Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация

Войти как пользователь
  Войти      Регистрация
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Батюшки специального назначения

Ни одну профессию Церковь не выделяет так, как воинское служение. Причина ясна: военные, да и вообще представители силовых структур отдают своему делу не только силы и знания, но, если нужно, и саму жизнь. Такая жертва требует религиозного осмысления.
Журнал: № 1A (Специальный выпуск №4, январь) 2015Страницы: 4-11 Автор: Елена Миловидова Опубликовано: 26 января 2015
К XIX веку в России сложился институт военного духовенства. Он объединял священство, окормлявшее армию и флот, в самостоятельную церковно-административную структуру. Несколько лет назад государство и Церковь сделали шаг к возрождению этого института: в армии вновь появились штатные военные священники. В Санкт-Петербурге работу Церкви с армией и флотом координирует отдел по взаимодействию с Вооруженными Силами и правоохранительными учреждениями Санкт-Петербургской епархии, который в 2015 году отмечает свое десятилетие.

Появление духовного «спецназа»

Первое письменное упоминание о священстве в русском войске относятся к казанскому походу Иоанна IV (Грозного) 1552 года. Готовилась длительная осада, и царь позаботился о духовной поддержке воинов. В походном стане была отслужена Литургия. Многие ратники во главе с царем причастились и «приготовились чистыми приступить к смертному подвигу». Некоторые исследователи полагают, что священники и раньше сопутствовали народному ополчению, однако сначала это были приходские батюшки. После ратных походов они возвращались в свои епархии.

Священники «специального назначения» появляются в России в середине XVII века, при царе Алексее Михайловиче, когда зародившееся двумя веками ранее постоянное войско стало стремительно увеличиваться.

Первый обер-священник армии и флота Павел Яковлевич Озерецковский (1758–1807)
Первый обер-священник армии и флота Павел Яковлевич Озерецковский (1758–1807)
Еще больше развитию военного духовенства способствовал Петр I, создавший в России регулярную армию и флот, и при них — штатное полковое и военно-морское духовенство. Во время боевых действий первое подчинялось назначенному в армии полевому обер-священнику (как правило, из «белого» духовенства), второе — флотскому обер-иеромонаху. Однако в мирное время военные священники находились в управлении архиереев той епархии, к которой был приписан полк или экипаж корабля. Двойное подчинение было неэффективным, и в 1800 году Павел I всё управление военным духовенством сосредоточил в руках обер-священника армии и флота. Нововведенную должность занял протоиерей Павел Озерецковский, с именем которого связано начало института военного духовенства.
 

Последний протопресвитер армии и флота Георгий Иванович Шавельский (1871–1951)
Последний протопресвитер армии и флота Георгий Иванович Шавельский (1871–1951)
Военные священники с честью прошли через все баталии XIX века, обильно выпавшие на долю России. К концу века завершился и затянувшийся процесс формирования духовного ведомства. Главная власть в нем вновь стала принадлежать одному лицу — протопресвитеру армии и флота. Далее вертикаль управления выглядела так: главные священники округов — главные священники армий — дивизионные, бригадные, гарнизонные благочинные — полковые, госпитальные и тюремные священники. Как церковный администратор протопресвитер армии и флота был сравним по положению с епархиальным архиереем, но имел больше прав. Первым этот высокий пост занял протоиерей Александр Алексее­вич Желобовский.

 
Первый протопресвитер армии и флота Александр Алексеевич Желобовский (1834–1910)
Первый протопресвитер армии и флота Александр Алексеевич Желобовский (1834–1910)

Служу Отечеству: Земному и Небесному

Самым многочисленным духовным «отрядом» до революции было полковое священство. Батюшка в царской армии считался главным воспитателем, он должен был воодушевлять солдат на верность царю и Отечеству до готовности положить за них жизнь, показав в этом пример. Русские священники брали оружие в руки лишь в исключительных случаях, принося за это впоследствии церковное покаяние. Однако история донесла до нас массу случаев, когда священник с крестом в руках возглавлял грозившую захлебнуться атаку или под пулями шел рядом с оробевшим солдатом, поддерживая его дух. Это было поприще неизвестных миру подвижников, истовых служителей веры.

