Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация

Войти как пользователь
  Войти      Регистрация
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Хоть какой-то порядок

Что будет делать среднестатистический православный христианин 4 декабря? Пойдет в храм на службу (воскресный день и двунадесятый праздник), уедет отдыхать за город или пойдет на выборы в Государственную Думу? Наверное, это зависит от социальной активности человека, а не от его вероисповедания. А должен ли христианин быть социально и политически активным? Мы часто цитируем со смирением: «Нет власти не от Бога», но не прикрываем ли этим свою лень и равнодушие? На эти вопросы отвечает главный редактор епархиальной радиостанции «Град Петров» протоиерей Александр Степанов.
Раздел: АКТУАЛЬНО
Хоть какой-то порядок
Журнал: № 12 (декабрь) 2011Автор: Татьяна Кириллина Опубликовано: 2 декабря 2011
Что будет делать среднестатистический православный христианин 4 декабря? Пойдет в храм на службу (воскресный день и двунадесятый праздник), уедет отдыхать за город или пойдет на выборы в Государственную Думу? Наверное, это зависит от социальной активности человека, а не от его вероисповедания. А должен ли христианин быть социально и политически активным? Мы часто цитируем со смирением: «Нет власти не от Бога», но не прикрываем ли этим свою лень и равнодушие? На эти вопросы отвечает главный редактор епархиальной радиостанции «Град Петров» протоиерей Александр Степанов.

Не стать раем, но хоть не быть адом

— Большинство христиан считает хорошим тоном быть далекими от политики: дескать, это дело грязное, к спасению души прямого отношения не имеет…
— Политика, действительно, — дело довольно грязное. Но в жизни много грязного, и если христиане не будут в эту грязь вносить чистоту, то она так и останется грязью. В этом мире (в меру возможностей) мы должны претворять в жизнь христианские идеалы. Понятно, что рай на земле построить невозможно, но, как сказал философ Владимир Соловьев, задача государства — не сделать мир раем, а не дать сделать его адом. Задача христиан тоже к этому близка. Не обязательно включаться в политическую борьбу, но можно во все сферы жизни, в том числе и в политику, привнести нравственный христианский подход, подвигая власть к тому, чтобы решения принимались с учетом христианских ценностей. Этого можно добиваться двумя путями: воспитывать людей (в том числе, политиков) в христианском духе в храмах. Второй путь — публично обличать нравственные искажения в общественном сознании и пытаться их поправлять. И здесь мы выходим если не на политическую, то на общественную сцену.

Голос отдельного человека…
— Сейчас многие оппозиционные политики предлагают различные линии поведения на предстоящих выборах: портить бюллетени, голосовать за кого угодно, кроме «Единой России», вообще не голосовать. Что выбрать между этими вариантами?
— Я не считаю правильным не ходить на выборы или портить бюллетени: в стране есть определенный порядок, более или менее установленный с согласия всех людей (или с их полного равнодушия), этот порядок нужно признавать. Церковь никогда не призывала нарушать установленные правила, если они не противоречат нашей вере. Сегодня мы должны Бога благодарить за то, что вопреки событиям ХХ века мы имеем хоть какой-то порядок. Если этот порядок предусматривает демократическую процедуру выборов, то каждый гражданин, в том числе и христианин, должен принять в них участие. Дальше все зависит от политической зрелости человека, то есть жизненного опыта и исторического кругозора, способности анализировать события, просто интереса к общественной жизни, неравнодушия.

— Распространено мнение, что от отдельного человека у нас в стране ничего не зависит, в том числе и на выборах. Что можно возразить на это?
— Голос значит ровно столько, сколько он значит, точно так же, как и в Америке, и во Франции, и в любой другой стране. Гражданин должен этот свой голос положить в копилочку. Другой вопрос — в какую. Поскольку демократия у нас не выстроена, нам надо учиться. Это неминуемый путь, которым идет все человечество. Даже в монархических государствах существуют выборные представители. А учиться демократии можно только на практике. Поскольку страна не готова к демократии, власть была вынуждена монополизировать парламентскую систему, введя партию власти. Население с восторгом поддержало эту идею, сбросив с себя всякую ответственность. Это привело к тому, что у нас нет разделения на законодательную и исполнительную власть. А смысл этого разделения — возможность корректировать деятельность исполнительной власти. Поэтому власти пришлось вводить разные общественные советы с совещательными функциями, чтобы была хоть какая-то обратная связь.

Другая сила…
— Власти все же необходима обратная связь?
— Безусловно. Иначе исполнительная власть начинает на себя оттягивать все сферы жизнедеятельности общества, парализуя в стране всю творческую и производственную деятельность. Тут и возникает коррупция, «распил» денег, «откаты» и так далее. Нужен противовес — представительная власть, парламент, Дума, избранники народа из разных социальных слоев, разных регионов, представляющие собой, в теории, срез всего общества. Они должны корректировать действия власти. Но когда в начале 90‑х дали такую возможность этому «противовесу», законодательная власть намертво заблокировала все, потому что культуры демократического управления у нас нет. Это механизм с очень тонкой настройкой. Поэтому правительство решило монополизировать эту сферу и связь осуществлять через общественные советы. Но получается плоховато: общественные советы — совещательный орган, они не имеют реальной власти, не могут надавить на чиновника, снять министра, только могут пошептать президенту на ушко… Но нам все равно придется учиться жить в демократической системе управления государством. Президент сделал осторожное и, на мой взгляд, правильное предложение понизить проходной барьер в Думу до 5%. К сожалению, тут же испугались собственной смелости и оставили 7%. Такой барьер разрозненные и слабые оппозиционные силы по-прежнему вряд ли смогут преодолеть. Власть продолжит «тихо сама с собою вести беседу», а значит, безнаказанно воровать и деградировать. Демократии нельзя научиться платонически, нужен опыт и практика. Тем более что реальной опасности оказаться в меньшинстве у партий власти практически нет. Даже удивительно, насколько сегодняшняя власть не уверена в себе, опасается малейшего риска. Я, разумеется, исхожу из принципа презумпции невиновности власти, то есть предполагаю, что хотя бы первые лица желают блага своей стране, а не только себе лично.

