента: там всё платно, зачем же терять клиента? — считает он.

Трапезная. Просторная комната, столы буквой «П». Всё как в монастыре: пока братья едят, один из них читает жития святых. Смена блюд — по команде отца Сергия. Кто не успел, виноват сам. Чувствуется, что порядок здесь превыше всего. Но кормят вкусно, даже в Великий пост: густой борщ, греча с фасолью, компот и пончики.

За трапезой читают жития святых, как в монастырях
За трапезой читают жития святых, как в монастырях

После обеда — послушания. У каждого оно свое, в зависимости от того, кто к чему способен. Особенно рукастые попадают в столярную мастерскую. Сейчас здесь делают секции для забора.

В столярной мастерской
В столярной мастерской

А вот ферма. В сельском хозяйстве заняты несколько человек, а руководит процессом брат Никита: молодой человек невысокого роста — типичный горожанин, к вилам и лопатам совершенно не привыкший. Но тут ему пришлось взять на себя такую негородскую работу. Свиньи, козы, утки, индюшки, три коровы — целое хозяйство, и всё на нем.

Цыплят на ферме разводят сами
Цыплят на ферме разводят сами

— На самом деле, научиться этому не сложно. Мне потребовалось совсем немного времени. А вот к чему не мог сначала привыкнуть, так это к забою животных. Не поднималась рука на тех, кого сам же и кормишь… Но потом привык и к этому: понимаешь ведь, что это нужно твоим товарищам, и всё тут делается по благословению.

На ферме Никита чувствует себя хозяином. «Вот это наша Нюра, свиноматка. Смотрите, какие у нее поросятки, — показывает он выводок маленьких хрюш с розовыми пятачками. — А вот наша коровушка недавно отелилась».

К животным здесь отностся с любовью
К животным здесь отностся с любовью

Еще у центра в Саперном есть свой огород, гараж с легковым транспортом и трактором. А некоторые воспитанники помогают на строительстве лазарета. Вся работа физическая, с непривычки может показаться слишком тяжелой. Но… как-то справляются!

Воспитанники центра помогают и в храме
Воспитанники центра помогают и в храме

Бытует мнение, что наркомания — болезнь социальных низов. На самом деле, большинство воспитанников — обычные люди: дети из благополучных семей, бывшие бизнесмены, учителя, спортсмены. Впрочем, вся их прежняя профессиональная деятельность закончилась до попадания в центр: наркотики стали смыслом жизни. И чтобы вновь стать собой, они здесь трудятся: физически и духовно.

Женская обитель. Торфяное

«Что это, как я тут буду жить? Как смогу обходиться без „вещества“? Какая будет серая и убогая жизнь! И вообще, зачем жить-то тогда… Может, не стоило в это ввязываться? Осталась бы я в Москве, пошла бы в клуб…»

Еще год назад такие мысли крутились в голове у москвички Елизаветы. В столице она работала менеджером по рекламе, получала хорошие деньги, тратила их на тусовки и удовольствия. Сейчас она вместе с другими сестрами проходит реабилитацию в первом в России женском православном центре для наркозависимых в поселке Торфяное. Вместе с сестрами тут проживает мать Николая, которая стала им не только наставницей, но и близкой подругой. Отец Сергий Бельков приезжает сюда раз или два в неделю — в основном на воскресные службы в храме святителя Николая Чудотворца.

Этот реабилитационный центр Елизавета нашла сама, понимая, что надо как-то завязывать со своей прошлой жизнью:

— В Москве я таких центров не нашла. А хотелось попасть именно в православный. Я уже знала о вере в теории, — какие-то книжки читала, слушала лекции, но практики еще не было. Как в быту можно любить ближнего и проявлять о нем заботу? Здесь я смогла получить ответы на эти вопросы. Большое спасибо матери Николаи. Она своим примером показывает, как нужно жить. Всегда к ней можно обратиться за советом.

Все в сборе: мать Николая и ее подопечные
Все в сборе: мать Николая и ее подопечные

Как признаются воспитанницы, их наставница ломает стереотипы о монашестве, сложившиеся у них в «дореабилитационный» период.

— Я всегда думала, что монахиня — это такая полусвятая женщина не от мира сего, либо с блаженной улыбкой на губах, либо мрачная как тень, не ест, не спит и вообще на обычного человека не очень-то и похожа, — говорит Светлана из Нижнего Тагила. — А она, оказывается, даже чай пьет. Вот удивительно!

И действительно, глядя на мать Николаю, активную и жизнерадостную женщину, понимаешь, о чем говорят реабилитантки.