Войсковые священники проводили богослужения и следили за их посещаемостью (приказом по войскам весь личный состав должен был причаститься хотя бы один раз в год). Они отпевали погибших однополчан, сообщали о смерти их родным, следили за состоянием воинских кладбищ, которые в результате были самыми ухоженными. Во время боя священники на передовом перевязочном пункте помогали перевязывать раненых. В мирное время преподавали Закон Божий, вели духовные беседы с желающими, следили за благоустройством храмов, организовывали библиотеки, церковно-приходские школы для неграмотных солдат. В строгой армейской иерархии положение полкового священника приравнивалось к капитану. Солдаты были обязаны отдавать ему честь, но при этом батюшка оставался для них доступным и близким человеком.

«Военный» отдел нашего времени

Военное благочиние Санкт-Петербургской епархии было воссоздано в 2005 году указом митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Владимира. Исторически оно складывалось на протяжении XIX века. Первым известным нам сегодня благочинным можно называть настоятеля храма во имя Спаса Нерукотворного Образа на Конюшенной площади протоиерея Петра Песоцкого, знаменитого тем, что он принимал последнюю исповедь у А. С. Пушкина. Отец Петр Песоцкий участвовал в Отечественной войне 1812 года в качестве благочинного Санкт-Петербургского и Новгородского ополчений.

Сегодня военный благочиннический округ включает в себя 17 приходов, 43 храма (из них 15 — приписных) и 11 часовен при военных и правоохранительных учреждениях Петербурга и Ленинградской области. Для координации работы с силовыми структурами, которая раньше велась разрозненно на уровне отдельных приходов, при Санкт-Петербургской епархии десять лет назад был создан специальный «военный» отдел. Должность руководителя отдела по взаимодействию с Вооруженными Силами и правоохранительными учреждениями и благочинного «военных» храмов с момента основания отдела занимает протоиерей Александр — с апреля 2013 года иеромонах Алексий — а с апреля 2014 года архиман­д­рит Алексий (Ганьжин). В мае 2014 года он был назначен заместителем председателя вышестоящего Синодального отдела.
В ведении военного благочиния Санкт-Петербургской епархии находится 31 храм и 14 часовен, включая восстанавливаемые и проектируемые.
Штатного духовенства ― 28 клириков: 23 священника и пять диаконов. Благочиние окормляет 11 военных вузов.

В 2009 году президентом России Дмитрием Медведевым и Святейшим Патриархом Кириллом было решено ввести в Вооруженных Силах штатное военное духовенство. В нашем военном округе первым штатным армейским священником стал иерей Анатолий Щербатюк — по должности «помощник по воспитательной части командира 95-й бригады управления Западного военного округа». Как и дореволюционные пастыри, отец Анатолий проводит богослужения, беседы, выезжает с частью на учения. Каков его контингент?

— Складывается уникальный случай, — делится отец Анатолий трехлетним опытом своей службы и служения в армии. — Многие солдаты в армии священника впервые видят. И понемногу начинают понимать, что он такой же человек. Начинают потихоньку интересоваться вопросами веры. Воцерковленными приходят считаные новобранцы. Уходят — намного больше. Приходят все с разными настроениями. А я должен настроить их на несение воинского долга, объяснить, что никто нам не поможет, кроме самих себя и Господа Бога. И ребята это понимают.
На сегодняшний день отделом достигнуты соглашения о сотрудничестве между епархией и Ленинградской военно-морской базой, пограничным управлением ФСБ России по Ленобласти, фельдъегерской службой УГФС России по Северо-Западу, Ленинградским военным округом, а также с ГУВД, Северо-Западным региональным командованием внутренних войск МВД РФ, ГУФСИН, Всероссийской полицейской ассоциацией, Управлением Федеральной службы контроля за оборотом наркотиков.

