Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация

Войти как пользователь
  Войти      Регистрация
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

На что намекает библейское сказание?

Фольклор сам по себе является «священным текстом», считал Тертий Филиппов. Как ни странно, до какой-то степени это правдиво в отношении древнего еврейского фольклора. Ведь в Ветхом Завете присутствуют все жанры народного творчества: притча, пословица, загадка, песня и, конечно, сказка. Библия донесла до нас сказочные истории, преисполненные древней мудрости. И то, что сказки включены в библейский канон, — далеко не случайный факт.
Раздел: Lingua Sacra
На что намекает  библейское сказание?
Журнал: № 12 (декабрь) 2014Страницы: 24-26 Автор: Владимир ИвановИллюстратор: Наталья Пучкова Опубликовано: 24 декабря 2014

Фольклор в Ветхом Завете

Герои Священного Писания много поют. Поют на похоронах: вспомним плач Давида после смерти Саула и Ионафана (2 Цар. 1, 17–25). Поют на свадьбах: Песнь Песней — по сути, пьеса для голосов жениха, невесты и хора — представляет собой позднейшую переработку древнего фольклорного материала. Поют в момент особенно важных событий, например, как Ламех после рождения сыновей (Быт. 4, 23–24) или как израильтяне у колодца в пустыне (Чис. 21, 17–18). Победная песнь Моисея «Поем Господеви» после перехода через Красное море (Исх. 15, 1) — образец древней военной песни. А божественная реплика, обращенная к пророку Иеремии (Иер. 1, 4–5), — пример dеbar YHWH («Слово Господа»), пророчества, облеченного в поэтическую форму.

Прозаические жанры в Библии — предмет неустанных научных дискуссий. История сотворения мира (Быт. 1–3), жертвоприношения Исаака (Быт. 22), история Иосифа (Быт. 37, 39–50), завоевания Ханаана в книге Иисуса Навина, рассказ о возникновении династии Давида (1 Цар. 16, 2–18, 13) или разрушении Храма (4 Цар. 25, 8–21) могут интерпретироваться как миф, эпос, легенда или сага. Весьма близки к жанру сказки Книга Ионы и Книга Товита, о которых речь пойдет ниже.

Третий тип фольклора — разговорный, который предполагает участие двух собеседников. К нему относится, прежде всего, māšāl — емкое, часто метафорическое, высказывание, квинтэссенция практической мудрости, что-то вроде наших пословиц и поговорок. Māšāl сконцентрированы в Книге Притчей и в Екклезиасте, но спорадически встречаются по всему ветхозаветному тексту (Суд. 8, 2; 1 Цар. 24, 14; 3 Цар. 20, 11). В Ветхом Завете используются эпиграммы (краткие иронично-обличительные стихотворения) (Чис. 23, 7–10. 18–24; 24, 3–9. 15–24), притчи (Иез. 17, 2–10) и загадки — например, знаменитая загадка Самсона: «Из ядущего вышло ядомое, и из сильного вышло сладкое» (Суд. 14, 14)

Духовная лаборатория

Что такое сказка? Это литературная обработка глубинного опыта человечества. В ней отражена древнейшая картина мира, прежде всего — религиозные представления, ритуалы, связанные с жизнью общины. Например, обряд инициации, то есть перехода человека из одной возрастной категории или социальной группы в другую. Слушая сказку, маленький человек проходит тот же путь, что прошло когда-то всё человечество. Опыт многих становится внутренним психологическим опытом каждого. Как это происходит?

Все сказки мира имеют общие черты. Как показал В. Я. Пропп (в книге «Морфология волшебной сказки»), они имеют одинаковую повествовательную структуру: есть герой и его волшебный помощник; герой должен совершить какой-то поступок, для этого он должен с помощью помощника преодолеть препятствие и т. д. Благодаря «типовой» структуре рассказанная в сказке частная история становится всеобщей историей о человеческой душе, об испытаниях, которые она проходит в процессе внутреннего взросления. Центральные повествовательные моменты сказки — завязка, кульминация, развязка — соответствуют определенным этапам на пути духовного восхождения. Сказка предлагает «перечень» универсальных жизненных сценариев, которые можно наполнять каким угодно смыслом.

Неслучайно русская сказка, сама по себе не несущая моралистического заряда, в переложении русских писателей XIX века превратилась в отличный воспитательный инструмент. То же самое можно сказать и о библейской сказке, которая, воспроизводя структуру своих волшебных «родственниц», по сути, вмещает в себя религиозный и исторический опыт Древнего Израиля — первый опыт живого общения человека с Богом. И поэтому она, в отличие от других сказок, содержит не только слово о тайнах человеческой души, но и откровение о тайнах Божественного замысла.

