Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация

Войти как пользователь
  Войти      Регистрация
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Ветхозаветная трилогия в театре кукол

Есть спектакли развлекательные, а есть… раздумчивые. Удивительно, что увидеть постановки, после которых непременно придется листать Ветхий Завет, сегодня можно в Большом театре кукол — театре, где приглашают к разговору не только детей, но и взрослых.
Сцена из спектакля «Екклесиаст»
Журнал: № 4 (апрель) 2015Страницы: 48-51 Автор: Ольга Надпорожская Опубликовано: 15 апреля 2015
В 2012 году на афише Большого театра кукол (БТК) появилось название «Екклесиаст». Это показалось странным — и в то же время пробудило любопытство. Идея поставить на сцене ветхозаветную книгу довольно спорна: ведь это богодухновенный текст, самодостаточный, совершенный и нуждающийся разве что в комментировании. Воплощенный же на сцене или в кино, он переходит в разряд художественных и — неминуемо — интерпретируется режиссером. Удивило и то, что Руслан Кудашов, главный режиссер театра и постановщик спектакля, выбрал именно «Екклесиаст». Ведь эта библейская книга, по сути, — философское эссе, лишенное сюжета, и выстроить на его основе связное действие просто невозможно. А то, что «Екклесиаст» поставлен в кукольном театре, тогда и вовсе показалось смешным… если не кощунственным.

Но через год Руслан Кудашов поставил в БТК «Песнь песней», а осенью 2014-го — «Книгу Иова». Теперь на сцене Большого театра кукол можно увидеть целую «ветхозаветную трилогию». Автором «литературной основы» всех трех спектаклей считается святой царь Соломон, живший в X веке до Рождества Христова.




«Екклесиаст» наших дней

«Конечно, когда я только принимался за „Екллесиаста“, я испытывал сомнения, имею ли я право брать этот материал. Сомнения — они всегда со мной, и чем ближе премьера, тем их всегда больше. Но просто меня не оставляло сильное чувство, что я обязан это сделать»

Руслан Кудашов
(Из материала журнала «Собака.ru»)


Прежде всего нужно сказать, что куклы в ветхозаветной трилогии Руслана Кудашова присутствуют минимально, символически. В основном в спектаклях «в живом плане» работают молодые актеры, выпускники мастерской Руслана Кудашова — профессионалы не только в области театра кукол и драматического искусства, но и в пластике. Первые два спектакля — ассоциации на тему ветхозаветных книг — решены именно пластически: в «Екклесиасте» слов почти нет, в «Песни песней» они иногда слышатся «за кадром». «Книга Иова» — это внятная история об отношениях человека с Богом, и в ней библейский текст звучит во всю мощь.

Иногда можно услышать, как слово «апокалипсис» употребляют в переносном значении: «конец света, светопреставление». Посмотрев «Екклесиаст» в постановке Кудашова, задумываешься о том, что это слово тоже может быть многозначным. «Екклесиастом» хочется назвать наши повседневные дела, бессмысленную рутину, непрерывный бег к несуществующей цели. В этом спектакле режиссер не ставил задачу воссоздать библейскую атмосферу; к Ветхому Завету постановка имеет достаточно условное отношение и привязана, скорее, к современности. Нам показана жизнь человека — с детства и до того момента, когда приходит пора предстать пред Богом. Младенчество, когда ребенок уже воспроизводит взрослую «суету сует», юность и первая любовь, прощание с родительским домом, «зрелые» чувства и семья, разочарование и разлука, запоздалый и неудачный поиск нового спутника жизни, жажда наживы и славы… Всю жизнь человек ступает по зыбкому песку (в буквальном смысле слова: сцена покрыта им вся, и ноги актеров босы). Кто-то способен превратить этот песок в материальные блага и успешно сбывать доверчивым покупателям, получая в качестве платы тот же песок. Преуспев в этом деле, в песке можно плескаться, как в бассейне с шампанским, купаться в нем, как в россыпи купюр, не замечая, что всё это — прах, из которого вышел человек и в который ему суждено возвратиться.