Пастырское попечение: ­МВД, МЧС, Наркоконтроль

Работа «военного» отдела Санкт-Петербургской епархии разделена на секторы по родам силовых структур. Самое главное для всех — пастырское попечение. Молебны и богослужения (где есть храмы), принесение присяги в торжественной обстановке в храмах или в присутствии духовенства, участие священников в различных мероприятиях, освящение оружия, знамен, духовные беседы с руководством, личным составом стали приметой сегодняшнего дня во многих силовых подразделениях и военных учебных заведениях.

Освящение знамени в соборе Святой Живоначальной Троицы Лейб-гвардии Измайловского полка, апрель 2014 года
Освящение знамени в соборе Святой Живоначальной Троицы Лейб-гвардии Измайловского полка, апрель 2014 года

протоиерей Геннадий Бартов
протоиерей Геннадий Бартов
— Стараемся объединить свои усилия в борьбе с такой страшной бедой, как наркомания, — рассказывает настоятель Троице-Измайловского собора протоиерей Геннадий Бартов, работающий с сотрудниками Госнаркоконтроля. — Начали взаимодействовать в 1996 году еще с налоговой полицией, а позже, когда Госнарко­контроль стал ее преемником, продолжили сотруд­ни­чество с ним. Недав­но в нашем соборе — впервые после революции — освящали новое знамя управления: торжественно, по воинскому чину, в присутствии двух сотен сотрудников, одетых в парадную форму, с орденами и медалями.

 
Сотрудничество Церкви и МЧС началось с печального повода.

— В 1991 году при пожаре в гостинице «Ленинград» погибли девять сотрудников, — рассказывает о работе своего сектора иерей Георгий Сычёв — полковник МЧС, много лет отдавший пожарной охране. — Бывший тогда начальником управления генерал-майор Леонид Исаченко пригласил священника и инициировал строительство храма-часовни иконы Божией Матери «Неопалимая купина». Восемь лет проводим час духовной культуры при оперативном управлении МЧС по Петербургу. Беседуем с высшим руководством и личным составом, смотрим фильмы, организуем паломнические поездки.
 

Отец Георгий Сычёв вручает грамоту епархиального «военного» отдела заместителю начальника Главного управления МЧС России по г. Санкт-Петербургу В.В. Позину, май 2011 года
Отец Георгий Сычёв вручает грамоту епархиального «военного» отдела заместителю начальника Главного управления МЧС России по г. Санкт-Петербургу В.В. Позину, май 2011 года

На сегодняшний день отделом достигнуты соглашения о сотрудничестве между епархией и Ленинградской военно-морской базой, пограничным управлением ФСБ России по Ленобласти, фельдъегерской службой УГФС России по Северо-Западу, Ленинградским военным округом, а также с ГУВД, Северо-Западным региональным командованием внутренних войск МВД РФ, ГУФСИН, Всероссийской полицейской ассоциацией, Управлением Федеральной службы контроля за оборотом наркотиков.

Школа военного духовенства

Откуда берутся «батюшки специального назначения»? Кто-то случайно оказывается на этом месте, кто-то продолжает «военную» линию своей светской жизни (например, до рукоположения закончил высшее военное училище или просто в армии служил), а кто-то — специально учится в «школе». В 2011 году по благословению Святейшего Патриарха Кирилла при «военном» отделе на базе воскресной школы храма-часовни иконы Божией Матери «Неопалимая купина» была открыта первая в России «Школа военного духовенства». В ней курсантов-священников учат специфике военного служения: как во время полевых выездов оборудовать палатку под походный храм, как развернуть его в казарме, как и что должен делать священник в районе боевых действий. В 2013 году в школе был первый выпуск.

Также действуют при «военном» отделе Свято-Макарьевские богословско-педагогические курсы, на которые приглашаются православные христиане, желающие стать катехизаторами — помощниками «военных» батюшек. Программа обучения рассчитана на год, выпускники курсов привлекаются для просветительского служения в различных образовательных учреждениях и воинских подразделениях армии и флота.

