Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация

Войти как пользователь
  Войти      Регистрация
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Возвращение из рабства. История вторая.

Мысли, что увлечение наркотиками может привести к катастрофе, изначально у нашего героя не было. Он относился к этому как к баловству. Пожалуй именно это: несерьезное отношение к очень серьезной проблеме становится той роковой ошибкой, за которую расплачиваться приходится долгие годы.
Михаил Обрядин
Журнал: № 3 (март) 2015Страницы: 12-13 Автор: Евгений ПереваловФотограф: Станислав Марченко Опубликовано: 19 марта 2015

Михаил Обрядин

Впервые я попробовал марихуану просто в своем дворе. Рос я в Казахстане, в городе Шевченко (ныне Актау). Семья благополучная, двое детей. Я был обычным ребенком: неплохо учился, увлекался футболом, даже в сборной команде города играл. Свободное время в основном проводил на улице, во дворе. Не скрою, первая проба марихуаны понравилась — весело, забавно. Мысли, что увлечение наркотиками может привести к катастрофе, тогда не было. Мы относились к этому как к баловству.

Переломный момент наступил в 19 лет. Я получил травму ноги, и на спортивной карьере можно было ставить крест.

Шел 1989 год, я хорошо помню это время, когда в стране происходили глобальные изменения, закрывались заводы, люди пытались выжить в этих обстоятельствах, организовывались стихийные «барахолки». Каждый выживал, как мог, наступило время вседозволенности. У нас во дворе «старшие товарищи» (авторитетные личности) очень быстро сориентировались в происходящем и стали промышлять вымогательством у торговцев. И как раз в то время начали пробовать тяжелые наркотики — опий-сырец, маковое молочко. А так как на этих ребят все равнялись, то и остальные, в том числе и я, потихоньку подсаживались на иглу.

Я был полностью вовлечен в новые реалии бытия, такой резко изменившийся стиль жизни меня устраивал. Но даже тогда я был твердо уверен, что меня страшная судьба не коснется, что я вовремя «соскочу». Зависимость я почувствовал только через два года. Передозировка, больница. Врачи относились к пациентам, как к скоту. Пролежав там полтора месяца, я твердо решил — больше ни-ни.

Михаил Обрядин
Чтобы остановиться, нужно было вновь пересилить себя, пережить боль. Я уже знал, как это сложно, знал, что перетерпеть ломку без меди-каментов в родном городе не удастся: тут мне без труда можно достать наркотик.
И действительно, долго держался. Пока не начал заниматься шоп-турами в соседний Иран, мы мебель там закупали. Постоянное общение с людьми, перевозки, деньги. Стресс, напряжение хотелось как-то снять. Как? Я знал проверенный способ… Через знакомого достал опий-сырец, помнил, что это вещество якобы заводит мозги и успокаивает. Короче, раза три я покурил опий, и этого оказалось достаточно, чтобы снова «подсесть». Чтобы остановиться, нужно было вновь пересилить себя, пережить боль. Я уже знал, как это сложно, знал, что перетерпеть ломку без медикаментов в родном городе не удастся: тут мне без труда можно достать наркотик. И поэтому решил, что нужно пережить всё это вдали от дома, уехал в горы, в Бишкек. Хватило меня на две недели… Вернулся домой в ужасной депрессии, видеть никого не мог и продолжил употреблять пуще прежнего.

На сей раз я попал в эту паутину очень крепко. Бизнес свой я потерял, начались проблемы с законом. Родители раз в год клали меня в довольно приличные клиники, к каким-то целителям направляли. Но результата не было: это ведь они хотели, чтобы я изменился, а не я. Главное, не было мотивации, не было идеи, на которую можно опереться. Да к тому же я чувствовал отношение врачей: кто-то просто делал деньги, кто-то хоть и честно работал, но оставался равнодушен. Таких, кто проник­лись бы моей ситуацией, захотели бы помочь от всей души, — не встречал.

Ситуация в стране была такова, что достать наркотик не составляло труда. В конце девяностых через наш город проходил наркотрафик в Россию. Опия было много, он фактически заменил деньги. Его везли как самую твердую валюту, за него покупали квартиры. Им торговали почти в открытую, милиция этому покровительствовала.

Несколько лет такой жизни, и она мне стала не мила. Я стал понимать, что в таком режиме больше не могу. Уехал к отцу в Пятигорск. Устроился на работу. Но, продержавшись год, вновь сорвался. Самое поганое — что от себя не уйдешь! Чтобы завязать с наркотиками, надо меняться самому. Но это каждодневный труд, для изменения себя нужно прилагать необыкновенные усилия, понуждать себя, в чем навыков нет. Наркоманы — отличные психологи: в постоянных попытках достать деньги они как нельзя лучше узнают человеческую породу. Ты видишь человека насквозь: насколько он неискренен, лукав, лжив. И кажется, что лучше спрятаться в своем наркотическом коконе, уйти с головой в этот омут, чтобы никого не видеть, ничего не слышать. А просыпаясь утром, понимая, что снова нужно искать деньги на дозу, думаешь: лучше бы и не просыпался вовсе. Но я жил. А вот мой отец, не выдержав такого зрелища, умер. Родственники меня продолжали поддерживать, мама помогала материально.