В «Книге Екклесиаста», написанной за тысячу лет до Рож­дества Христова, нет надежды на воскресение и жизнь вечную. Последние слова ее — «Ибо всякое дело Бог приведет на суд, и всё тайное, хорошо ли оно, или худо». Судом заканчивается и спектакль Руслана Кудашова. Его герои — а их в спектакле 14 — стоят, подняв лица вверх, и произносят слова покаяния: «Обманывала… Предавал… Завидовал… Унижала… Злился… Трусил…» И вдруг кто-то произносит: «Верил...» Другой подхватывает: «Надеялся». А кто-то восклицает: «Любил!» И вот уже все герои, один за другим, вспоминают, что, несмотря на ущербность прожитой жизни, они все-таки любили. И, наверное, именно этим оправдываются пред Господом.



 

«Любовь» рифмуется с «кровью»

«Бог — это любовь», — часто цитируем мы слова послания святого апостола Иоанна (1 Ин. 4, 16). Но далеко не всякая любовь — это Бог. Истинная любовь, о которой пишет апостол Павел — та, которая «долготерпит, милосердствует, не радуется неправде, а сорадуется истине», — для нас труднодосягаема. Такая любовь — достояние праведников, и поэтому встреча с ней всегда становится потрясением.

Согласно богословскому тол­кованию, библейская книга «Песнь песней» рассказывает не о любви мужчины и женщины, а о любви Жениха-Христа к Невесте-Церкви (или к любой человеческой душе). В спектакле Руслана Кудашова так хочется увидеть отблески Божественной любви.., но постановка посвящена любви земной и страстной. Такая любовь в буквальном смысле слова постоянно рифмуется с «кровью»: белые одежды героев по мере развития их отношений всё больше покрываются кровавыми пятнами. Это любовь, от которой хотелось бы убежать, — но мимолетное прикосновение соединяет людей навсегда, и им уже не вырваться из мучительных объятий друг друга.

И, хотя в спектакле звучат слова из ветхозаветной книги, постановка названа «Песнью песней» достаточно условно. Такое название — скорее всего, просто синоним слова «любовь». Неслучайно в начале спектакля перед зрителями открывают книгу, в которой сияющими буквами написано: «Любовь» (а не «Песнь песней»), и это же слово подытоживает постановку.

Сцена из спектакля «Песнь песней»
Сцена из спектакля «Песнь песней»

Белые одежды Иова

Главный герой «Книги Иова» жил в глубокой древности, возможно, еще раньше Моисея. Он был «непорочен, справедлив и богобоязнен, и удалялся от зла». Бог наградил Иова богатством: у него было множество скота, и был он «знаменитее всех сынов Востока». Но главным его сокровищем (по крайней мере, в трактовке Кудашова) была семья — семь сыновей и три дочери. Иов, как сказали бы мы, молился за них: в те дни, когда они собирались на пир, он совершал всесожжения, потому что боялся, что дети могут согрешить, «похулить Бога в сердце своем». Праведная жизнь Иова была невыносима сатане. Представ пред Богом, лукавый усомнился в том, что Иов богобоязнен «даром»: «Простри руку Твою и коснись всего, что у него, — благословит ли он Тебя?» И Господь предал в руки сатаны всё, что было у Иова, включая его самого, повелев только сберечь его душу. Мгновенно Иов потерял всё, что имел: его стада и слуги были истреблены, а дети погибли. Сам он был поражен проказой «от подошвы ноги его по самое темя». Далее «Книга Иова» рассказывает о том, как тот переносил ниспосланное ему испытание.

Сцена из спектакля «Книга Иова»
Сцена из спектакля «Книга Иова»

Носители добра в спектакле Кудашова — это три девы, три «дочери света» по имени Вера, Надежда, Любовь. Они предстоят Богу, их устами глаголет Господь. Когда Иов, обезображенный проказой, лежит на земле, три девы, тоже облаченные в рубище, пребывают рядом. Поскольку их трое и они Божии служители, возвещающие Его волю и сострадающие человеку, их образ ассоциируется с Троицей. Сатана в спектакле тоже разделяется на три лица. Три «черных человека» дерзают беседовать с Богом, они же управляют безвольными куклами — друзьями Иова. Друзья пришли, чтобы утешить страдающего Иова, но говорят голосом сатаны и, по сути, искушают его. А главное пожелание сатаны уже высказано устами жены Иова: «Похули Бога и умри». Но ответ праведника был: «Неужели доброе мы будем принимать от Бога, а злого не будем?»