О человеке, который не умел любить

Книга Ионы относится к пророческим книгам, но, в отличие от других книг, не содержит пространных пророческих речений. Сюжет ее хорошо известен (см. также «ВЖ» № 6, 2014). Как и многие древние сказки, она восходит к обряду посвящения юноши в полноправные члены общества через определенное испытание. В сказках это испытание часто описывается как путешествие: герою предстоит отправиться за молодильными яблоками, за царевной, в Тридевятое царство и т. п. В Книге пророка Ионы, это, конечно, путешествие пророка в Ниневию.

Во время путешествия герой (в древнем обряде — посвящаемый во взрослую жизнь) должен пережить смерть, чтобы затем родиться вновь, воскреснуть к новой жизни. В истории с Ионой смерть обозначается процессом проглатывания («и повелел Господь большому киту поглотить Иону»), а возвращение к жизни — процессом выплевывания («и сказал Господь киту, и он изверг Иону на сушу»). В терминологии Проппа это мотивы поглощения и выхаркивания. Человек поглощается смертью, но выходит живым. Этот же мотив нисхождения в царство мертвых (оно же — материнская утроба) мы находим в историях о Садко, Одиссее, Орфее. Молясь Богу во чреве кита, Иона прямо говорит, что спускается в царство мертвых: «Бездна обыде мя последняя… снидох в землю, еяже вереи [т. е. ворота, речь идет о воротах подземелья] ея заклепи [т. е. засовы] вечнии».

В чем состоит испытание Ионы? Он должен научиться понимать Божественную волю, замысел Творца о себе самом и о мире вокруг. Если говорить светским языком, он должен обрести себя, научиться слушать собственный голос (то есть — голос своей совести). Каким бы странным и нелогичным этот голос ему ни казался. Полагаясь на волю Божию, и «житейское отложив попечение», человек должен идти туда, куда его направляет Бог. Если он этого не делает, он умирает. Если делает, то выходит невредим даже оттуда, откуда, казалось бы, выхода нет.

Кит — олицетворение водной стихии, то есть того природного, хаотического начала, которое человек должен в себе победить на пути восхождения души к Богу. Кит поглощает Иону, грозя ему смертью. Как писал немецкий психолог Э. Фромм, это «внутреннее состояние человека, разрывающегося между своей совестью и желанием уйти от своего внутреннего голоса». Лишь научившись слышать голос своей совести, голос Божий внутри себя, человек может благополучно избежать хаоса. Глубокая правда еврейской сказки состоит в том, что человеку внутренне очень сложно согласиться с волей Божией, с замыслом Бога о себе: научиться любить и нести ответственность за ближних.
Книга пророка Ионы входит в состав собрания книг Двенадцати малых пророков. Древнейшие из сохранившихся рукописей найдены в Кумране и датируются сер. II в. до н. э. — 2-й пол. I в. н. э. Написана книга была в персидский или раннеэллинистический период, т. е. в V–III вв. до н. э. В книге не содержится исторических сведений об ее авторе. В 4 Цар. 14, 25 сказано, что царь Иеровоам II  (ок. 793–753 гг. до н. э.) «восстановил пределы Израиля, от входа в Емаф [город в Сирии] до моря пустыни [Мертвого моря], по слову Господа, Бога Израилева, которое Он изрек чрез раба Своего Иону, сына Амафиина, пророка из Гафхефера»; из этих сведений нельзя заключить, когда именно жил пророк. Родной город Ионы Гафхефер находился в Галилее, неподалеку от Назарета.

О том, как стать настоящим мужчиной

Книга Товита повествует о двух благочестивых евреях, которых, тем не менее, беды и неудачи преследовали много лет, — о Товите и его дальней родственнице Сарре. Живущая в Мидии Сарра в отчаянии молится о смерти: она семь раз выходила замуж, но каждый из ее семи мужей умирал в первую брачную ночь. Их умерщвлял злой демон — служанки же несправедливо обвиняли в убийстве саму невесту.

Живущий на чужбине, в языческой Ниневии, иудей Товит никогда не нарушал заповедей: не ел идоложертвенного, соблюдал субботы, заботился о бедных. Однажды он даже похоронил брошенный всеми труп иудея, и, чтобы очиститься от скверны, был вынужден ночевать за пределами города, у городской стены. И вот, пока он спал, воробьи «испустили теплое» ему на глаза, и он ослеп. Чуя близкую смерть, Товит решает отправить своего сына за хранящимися у друга в Мидии деньгами. В спутники сыну он дает некоего человека, который на самом деле является ангелом Рафаилом (о чем, правда, никто не подозревает).