Единственный на тот момент в моем окружении человек, который понимал истинную суть проблемы, была моя сестра. Она жила в Петербурге, уже была воцерковлена. И знала, что корень зла лежит в духовной плоскости, что именно оттуда надо начинать лечение. Она задала импульс, который помог мне найти верное решение. Мне оставалось только решиться, прийти к Богу… Как известно, без Его помощи мы не можем ничего, и я думаю, что Он меня просто-напросто взял за руку и направил по нужному пути. Однажды мне позвонил приятель, которого я уже давно потерял из виду. И трезвым таким голосом, что я прямо удивился, говорит: «Привет, дружище, я в Ставрополе на реабилитации, в православном Спасо-Преображенском центре, хорошо себя чувствую, есть реальный шанс переболеть. Прямо сейчас включи телевизор, там про наш центр репортаж показывают». И на меня это подействовало: если и он смог, то у меня-то и подавно всё получится. В общем, я лег на реабилитацию.

Центр находился в селе с символическим названием Покойное. А ведь до этого я жил только в городах: машины, асфальт, шум. А тут такая тишина. Птицы поют, — мне казалось, что в своем угаре я раньше их даже и не слышал. Люди, бывшие наркоманы, крестятся, молятся… Не верилось сначала, я думал, что это всё постановка, «потемкинские деревни». Но поверить пришлось. Я переболел, пережил ломку. Очень помогла дружелюбная атмосфера реабилитационного центра, я от такого хорошего отношения был просто в шоке. Впервые здесь открыл Библию, прочел простые, но понятные истины. Стал посещать храм: мы ходили туда по субботам и воскресеньям. Крестился, а после этого дал себе твердый зарок, — что раз так всё пошло хорошо, значит надо продолжать.

С тех пор прошло пять лет, наркотики я не употребляю… Не скрою, всякое бывает, искушения приходят, но теперь навыки в борьбе с ними получены и усвоены. Надо помнить, что реабилитация наркомана никогда не заканчивается, а продолжается до самой смерти.

Что меня держит, что не дает упасть опять в эту пропасть? Вера, конечно же. И помощь тем, кто находится в такой же страшной ситуа­ции, как и я когда-то. В Петербурге уже больше года я представляю организацию «Питер без наркотиков». В приемном отделении Городской наркологической больницы при содействии главврача больницы Д. П. Константинова нами организован консультационный пункт для пациентов и их родственников, мотивируем на прохождение реабилитации. Родственникам необходимо понять, что наркоман — это человек-паразит, он живет за счет родных, которые отдают ему порой всю зарплату или пенсию. Первый шаг — это «отрезать» наркомана от денег, не давать ему ни копейки. Если необходимо, то и домой не пускать. Вот в этом случае реабилитационный центр — то, что может человека спасти. Надо понимать, что там не курорт, не санаторий, где наркоман «отдыхает», там проходит колоссальная работа, прежде всего духовная, где человек заполняет свою внутреннюю пустоту. Но без этой работы ничего не получится.

Читайте первую историю на нашем сайте

Все фотографии

Другие статьи из рубрики "Крупный план"

система комментирования CACKLE
5 декабря, понедельник
rss

№ 3 (март) 2015

Обложка

Статьи номера

ПРАЗДНИК
Юрия Костыгова — с юбилеем!
«Зеленая пустыня» подвижника Мартирия
АКТУАЛЬНО
Межсоборное присутствие. «Об участии верных в Евхаристии»
ПОДРОБНО
/ Интервью / Вопросы атеиста, ответы ученого
/ Интервью / Борьба за независимость
/ Крупный план / Возвращение из рабства. История вторая.
/ Крупный план / Возвращение из рабства. История первая.
/ Информация / Очаги сопротивления
ПРОПОВЕДЬ
Истинный пост есть удаление от зла
СМЫСЛЫ И ОБРАЗЫ
/ Lingua Sacra / В поисках смысла
/ Lingua Sacra / Псалом двадцать первый
/ Имена / Логика ради Бога
ЛЮДИ В ЦЕРКВИ
/ По душам / Валерий Татаров: «Ищу брата по разуму»
/ Приход / Храм для нового поколения
/ Служение / Штрих резцом — как движение смычка...
/ Служение / Школа музыки в доме молитвы
/ Служение / Всероссийский подарок Всероссийскому батюшке
/ Служение / Вылезти из-под кровати
/ Подари журнал / Подари журнал
ИНФОРМАЦИЯ ОТ НАШИХ ПАРТНЕРОВ
О вере, смерти и защите чувств верующих
Маленькая выпечная радость
ЧТО ЧИТАТЬ, СЛУШАТЬ, СМОТРЕТЬ
«Великопостные концерты» в марте