Иов так и не похулил Бога, но, по его собственным словам, «завел судебное дело», зная, что будет прав. Его психология — отнюдь не новозаветная: он не готов, как апостол Петр, сказать: «Выйди от меня, Господи, потому что я человек грешный», или воззвать: «Боже, милостив буди мне грешному!» Иов сам говорит о себе, что он — «человек праведный, непорочный». «Сколько у меня пороков и грехов? — вопрошает Иов. — Покажи мне беззаконие мое и грех мой!»

Сцена из спектакля «Книга Иова»
Сцена из спектакля «Книга Иова»

«Есть богословская концепция, которая говорит о трех пониманиях мира, о трех мировоззрениях, явленных в Библии Ветхого Завета: это „Екклесиаст“, „Иов“ и „Песнь песней“. „Екклесиаст“ — это понимание жизни как суеты, „Иов“ — как страдания, „Песнь“ — это жизнь как любовь».

Руслан Кудашов
(Из интервью в блоге Петербургского театрального журнала)


Телесные страдания Иова невыносимы, и каждый, кто приближается к нему, с трудом терпит исходящий от него смрад. И всё же главное обвинение Иова Богу — «Ты разрушил всю семью мою!» Погибшие дети Иова неоднократно являются ему. Сначала они, как наваждение, поднимаются из-под земли в темных лохмотьях. Потом появляются с молитвой друг за друга и за отца и, воздевая руки, называют и другие имена, как перечисляем мы во время панихиды имена усопших. А в конце спектакля, уже искупленные страданиями Иова, — стоят, облаченные в белое, рядом с Верой, Надеждой и Любовью. И именно в это мгновение Иову является Бог.

Белые одежды детей Иова и трех дев становятся сияющим экраном, на котором возникают тексты на иврите, изображение звездного неба, неведомых формул, сотворенных Богом птиц и зверей. Бог беседует с Иовом устами его детей и светлых дев и открывает ему Свои тайны. А потом дети снимают с отца лохмотья и облачают его в такие же белоснежные одеяния.

«И дал Господь Иову вдвое больше того, что он имел прежде… И было у него семь сыновей и три дочери», — говорится в последней главе Книги Иова. В трактовке Кудашова эти слова обретают неожиданный смысл: не новые дочери и сыновья родились у Иова — потому что никогда не смог бы он забыть погибших. Просто Иов оказался в Царствии Божием с теми, кого любил, и, как и они, облекся светом. А жена Иова, которая не в силах была разделить с ним мытарства, так и осталась в серых одеждах стоять на земле.

***

Конечно, это очень дерзновенно — ставить на сцене библейские сюжеты, пытаясь хотя бы отчасти вскрыть их глубину и не стараясь упростить. И мне немного страшно любить спектакли Руслана Кудашова и рассказывать о них другим, потому что я не знаю, как к ним относится Бог. Но верю и надеюсь, что Создатель благоволит к творцу, который искренне стремится к Нему.
 
Иерей Илия Макаров
Комментарий
Иерей Илия Макаров, ответственный секретарь совета по культуре Санкт-Петербургской епархии.
Одна из главных задач Церкви сегодня — катехизация и просвещение, в том числе привлечение внимания людей к вопросам, раскрывающимся в христианской культуре. Театральные постановки, такие как «Екклесиаст», «Песнь песней» и «Книга Иова» режиссера Руслана Кудашова, способны пробудить у невоцерковленного человека интерес к религиозному миру. А для тех, кто уже стал частью Церкви, это весьма действенный способ вспом­нить историю, которая помогает осмыслить происходящее, объясняет многие настоящие события. Нельзя сказать, что в спектаклях-импровизациях Руслана Кудашова воссоздана библейская атмосфера — спектакли имеют весьма условное отношение к книгам Ветхого Завета. Автор, скорее, пытался передать смысл, облекая сюжет в современную форму.

