Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация

Войти как пользователь
  Войти      Регистрация
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Логика ради Бога

Философ Александр Введенский, 90-летие со дня кончины которого отмечается 7 марта, не только обосновал необходимость богопознания для мышления, но и стал настоящим исповедником веры.
Раздел: Имена
Логика ради Бога
Журнал: № 3 (март) 2015Страницы: 18-19 Автор: Евгений Перевалов Опубликовано: 30 марта 2015
Объяснить основы вероучения — такую задачу ставили перед собой мужи апостольские, апологеты, отцы Церкви с самых первых веков христианства. Для этого они использовали не только исторические и нравственные аргументы, не только ссылки на своих предшественников и на Священное Писание, но и научные знания, которыми к тому времени владело человечество, а также философскую, логическую систему доказательств. В разные эпохи разум и вера дружили, враждовали, симпатизировали или скептически относились друг к другу. Но в каком-то высшем пределе они оставались едины и неразрывны, как един и неделим сам человек, стремящийся к Богу.

Несвоевременные мысли

Долговязая фигура, твердый и спокойный ­взгляд, офицерские усы — таким сохранили образ Александра Ивановича Введенского фотографии. Сегодня принято вспоминать популярность философа среди учеников, огромный интерес, который вызывали его лекции у студентов Петербургского университета. А вот идеям ученого, его творческому пути, новому слову в отечественной философии внимания почти не уделяется.

Александр Иванович Введенский (1856–1925) — русский философ-идеалист и психолог, крупнейший представитель русского неокантианства. В 1890 году он возглавил кафедру философии в Санкт-Петербургском университете и был профессором Петроградского университета до конца жизни. Среди его учеников — И. И. Лапшин, Н. О. Лосский, Л. П. Карсавин, С. А. Аскольдов, Б. В. Яковенко, П. Б. Струве, Г. Д. Гурвич, М. М. Бахтин, С. Л. Франк, В. М. Каринский. Введенский был одним из основателей и председателем Санкт-Петербургского философского общества (1899–1917).

В 1920-х годах, активно участвуя в философских спорах, он выступал против материализма и марксизма. Главные труды: «О пределах и признаках одушевления» (1892), «Психология без всякой метафизики» (1914), «Логика как часть теории познания» (1917).

Александр Введенский был женат, в браке родились две дочери — Ольга и Зинаида. Умер в 1925 году, похоронен на Смоленском кладбище в Санкт-Петербурге


Наверное, Александр Введенский просто выпал из контекста бурной эпохи, в которой ему выпало жить. Его философия была несвоевременна. Кантианство — последователем этой школы был Александр Введенский — вряд ли могло бы удовлетворить возбужденные умы, преклоняющиеся перед Гегелем, социалистами-утопистами, поэтами-футуристами, преобразователями общества и идеями окончательного решения социального вопроса. В преддверии революции 1905 года ученый, председательствоваший тогда на собраниях университетского парламента, был даже доведен студентами до обморока, — столь бурным было заседание, на котором учащиеся предъявили революционные требования общегосударственного масштаба.

«Логицизм»

Свою концепцию Введенский называл «логицизмом». Для него философия — это мировоззрение, научно переработанное при помощи теории познания; это система правильных умозаключений, которые обусловлены законами мышления. Эти законы бывают естественными, действующими вне зависимости от наших желаний, — законы тождества и исключенного третье­го, — и нормативными, зависящими от нашей воли, — это закон достаточного основания. Однако все эти три закона не дают отличать истину от лжи, а лишь помогают определить путь достижения правильного умозаключения. Поэтому главной своею целью Введенский ставит анализ четвертого логического закона — закона противоречия, который, по его мнению, одновременно относится и к естественным, и к нормативным: он «естественен» для наших представлений и «нормативен» для нашего мышления, так как любое противоречие невозможно представить, но можно помыслить.

Различие представления и мышления — основа философских взглядов Введенского. Представлениями, то есть всем, что человек получает в опыте, занимается наука. Философия, по мнению Введенского, сливается с наукой, оперируя только тем, что дается нам в представлении. Вслед за Иммануилом Кантом он утверждает, что «вещи в себе» (введенный Кантом термин, означающий умопостигаемые объекты) абсолютно непознаваемы, а потому их существование может быть удержано только верой, которая и лежит в основе метафизики. Вера и знание лежат в абсолютно разных плоскостях, однако их соединение, полагал философ, должно привести к выработке цельного мировоззрения. Такую задачу он и поставил перед самим собой.

Цельное мировоззрение


Александр Введенский был самым последовательным из русских кантианцев, однако в его работах (традиционно для русской философии) основательное, можно даже сказать краеугольное, место было отведено нравственному аспекту. Знание и вера, которые, по Введенскому, в сумме могут сформировать цельное мировоззрение, должны быть связаны между собой нравственностью.