— Я тут практически с самого начала, то есть около восьми лет, — рассказывает мать Николая. — Здесь нам нужно не просто отучить девушек от наркотиков, но и подготовить к осознанию того, что женщина должна быть женой и матерью. Сейчас ведь всё с ног на голову поставлено. Большинство девушек, попавших сюда, не умеют ни готовить, ни нитку в иголку вдеть. Вот и учатся.

Учатся сестры, как и их братья из Саперного, на практике. Кто-то шьет, кто-то готовит, за яблонями ухаживает, коров доит. В отдельном доме расположены мастерские: свечная, швейная, скоро будет кухня для приготовления пирожков на продажу в лавке в Саперном.

Послушание в коровнике полно приятных сюрпризов
Послушание в коровнике полно приятных сюрпризов

Почему мужчины и женщины живут отдельно, а не вместе, как в других реабилитационных центрах?

— Дело не только в романтических отношениях, которые завязываются между людьми. Тут много причин. Мужчины, например, в присутствии женщин ведут себя совсем иначе, рисуются. Им уже не до реабилитации, — говорит отец Сергий. — Но братья и сестры все-таки иногда видятся друг с другом, хотя бы на совместных праздничных службах. Да и некоторая работа в Саперном требует именно женских рук, а в Торфяном — мужских. Ну не будет же мужчина обустраивать цветочные клумбы, а женщина колоть дрова. Вот и помогают друг другу.

Свечи здесь делают из натурального воска
Свечи здесь делают из натурального воска

Светлана, как и некоторые другие воспитанницы, уже мама. Дочка-второклассница сейчас живет с бабушкой. Отец свои обязанности не выполняет. Тяжелая ситуа­ция… Послушание у Светланы — работа на ферме: доить коров, убирать за ними. Но в день нашего приезда она мастерила декорации для предстоящего пасхального спектакля.

— Когда вернусь, буду учить ребенка рукоделию, — мечтает она. — Вы бы видели меня еще год назад. Другой человек. Материлась, как матрос. Не было во мне никакой женственности, совсем. Я сейчас уже вижу жизнь совсем по-другому, в новом цвете.

Бывшая воспитанница пишет образ к юбилею храма Коневской иконы Божией Матери
Бывшая воспитанница пишет образ к юбилею храма Коневской иконы Божией Матери

О простом семейном счастье мечтают, наверное, все воспитанницы центра. Это и есть то главное, что должно произойти с ними — почувствовать себя женщиной, увидеть свое предназначение. И если в новой жизни за пределами центра женщина не «сорвется», то мечта ее обязательно станет реальностью!

В «Обитель исцеления» принимают с 18 лет. Чтобы попасть в центр, нужно пройти предварительную реабилитацию в дневном стационаре при храме Воскресения Христова у Варшавского вокзала в Петербурге (см. стр. 29). На этом этапе специалисты (педагоги, психологи) определяют, готов ли человек к прохождению годичного курса.

Реабилитационный центр «Саперное»:
8 (931) 540-01-40
spb.pna@mail.ru
Сайт: www.sapernoe.ru
Все фотографии

Другие статьи из рубрики "Служение"

система комментирования CACKLE
11 декабря, воскресенье
rss

№ 4 (апрель) 2015

Обложка

Статьи номера

СЛОВО ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА
ПАСХАЛЬНОЕ ПОСЛАНИЕ
ПОДРОБНО
/ От редакции / После брачного пира
/ Острый угол / Христианский брак: монархия или демократия?
/ Интервью / «Два стула» издательства «Никея»
/ Интервью / Вместе до небесного Иерусалима
/ Крупный план / О чувствах со всей прямотой (часть II)
/ Крупный план / О чувствах со всей прямотой (часть I)
/ Крупный план / Рецепт счастливого брака
/ Информация / Молитвослов для заключенных
СМЫСЛЫ И ОБРАЗЫ
/ Lingua Sacra / Оправдание закона
/ Lingua Sacra / Горькая вода
/ Lingua Sacra / Исход Лазаря
/ Имена / Право народа Божия
/ Умный разговор / Зачем нужны каноны?
ЛЮДИ В ЦЕРКВИ
/ Приход / Быть сельским священником
/ Приход / Пасха на Обводном
/ Служение / Обитель исцеления
/ Служение / Память места
ИНФОРМАЦИЯ ОТ НАШИХ ПАРТНЕРОВ
«Невозможно найти консенсус в понимании истории»
ЧТО ЧИТАТЬ, СЛУШАТЬ, СМОТРЕТЬ
Ветхозаветная трилогия в театре кукол
Музыка в апреле