«Екклесиаст» — спектакль крайне необычный. Это попытка с новой стороны — но учитывая традиции — подойти к осмыслению идей Ветхого Завета. Особенность режиссерского решения не только в использовании минимального количества декораций, но и в почти полном отказе от речи. Мы можем видеть тишину, пластику движений, сцену, усыпанную песком, по которому героям так же тяжело передвигаться, как и человеку, увязнувшему в собственных переживаниях, запутавшемуся в круговороте дней, ищущему ответ на главные вопросы своей жизни. И в спектакле «Песнь песней» на первом плане — человеческие отношения. Спектакль побуждает к осмыслению и пониманию сущности любви и многообразия ее проявлений, однако не всегда удается разгадать в этой постановке слова царя Соломона. Заключительной частью «ветхозаветной трилогии» стала «Книга Иова». Слепок человеческой жизни: сомнения героев, блага и наказания на пути, стремление понять Промысл Божий — всё это мы видим на сцене. Как всегда, автор преподносит нам историю в самой неожиданной форме — благодаря использованию 3D-проекций и новейших кукольных систем постановка «Книги Иова» стала самой «осовремененной» в трилогии.

Ветхозаветный сюжет, поставленный на сцене, подвергся интерпретации режиссера. Возможно, это несколько экстравагантно, а кто-то может сказать, что и не совсем уместно, когда речь идет о библейских историях. Но это не плохо, давайте смотреть на мир реально: именно такой своеобразный подход, который предлагает Руслан Кудашов — отказ от речи, от привычного антуража, — и нужен сегодняшнему зрителю, особенно молодому, привыкшему к модернистскому искусству, к необычному взгляду на совершенно обычные вещи. Всё это дает пространство человеческой мысли, позволяя внимать, анализировать, заставляя зрителя думать, работать над собой, обращать внимание на множество создающих цельный образ мелких деталей, которые в другой ситуации оказались бы незамеченными.

Наблюдая за действиями героев на сцене, давайте не будем забывать, что театр — это всегда в значительной степени аллегория, в которой стремление к максимальной наглядности не позволяет передать всю полноту и многообразие смыслов библейских сюжетов. Соприкосновение современного мира и традиционных ценностей нередко является моментом противостояния. А найти общее куда важнее. Вспомним слова апостола Павла из 1-го послания к Фессалоникийцам: «Всё испытывайте, хорошего держитесь». Хорошо, если такие спектакли, как «Песнь песней», «Екклесиаст» и «Книга Иова», пусть и в столь современной постановке, лишний раз пробудят в нас желание открыть книги Ветхого Завета, чтобы перечитать философские мысли царя Соломона и других ветхозаветных авторов. И спасибо режиссеру, что сподвиг нас еще раз об этом задуматься.





Все фотографии

Другие статьи из рубрики "ЧТО ЧИТАТЬ, СЛУШАТЬ, СМОТРЕТЬ"

система комментирования CACKLE
11 декабря, воскресенье
rss

№ 4 (апрель) 2015

Обложка

Статьи номера

СЛОВО ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА
ПАСХАЛЬНОЕ ПОСЛАНИЕ
ПОДРОБНО
/ От редакции / После брачного пира
/ Острый угол / Христианский брак: монархия или демократия?
/ Интервью / «Два стула» издательства «Никея»
/ Интервью / Вместе до небесного Иерусалима
/ Крупный план / О чувствах со всей прямотой (часть II)
/ Крупный план / О чувствах со всей прямотой (часть I)
/ Крупный план / Рецепт счастливого брака
/ Информация / Молитвослов для заключенных
СМЫСЛЫ И ОБРАЗЫ
/ Lingua Sacra / Оправдание закона
/ Lingua Sacra / Горькая вода
/ Lingua Sacra / Исход Лазаря
/ Имена / Право народа Божия
/ Умный разговор / Зачем нужны каноны?
ЛЮДИ В ЦЕРКВИ
/ Приход / Быть сельским священником
/ Приход / Пасха на Обводном
/ Служение / Обитель исцеления
/ Служение / Память места
ИНФОРМАЦИЯ ОТ НАШИХ ПАРТНЕРОВ
«Невозможно найти консенсус в понимании истории»
ЧТО ЧИТАТЬ, СЛУШАТЬ, СМОТРЕТЬ
Ветхозаветная трилогия в театре кукол
Музыка в апреле