Священники в «горячих точках»

В феврале — марте 2003 года, еще до образования отдела, протоиерей Александр Ганьжин был откомандирован в Чеченскую республику, где окормлял сотрудников Федерального агентства правительственной связи и информации при Президенте Российской Федерации (ФАПСИ). С тех пор ежегодно священнослужители «военного» отдела совершают 3-4 командировки в Дагестан, Ингушетию, Чеченскую Республику для пастырского окормления находящихся там воинских подразделений. Один из таких «боевых» батюшек — настоятель гарнизонного храма Святой Троицы в Красном Селе протоиерей Георгий Волобуев. Отец Георгий — быв­ший капитан милиции, в священническом сане бывает в «горячих точках» со второй Чеченской войны. В Чечне, недалеко от Ханкалы, ему приходилось не только служить требы и вести с солдатами разговоры о высоком, но и перевязывать под пулями раненых бойцов.

Протоиерей Александр Ганьжин совершает таинство Крещения. Чечня, 2003 год
Протоиерей Александр Ганьжин совершает таинство Крещения. Чечня, 2003 год

Протоиерей Георгий Волобуев
Протоиерей Георгий Волобуев
— Большинству после боя нужно выговориться, им хочется человеческого участия, понимания, хочется, чтобы их пожалели, — рассказывает отец Георгий. — Священник в такой ситуации — просто спасение. Сегодня, к счастью, боевые действия бывают всё реже, но когда они случаются, я вижу, что ребята готовы свою душу положить, лишь бы мою жизнь сохранить. Живу обычно я вместе с ними в палатках, рядом ставлю храмовую палатку — в ней проводим молебны, крестины. Участвую в походах, во время боевых действий, если надо, оказываю медицинскую помощь. От боевого похода священнику можно отказаться, но мы, священники, своим присутствием там свидетельствуем о нашей вере. Если батюшка струсит, — его не осудят, но по этому поступку будут судить о священниках всю жизнь. Мы должны быть примером и здесь.

Вячеслав Михайлович Котков, доктор педагогических наук, профессор, автор книг «Военное духовенство России» и «Военные храмы и клиры России»:

— Подвиг военных священников до конца не оценен. Архивы канцелярии протопресвитера армии и флота находятся в Петербурге. Беру многие дела и вижу, что до меня их никто не смотрел. А в них — колоссальный опыт работы военного духовенства, который необходимо изучать сегодня, когда вновь возникло понимание того, что военная мощь, соединенная с духовной высотой, — это сила необоримая.

 

Молодежь — наше будущее

Кроме противоборства физическим силам и технической мощи есть еще и тихая борьба за умы будущих воинов и будущих граждан. Проигравший ее может проиграть будущее своей страны.

Иеромонах Леонид (Маньков)
Иеромонах Леонид (Маньков)
— Уровень патрио­тического воспитания в школах сейчас значительно упал, — считает заместитель председателя «военного» отдела иеромонах Леонид (Маньков). — Сокращены часы истории России, литературы, русского языка. Если в дореволюционной России дети изучали Закон Божий со школьной скамьи, органично впитывали веру с рождения, то сегодня они приходят в армию не только неверую­щими, но даже историю своей страны толком не знают. Как же тогда мы можем воспитывать дух патриотизма?

Восполнить пробелы и «отвоевать» молодых у соцсетей и компьютерных «стрелялок» помогает программа по духовно-патриотическому воспитанию молодежи, подготовленная «военным» отделом. Во всех храмах военного благочиния организованы воскресные школы, при многих — военно-патриотические клубы. Например, при храме иконы Божией Матери «Неопалимая купина» подростки изучают забытый сегодня в общеобразовательных школах курс начальной военной подготовки.

Традиционный открытый турнир по спортивным видам единоборств памяти воина Евгения Родионова в Суворовском военном училище, декабрь 2013 года
Традиционный открытый турнир по спортивным видам единоборств памяти воина Евгения Родионова в Суворовском военном училище, декабрь 2013 года


Визитной карточкой отдела стали масштабные проекты для детей и юношества. Это входящий в сетку соревнований Министерства обороны турнир спортивных единоборств, посвященный памяти воина Евгения Родионова, на котором всегда присутствует мама героя-мученика Любовь Васильевна; Всероссийский слет военно-патриотических и казачьих молодежных организаций имени святого благоверного князя Александра Невского, где команды состязаются в знании истории, строевой, медицинской, боевой подготовки. Сотни участников со всех уголков России привлекает и детский исторический форум «Александровский стяг».