Далее события разворачиваются вокруг фигуры сына Товита и его «волшебного» спутника. Во время путешествия они вылавливают большую рыбу, вынимают из нее сердце, печень и желчь. Ангел рассказывает, что воскурение печени и сердца изгоняет демонов, а желчь исцеляет слепоту. После этого ангел приводит юношу в дом Сарры, и тот к ней сватается. Благодаря чудесным воскурениям юноше удается избежать смерти, и он получает часть наследства отца Сарры. Затем, забрав деньги у друга отца, юноша возвращается с женой и богатством домой. История заканчивается исцелением отца от слепоты.



О чем же рассказывает нам эта сказка? Психологи видят в ней повествование о человеческой душе, об испытаниях, которые проходит человек в процессе личностного становления. Завязка действия — потеря Товитом зрения и денег. Богатство на языке сказки означает жизненную силу, зрение — возможность правильно оценивать самого себя. Следовательно, речь идет о потере героем этих качеств. Почему это произошло? В начале книги сказано, что Товит был сиротой, воспитала его бабушка. Значит, Товит не получил в детстве примера правильного мужского поведения. Восприняв от бабушки самое лучшее — нравственность и верность Богу, он всё же еще не стал цельной и здоровой личностью, так как «женская» часть его души чрезмерно развита в ущерб мужественности. В отсутствии рассудительности, логики — мужских черт — здоровая праведность Товита грозит превратиться в манию, которую сказка выражает в образе заколдованной невесты, губящей своих мужей.

И вот Товит благословляет в путь своего сына — то есть плод своей жизни, и дает ему спутника. Так называемый волшебный помощник в сказке олицетворяет некое внутреннее качество, которое человеку необходимо в себе воспитать. В Книге Товита таким спутником становится «благодарный покойник» (распространенный мотив в мире сказок). Это означает встречу со своими собственными недостатками, осознание их и решимость от них избавиться.

Однако сделать это не так просто, как кажется. Возрастание человека в Боге — всегда очень трудный и сложный процесс, без помощи Бога здесь не обойтись. В сказке это описано так: когда юноша пошел купаться, его чуть не съела рыба. Для преодоления угрозы герою потребовалось, пусть по настоянию спутника, лично проявить мужество и отвагу — типично мужские качества. Лишь обретя их, он получил средство избавить невесту от демона и вернуть отцу зрение. Брак говорит о достижении героем духовной зрелости, а спавшие с глаз отца бельма — о пробуждении мужественности, умении анализировать свои инстинктивные побуждения, подчинять их здравому смыслу и… о божественной помощи, которая восполняет личные недостатки. В конце концов, вся история человечества вплоть до Воплощения — это восполнение Богом недостатков самой человеческой природы.
Книга Товита — неканоническая, то есть не входит в Танах (еврейский Ветхий Завет), но признается Церковью богодухновенной. Она была написана на древнееврейском или арамейском языке в Мидии в эпоху Второго храма (возможно, во II в. до н. э.). Несколько фрагментов книги на арамейском и на древнееврейском были обнаружены среди свитков Кумрана; греческий перевод дошел до нас в разных вариантах, часть которых — сокращенные.

Другие статьи из рубрики "Lingua Sacra"

система комментирования CACKLE
3 декабря, суббота
rss

№ 12 (декабрь) 2014

Обложка

Статьи номера

СЛОВО ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА
Слово главного редактора (декабрь 2014)
ПОДРОБНО
/ Интервью / 250 лет, прожитых не зря
/ Крупный план / В Греческом зале...
/ Крупный план / Двадцать часов Эрмитажу
/ Крупный план / Христиане в музейных коридорах
ПРОПОВЕДЬ
Совершенная душою
СМЫСЛЫ И ОБРАЗЫ
/ Lingua Sacra / На что намекает библейское сказание?
/ Имена / «В мире том, и этом, бренном, можно жить одновременно»
/ Имена / Больше чем поэзия
/ Умный разговор / Фольклор: душить ли песню?
ЛЮДИ В ЦЕРКВИ
/ По душам / Статус песчинки бытия
/ Приход / Церковь у причала. К престольному празднику храма святителя Спиридона Тримифунтского в Адмиралтействе
/ Приход / Школа радости
/ Служение / «Чайка»: не только для православных
/ Из окна в Европу / Александр, тезка святого
/ Из окна в Европу / Обновление благодати
/ Проект / Хор по благословению
КУЛЬТПОХОД
/ Книжная полка / Человек переходного периода
ИНФОРМАЦИЯ ОТ НАШИХ ПАРТНЕРОВ
Вклад примером собственной жизни
ЧТО ЧИТАТЬ, СЛУШАТЬ, СМОТРЕТЬ
Музыка в декабре