Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация

Войти как пользователь
  Войти      Регистрация
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Настоятель пустого места

Как появляются новые храмы, наверное, можно себе представить. Приезжает строительная техника, сначала роют котлован, закладывают фундамент, потом возводят стены, а в конце работ венчают купол крестом — храм готов. А как в храме появляется община? Самый простой ответ: люди, живущие поблизости, начинают стягиваться в новое место молитвы, потому что оно рядом. А может ли община возникнуть без храма? Оказывается, может.
Раздел: Приход
Настоятель пустого места
Иерей Антоний Прилипко
Журнал: № 2 (февраль) 2015Страницы: 40-43 Автор: Камилла НигматуллинаФотограф: Станислав Марченко Опубликовано: 9 февраля 2015

Иерей Антоний Прилипко назначен настоятелем храма святителя Иоанна Златоуста в Петергофе 11 сентября 2014 года. Сейчас проектирование храма находится в состоянии согласования документов. Обычно настоятель строящегося храма служит на других приходах епархии, отец Антоний тоже служит в разных храмах Санкт-Петербурга и Петергофа, а в свободное от череды время стремится туда, где находится его главная забота ― зарождающийся храм. Престольный праздник храма святителя Иоанна Златоуста в феврале ― 9 февраля (Перенесение мощей из Коман в Константинополь в 438 году).

В статусе «квартирного концерта»

По одноразовому пропуску пробираемся на территорию студенческого городка в Петергофе. В одной из квартир общежития нас уже ждут члены общины храма святителя Иоанна Златоуста. По средам они собираются, чтобы вместе читать Евангелие. Если выглянуть в окно, видно место, где должен появиться сам храм. Этот участок земли настоятелю прихода священнику Антонию Прилипко предложили совсем недавно, но строительство — дело не быстрое. Есть время создать крепкую общину — людей, за которыми бы потянулись многие.

В комнате сидят работники студгородка, преподаватели, студенты. Их немного: у каждого в будний день свои заботы, все просят прощения за то, что вынуждены будут уйти пораньше, а в итоге остаются до конца встречи. На книжной полке стоят иконы, соседствуя с учебниками по истории и студенческими грамотами, горит лампадка и пахнет ладаном.

— Я не имею ничего против «надомной» работы: домашних евангельских встреч, чаепитий, малых богослужебных форм, осуществляемых на дому, — рассказывает отец Антоний. — И при этом объединяться в Святом Причастии можно в ближайшем приходском храме. И всем хорошо — и нам, и приходу. Такой у меня план.

Мы по очереди читаем евангельский отрывок и потом пять минут сидим в тишине, обдумывая вопросы, возникшие после чтения. В рассказе о богатом юноше ученики спрашивает Христа: «Так кто же может спастись?» Обсуждаем, что значит следовать за Христом, ведь каждый понимает это напутствие по-своему.

Вдруг раздается стук в дверь. Мелькает забавная мысль: «За нами пришли». Создалось необычное ощущение — будто мы, как минимум, занимаемся делом политически крамольным или, максимум, собираемся, как древние христиане, в катакомбах.

Что-то есть в идее отца Антония идеалистическое, будто бы действительно тоска по катакомбам, диссонирующая с действительностью, которая нас окружает. Например, на вопрос «зачем священнику нужен храм?» он отвечает очередным парадоксом: «Если рассматривать храм как место совместной Евхаристии, то можно встречаться в любом из них. Необязательно строить новый».

К идее обязательности «своего» храма для общины отец Антоний относится спокойно, хотя и не мыслит будущее прихода без храма и множества разнообразных помещений при нем. Его идея проста: община первична, а здание, где она обитает, — вторично.

Совместное чтение отрывков из Евангелия предваряет дискуссии на евангельские темы во время еженедельных встреч в общежитии Университета в Петергофе
Совместное чтение отрывков из Евангелия предваряет дискуссии на евангельские темы во время еженедельных встреч в общежитии Университета в Петергофе
«Я настроен на длительное пребывание во временном храмовом пространстве — в палатке, в ангаре или в деревянной часовне большого размера, — говорит иерей Антоний Прилипко. — Это, кстати, тоже обычная практика, называется „временный храм“».

Где найти бабушку

Идею первичности общины священник Антоний Прилипко почерпнул у известного миссионера схиархимандрита Иоакима (Парра), настоятеля монастыря Марии Египетской в Нью-Йорке. Тот умеет встрях­нуть людей своей проповедью, сподвигнуть на добрые дела. «Вот передо мной сидят сто человек, — передает отец Антоний слова схиархимандрита. — Неужели в нашем городе не найдется сто бабушек, с которыми никто не говорил последние полгода?» Допустим, в епархии пятьсот приходов. Если на каждом найдется по одному активному прихожанину, и если пятьсот таких же активных, как сектанты, прихожан выйдут на улицы и начнут помогать людям, насколько изменится образ нашей Церкви!

Евангелизировать ближних можно только примером добрых дел, считает отец Антоний. Он мечтает о «тимуровской команде», участники которой помогали бы всем: одиноким бабушкам, приезжим студентам, бездомным…

— Бабушка найдется сама собой, очень быстро, — уверен отец Антоний. — Летом я как-то шел с детьми в зоопарк, через дорогу переходила пенсионерка в нарядной розовой блузке. Выяснилось, что ей исполнилось на днях 90 лет и никто ее до сих пор не поздравил. Когда я ей дал 500 руб­лей на тортик, сердечно поздравил и выслушал, она пошла домой, счастливая. Если бы наша община находилась в этом районе, мы бы стали бы навещать ее, помогать... Вот так бабушки и находятся!