Молодежный военно-исторический форум «Александровский стяг», март 2012 года
Молодежный военно-исторический форум «Александровский стяг», март 2012 года

А еще «военный» отдел сотрудничает с ветеранскими организациями: это и «Боевое братство», и объединения бывших военнослужащих спецназа, разведки. Ветераны — частые гости различных мероприятий и незаменимые наставники молодежи. Овация, устроенная зрительным залом убеленному сединами герою войны, и тихий перезвон орденов на его груди могут быстрее любых слов объяснить девчонкам и мальчишкам, что такое патриотизм.

Спортсмены и ветераны

Еще одно из направлений работы «военного» отдела — сотрудничество с клубами единоборств. Многие спрашивают, для чего православным священникам борьба?

— Отвечу по своему опыту, — говорит иеромонах Леонид (Маньков). — В спортивный зал я пришел, когда мне было девять лет, и первым видом спорта, которым я увлекся, было каратэ. Потом занимался рукопашным боем, выступал на соревнованиях. И мне это очень пригодилось в армии, в «горячих точках».

Военные пастыри окормляют клубы единоборств «Александр Невский», «Файт Спирит» и «Союз смешанных боевых единоборств ММА (Mixed Martial Arts) России», президентом которого является знаменитый спортсмен Федор Емельяненко. Дружат со многими известными тренерами и спортсменами, регулярно посещают соревнования.

Спортсмены тоже уверены в необходимости такого сотрудничества:

— Священник может помочь справиться со многими проблемами внутри мужского коллектива, — убежден чемпион России по рукопашному бою, чемпион России и Европы по джиу-джитсу, двукратный чемпион России и чемпион мира по боевому самбо Михаил Заяц. — Здесь идет серьезная борьба, не только внешняя, но и внутренняя. Когда спортсмен-единоборец добивается высокого результата, возникает риск «звездной болезни», опасность поставить себя выше всех. Духовное окормление помогает не впасть в этот грех, а оставаться прежде всего человеком при любых обстоятельствах.

Сильные духом

Чем глубже погружаешься в работу «воен­ного» отдела, тем больше понимаешь, насколько грандиозный у нее размах. Достаточно заглянуть на сайт отдела или взять в руки его газету «Православный воин», чтобы понять — «военный» отдел недаром получил звание самого информационно открытого в составе епархии. Количество проводимых мероприятий огромно, широк и охват тех, кто вовлечен в сферу сотрудничества с отделом — от молодежи до ветеранов, от рядовых до генералитета. К счастью, военным батюшкам сегодня нечасто приходится воздевать над головой крест, посеченный пулями. Но у современности — свои задачи. Объединение патриотически мыслящих людей вокруг идеи служения Родине — вот высокая миссия, добровольно взятая и достойно выполняемая сегодня военным священством. В новом телевизионном проекте «Сильные духом» сотрудники «военного» отдела решили рассказать о воинских подвигах, освященных православной верой.

Но пожалуй, именно такой эпитет — «сильные духом» — как нельзя лучше подходит и для коллектива «военного» отдела, и для тех, кто выбирает служение военного пастыря.

Первый протопресвитер армии и флота Александр Алексеевич Желобовский (1834–1910)
Первый протопресвитер армии и флота Александр Алексеевич Желобовский (1834–1910)
Последним перед революцией 1917 года благочинным военного духовенства Санкт-Петербургской епархии был Алексей Андреевич Ставровский (с 1892 по 1918 год), расстрелянный осенью 1918 года в Кронштадте и в 2001 году причисленный к лику новомучеников Церкви Русской.
 
 

Все фотографии

Другие статьи из рубрики "Крупный план"

система комментирования CACKLE