Для нравственности же необходимо признание за другими людьми одушевленности. Без этого, считал Введенский, невозможно полное понимание необходимости нравственного поведения. В этом заключается одно из отличий идей Введенского от мысли Канта. Тот, напомним, в «Критике практического разума», основном своем этическом произведении, писал, что для применимости категорического императива — «поступай так, чтобы максима твоей воли могла бы быть всеобщим законом» — нужно признавать за человеком свободную волю, существование Бога и бессмертие души.

Введенский же пошел дальше учителя и принялся рассуждать о существовании других одушевленных «Я». В работе «О пределах и принципах одушевления» философ пишет, что эмпирическим путем невозможно узнать, есть ли душа у других людей: «материальные процессы во всех без исключения телах протекают так, как если бы нигде и никогда не было душевной жизни». Таким образом, вопрос этот становится недоказуемым. Так что же, в таком случае, должно уверить нас в одушевленности людей? — нравственное чувство, которое бессмысленно, если я окружен бездушными предметами. Само же нравственное чувство Александр Введенский считал особым органом познания, присущим каждому человеку.

Высшая интуиция


В 1922 году, когда волна антирелигиозной пропаганды уже вовсю катилась по стране, профессор Александр Введенский открыто выступил против атеизма. В своей статье «Судьба веры в Бога в борьбе с атеизмом» он заявил, что безбожие «не в состоянии указать такой факт в природе, который исключал бы возможность допускать существование Бога».

Не пытаясь доказать существование Бога, Введенский концентрируется на противоречиях атеистического мировоззрения. Их, по его мнению, два. Первое — законы природы никак не объясняют возникновение вселенной, ведь чтобы эти законы действовали, мир уже должен существовать. Второе — законами природы нельзя объяснить и существование их самих. «Очевидно, это будет нелепая затея: объяснять что-нибудь тем самым, что нуждается в объяснении», — пишет Введенский.

Впрочем, научными методами невозможно доказать и бытие Творца. Однако в пользу веры, по мнению Введенского, свидетельствует «непосредственное чувство Бога». Что это такое, кому оно присуще? Введенский делит религиозных людей на три категории. Первая — «эстетически верующие», те, кто верят в силу того, что картина мироустройства, во главе которого стоит Творец, для них привлекательнее материалистического объяснения существования вселенной. Вторая категория — «морально верующие», они верят в Бога «под влиянием одной только чуткой совести», потому, что отрицание Творца приводит к отрицанию души, а значит — к сведению человека до уровня животного. И третья категория — «интуитивно верующие», их вера основана на прямом созерцании того, во что они верят. Жизнь этих людей и есть основной довод в пользу веры: раз Бога можно чувствовать, значит, Он должен быть. Тот факт, что такое чувство присуще не всем, Введенского не смущает: ведь глухие не могут слышать звуков, а слепые — различать цвета.

Свой доклад Александр Введенский зачитал на заседании философского общества при петроградском университете. Статья вызвала резко отрицательную оценку в советской марксистской печати. Через год философское общество будет окончательно закрыто, еще через два года не станет и самого Введенского, который, в отличие от многих и многих русских философов, умрет на Родине. Но вопрос русского кантианца, повторяющий за апостолом Павлом: «Как веровать в Того, о Ком не слыхали?» (Рим. 10, 14), по сей день висит над нашей бескрайней равниной.

Другие статьи из рубрики "Имена"

система комментирования CACKLE
9 декабря, пятница
rss

№ 3 (март) 2015

Обложка

Статьи номера

ПРАЗДНИК
Юрия Костыгова — с юбилеем!
«Зеленая пустыня» подвижника Мартирия
АКТУАЛЬНО
Межсоборное присутствие. «Об участии верных в Евхаристии»
ПОДРОБНО
/ Интервью / Вопросы атеиста, ответы ученого
/ Интервью / Борьба за независимость
/ Крупный план / Возвращение из рабства. История вторая.
/ Крупный план / Возвращение из рабства. История первая.
/ Информация / Очаги сопротивления
ПРОПОВЕДЬ
Истинный пост есть удаление от зла
СМЫСЛЫ И ОБРАЗЫ
/ Lingua Sacra / В поисках смысла
/ Lingua Sacra / Псалом двадцать первый
/ Имена / Логика ради Бога
ЛЮДИ В ЦЕРКВИ
/ По душам / Валерий Татаров: «Ищу брата по разуму»
/ Приход / Храм для нового поколения
/ Служение / Штрих резцом — как движение смычка...
/ Служение / Школа музыки в доме молитвы
/ Служение / Всероссийский подарок Всероссийскому батюшке
/ Служение / Вылезти из-под кровати
/ Подари журнал / Подари журнал
ИНФОРМАЦИЯ ОТ НАШИХ ПАРТНЕРОВ
О вере, смерти и защите чувств верующих
Маленькая выпечная радость
ЧТО ЧИТАТЬ, СЛУШАТЬ, СМОТРЕТЬ
«Великопостные концерты» в марте