Слово «помощь» в разговоре с отцом Антонием является, пожалуй, ключевым. Он признает, что есть случаи, когда неквалифицированному специалисту лучше не вмешиваться — например, если нужно оказать психологическую помощь семье, где есть ребенок с тяжелыми нарушениями развития, — но настаивает, что большинство видов помощи доступны любому человеку. Например, студент факультета прикладной математики и процессов управления может настроить компьютер товарищу с исторического факультета. Конечно, есть опасность, что сразу «набежит» много людей, желающих воспользоваться такой добротой, но это обстоятельство мало смущает настоятеля будущего студенческого храма. «Лично я просто истосковался по возможности помогать, пока служил на другом приходе, — говорит отец Антоний. — Жизнь дежурного священника в большом храме — это постоянный стресс. Не можешь ничем людям помочь, кроме того чтобы выслушать, вместе помолиться или дать какой-нибудь дилетантский совет. Как правило, люди бывают очень благодарны даже за это. Но я мечтал о своем приходе, где все знают друг друга и объединены общим делом».

Община из людей, а храм — из кирпичей

На месте будущего храма Иоанна Златоуста служат молебны — например, в день его престольного праздника
На месте будущего храма Иоанна Златоуста служат молебны — например, в день его престольного праздника

Приходской комплекс храма святителя Иоанна Златоуста будет обширным, его концепция специально разрабатывается для духовного просвещения студентов: с учетом их возраста, круга интересов, способа восприятия мира. В комплексе предусмотрены не только службы социальной реабилитации и поддержки семьи и материнства, группы самопомощи, приходская психологическая служба, но также и концертные и репетиционные залы, библиотека-кафе, дискуссионный клуб.

Община вместе со своим настоятелем собирается на квартире уже около полугода, пока в нее входят не более десяти человек. В основном это университетские люди, среди них старожилы, которые пытаются создать активную общину добрых хрис­тиан еще с 1990-х годов. На протяжении долгих лет они ежемесячно собирались и на Литургию, которую прямо в коридоре одного из корпусов служил настоятель университетского храма протоиерей Кирилл Копейкин. Несколько членов этой общины впоследствии стали священно­служителями.

Анна Ржевская, психолог по образованию, участник евангельских встреч у священника Антония Прилипко, помнит эволюцию общины, как минимум, на протяжении последних пятнадцати лет. По ее воспоминаниям, в те годы костяк общины составляли университетские математики, а местом сбора была часовня в студгородке, в которой нерегулярно совершались богослужения. Но за почти два десятка лет люди устали от разговоров и планов, им хотелось приступить к непосредственным делам — тут и появился настоятель несуществующего храма. Отец Антоний сам окончил СПбГУ, факультет социологии, и видится неслучайным тот факт, что он возглавил общину, состоящую, в основном, из университетских людей.
Чтобы на пустом месте возник храм, необходимо провести сложную процедуру. Сначала учреждается приход, который на епархиальном уровне просит назначить настоятелем определенного священника. Затем на государственном уровне приход просит создать некоммерческую религиозную организацию «приход такой-то с настоятелем таким-то». Эта религиозная организация может ходатайствовать о выделении земли или выдаче разрешения на строительство при содействии более крупного объединяющего юридического лица, то есть Русской Православной Церкви. Формированием прихода занимается настоятель, а испрашиванием земли от имени настоятеля занимается епархия. Однако на деле священник всё равно погружается в вопросы согласований, архитектурного проектирования и непосредственно строительства.




Евангельские встречи, по мнению Анны Ржевской, помогают, прежде всего, найти ориентиры, «маячки», которые указывают, куда общине двигаться дальше. Сами чтения показывают, насколько по-разному люди смотрят на одни и те же вещи. «Во время богослужений в храме у прихожан нет возможности высказать свои мысли об услышанном отрывке, — а такая потребность имеется, особенно у людей думающих», — говорит Анна.

Ольга Кожичева, студентка химического факультета, тоже согласна с тем, что обсуждение Евангелия — основной мотив, приводящий людей в эту общину. Однако она считает, что и храм в студгородке очень нужен. Сейчас по воскре­сеньям Ольга ходит на службы в церковь Воскресения Христова («Спас-на-Крови»), для этого ей приходится ночевать у друзей в Санкт-Петербурге. «Конечно, в город ездить неудобно. Несмотря на то, что на евангельские встречи ходят всего трое студентов, думаю, храм будет посещать гораздо большее количество. Тем более что со временем здесь появится большой жилой комплекс», — говорит Оля.

Ольга Кожичева, студентка химического факультета, считает, что «студенческий» храм в Петергофе очень нужен
Ольга Кожичева, студентка химического факультета, считает, что «студенческий» храм в Петергофе очень нужен

Идее первичности общины следует не только отец Антоний Прилипко. На этих же принципах организованы братство Анастасии Узорешительницы в Санкт-Петербурге, община епископа Орехово-Зуевского Пантелеимона в Москве, приход Елисаветинского монастыря в Минске. Все они пронизаны, как кровеносными сосудами, добровольным сотрудничеством и взаимопомощью прихожан, их открытостью к делам за пределами общины.

И начало в Петергофе тоже положено: вокруг отца Антония собираются отзывчивые люди, связанные между собой не случайно и не насильно, — точнее, их связывает нечто большее, то, что и должно стоять в основании всякой общины, — Христос.
В социальной сети «Фейсбук» интересующиеся христианской жизнью люди обсуждают, какими могут стать храм и православная община в Старом Петергофе, какова будет их деятельность.
Группа приглашает всех заинтересованных к участию в дискуссии. www.facebook.com/groups/zlatoust.peterhof/

Все фотографии

Другие статьи из рубрики "Приход"

система комментирования CACKLE
7 декабря, среда
rss

№ 2 (февраль) 2015

Обложка