Звучал, как колокол на башне вечевой…
— Часто говорят, что россияне политически незрелы, объясняют нашу пассивность советским прошлым. А новгородцы, которые сбрасывали неугодных правителей в Волхов, были более зрелыми политически?..
— Ну, это было в XV веке… Те новгородцы были изгнаны Василием III, а Иван Грозный завершил репрессии. Можно сказать, что примерно то, что произошло после 1917 года со страной, в XV веке произошло с Новгородом: физическое истребление отъявленных и массовые депортации. Страна, народ стали другими. Традиций народного представительства не было не только в советское, но и в досоветское время. После Манифеста 1905 года первые две Думы показали, насколько все дико, а вот Третья и Четвертая были уже гораздо более вменяемы, но их деятельность совпала с войной, и лучше было бы их вовсе закрыть и не раскачивать лодку понапрасну. Так что традиции парламентской у нас действительно нет, она не успела сформироваться, ведь Россия из-за слишком поздней отмены крепостного права (а это значит, что 87% населения держали в рабском состоянии) значительно отставала. Предреволюционный период демократии был очень коротким, а Западная Европа к этому времени прошла уже огромный путь.

— Как известно, довольно большая часть православных россиян стоит на антидемократических, даже монархических позициях. В данных условиях желать восстановления монархии — это утопия, бегство от реальности?
— Да, это просто дремучесть! Ну, какая монархия сейчас? Даже если представить вдруг, что она появится, она примет форму сталинизма. Может быть, с крестами, хоругвями и прочими атрибутами христианства, и это будет еще более дико!

Спокойствие, только спокойствие!
— Должны ли деятели Церкви пуб-лично выражать свои политические взгляды?
— Повторюсь, должны выражать нравственную позицию. Когда Святейший Патриарх Кирилл говорит, что у нас слишком большое социальное расслоение, он абсолютно прав, и он выражает нравственную позицию. Можно к этому добавить, что совершенно вымирает провинция, деревня, это видят все. Страна брошена. По этому поводу Церковь имеет полное право высказываться, но нужно прежде всего подавать собственный пример жизни по совести, чтобы учение подтверждалось делами — «покажи мне веру твою из дел твоих», — а не просто обличать. И еще, нужно иметь терпение. Наша интеллигенция всегда хотела все сразу, чтоб завтра было как в Германии или Франции. Съездили за границу, посмотрели, как чисто и цивилизованно, а если так у нас сразу не сделалось, то начинается: «Страна плохая, здесь жить нельзя, я уезжаю!» Спокойнее надо. Да, мы родились в такой стране, культура у нас находится на низком уровне. Этот процесс не может быстро идти. Европа проходила его веками, весьма кроваво, она его выстрадала. Надо относиться с большим терпением к тому, что происходит, так же, как родитель относится к своим детям: терпеливо воспитывает и не ждет скорых результатов… Другое дело, если ясно понимать, каким путем надо идти, то этот путь может быть пройден гораздо быстрее, не растягиваться на века. Если взглянуть на европейский путь, то становится ясно, что цивилизовались европейские государства во многом благодаря христианству, Церкви. Например, в основе привычной европейской вежливости лежит христианское отношение к человеку, уважение к человеческой личности.

Есть такая партия?..
— Социальная концепция РПЦ позволяет мирянам вступать в политические партии. Но ведь программы политических партий не всегда соответствуют христианству…
— Думаю, священноначалие не нынешние партии имело в виду, а надеялось, что в будущем появятся партии, которые в своих основополагающих документах, принципах будут руководствоваться христианскими ценностями.

— Есть же христианские партии на Западе…
— Совершенно верно. У нас тоже были попытки, но ничего не получилось: общая культура низкая, и вообще партий, как таковых, нет. Может быть, у «Яблока» есть какой-то политический профиль, а остальные никакого отношения к политике не имеют, это просто набранные рекруты, которые выполняют задания, спущенные сверху. Там нет идей. Какая идея у «Единой России», у «Справедливой»? Давайте жить дружно, давайте все заодно, давайте быть «нашими» или быть «справедливыми»? У Коммунистической партии есть идеология, но… эта идеология — труп. Она была еще в начале ХХ века раскритикована русскими философами, которые сначала в этот котел нырнули, немножко в нем поварились, а к 1909 году появились «Вехи», где все уже было сказано.

— ХХ век хорошо показал, к чему приводит коммунизм…
— Так-то оно так, но тут могут возразить, что неудачная практика всегда искажает хорошую теорию. А вот философы еще задолго до октябрьского переворота поняли, куда все идет, и доказали, что именно в теоретическом плане это полный тупик. Сегодня Коммунистическая партия держится у нас исключительно на ностальгии, на сказке о стране с молочными реками и кисельными берегами.

Другие статьи из рубрики "АКТУАЛЬНО"

система комментирования CACKLE
10 декабря, суббота
rss

№ 12 (декабрь) 2011

Обложка

Тема номера:Церковь - Тело Христово