Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация

Войти как пользователь
  Войти      Регистрация
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

В гармонии… с собой

Иногда в рекламных роликах видишь такие «экологичные» образы: льняные покрывала, деревянные полы, пухлые дети с голенькими пяточками… По сравнению с волоокими дивами — глаз отдыхает и радуется картине здоровья и красоты, обычно подающейся под девизом «в гармонии с природой». Примерно то же ощущаешь, глядя на семью Полежаевых: черноусый папа в косоворотке, простоволосая девочка с тряпичной куклой, румяные малыши с берестяными игрушками, длиннокосая улыбающаяся мама… В гармонии с природой, в гармонии с собой, в гармонии с окружающей действительностью.., представленной тесной однокомнатной «хрущевкой» в одном из «спальных» районов Петербурга.
Раздел: По душам
В гармонии… с собой
Семья Полежаевых: Андрей, Наталья; дети: Екатерина (9 лет), Александр (6 лет), Мария (3 года), Фёдор (1 год)
Журнал: № 10 (октябрь) 2014Страницы: 38-42 Автор: Анна Ершова Опубликовано: 10 октября 2014
С героем нашего октябрьского номера Андреем Полежаевым мы хотим познакомить читателей на выставке "Православная Русь" - в субботу 11 октября в 12.00 . в конференц-зале 4-го павильона он проведет мастер-класс по берестяной игрушке! Приходите знакомиться с мастером и делать свои шаркунки и другие интересные берестяные поделки так, как их делали на Севере сотни лет назад. Всё сделанное можно будет забрать с собой.

Лубяная радость

Полки, полочки, ящички… всё в квартире заставлено берестяными туесками, лубяными кузовками, плетеными шкатулочками... Прежде чем прийти в эту семью, я изучила четыре сайта, созданных главой семьи Андреем Полежаевым — умельцем, приехавшем в Петербург из города Вельска Архангельской области и не забывшем того, чему его научили в детстве. Короба, лапти, шаркунки (берестяные погремушки)… трудно представить, что всё это Андрей успевает делать (а Наташа расписывать) в свободное от основной работы и воспитания четырех детей время.

— Андрей, Наташа, откуда у вас такое негородское увлечение? Это передается из поколения в поколение?

Андрей: Можно сказать и так. Наш учитель труда — Сергей Юрьевич Богатырёв — был настоящий мастер. Он и учил местным промыслам: мы корзины плели, птиц щепных делали, кузовки берестяные… Еще я ходил в клуб народных промыслов «Берендей», где тоже учили разным крестьянским ремеслам: делать изделия из бересты, из ивы, из корней сосны. Это мужчин, мальчиков. А девушки и женщины вязали и шили, по праздникам пели, плясали. Все вместе ездили по близлежащим районам и городам на фестивали и ярмарки. Нам было очень интересно: мы могли сделать что-то своими руками и заработать своим трудом копеечку. Были у нас и походы: за берестой, за корнем в лес.

Наташа: А я — дипломированный специалист по бересте и другим промыслам, училась в Архангельске в специализированном колледже. Но сейчас очень редко берусь за бересту, больше занимаюсь рукоделиями, лоскутным шитьем, просто шью. И рисую: мое второе образование художественное. Все дети тоже рисуют, так что у нас нередки семейные пленэры.

— Андрей, вы с самого детства этим занимались… не надоедало? В подростковом возрасте не было отторжения?

Андрей: В «Берендее» и подросткам было интересно: у нас проводились вечоры — играли на гармошке, танцевали, водили кадрили, играли в народные игры. Мы так с Наташей и познакомились: она в Вельск приезжала на практику, когда училась в училище, и тоже ходила в «Берендей».

— Почему вы заметили Наташу, чем она выделялась среди остальных девушек?

Андрей: Всем. Самая веселая, жизнерадостная, всегда что-то придумывает, не боится реализовывать. Других таких просто не было…

Наташа: Андрей был в компании самым младшим. Я к нему как к поклоннику даже и не относилась, мы просто дружили, с ним было легко и хорошо. Но как-то я уезжала домой, а он мне написал письмо в поезд. Он утверждает, что ничего «такого» не имел в виду (смеется), но письмо было сугубо любовное. И я впервые задумалась, что, может быть, со мной рядом есть человек, который мне очень близок. Написала ответ, завязалась переписка: мы ведь жили в разных городах. А потом поехали вместе в Петербург поступать, я — на художественный факультет педагогического университета, он — в технический университет.

— То есть береста осталась любимым хобби?

Андрей: Пока так, да. Хотя во время учебы два года работал преподавателем в подростковом клубе. Да и потом, когда у нас стали дети появляться, мы несколько раз пытались полностью перейти на ремесло. Я даже написал бизнес-план. Пока был один ребенок, это казалось реальным. Но чтобы оплачивать ипотеку и еще жить с четырьмя детьми, очень много пришлось бы мастерить, а дети не дают много работать дома. Поэтому основную специальность — управление IT-проектами, я не бросал. Благодаря ей расплатились по ипотеке. Но береста семье помогает: каждое лето мы участвуем в ярмарках на Русском Севере, даем мастер-классы, общаемся с мастерами, продаем свои изделия.

Наташа: В 1998 году мы поехали на Соловки, жили там какое-то время, я писала этюды. И так вышло, что у нас недостало денег на обратную дорогу. Первая мысль, которая пришла, — смастерить сувениры. Сделали лоток из моего холста, сделали сувениры, положили в лоток и пошли по острову. И — заработали на дорогу обратно и еще на следующую поездку. Так и поняли, что можно помогать себе, делая что-то руками.

На Поморском мастеровом сходе в музее Малые Корелы
На Поморском мастеровом сходе в музее Малые Корелы


Оборачиваются, потому что завидуют

Мы ужинаем за круглым столом, придвинутым к подоконнику. «Мам, дай соль!» — «Сходи на кухню, возьми». Саша, сидящий у окна, встает и ловко, наступая босыми ногами то на спинки стульев, то на полку рядом, пролезает практически через наши головы и с грохотом спрыгивает на середину комнаты. Я задумываюсь о соседях снизу и машинально подстраховываю, чтобы прыжок не пришелся на сидящего на полу Федю. Но мама спокойна… Чуть позже начинает капризничать трехлетняя Маша. «Она спать хочет, — говорит Андрей. — Ну, иди сюда, покачаю». Маша блаженно залезает на колени к папе, тот начинает ее баюкать. «Она не спала днем, пусть поспит», — объясняет он мне. «И что, она прямо так уснет?» — «Конечно». Минут через пять Маша уже сладко посапывает, а папа, разговаривая, продолжает машинально ее качать…

— Вы изначально представляли, что у вас будет многодетная семья?

Наташа: Я всегда думала, что у меня будет как минимум трое. Но мы не многодетная семья, мы — нормальная семья!

Андрей: А я просто не думал об этом.

Наташа: Андрей же мировые проблемы решает, а я семейные. Помню, он говорил недавно: «Я хочу вывести Вельск на мировой уровень!» Так что ему не до «мелочей» (смеется). А если серьезно, Андрей всегда был просто идеальным отцом, но с четвертым ребенком он начал задумываться о семейных проблемах и о воспитании детей — тоже «в мировых масштабах». Теперь у него новый проект: «Во что играют наши дети», посвященный современной и традиционной игрушке. Говорят, мать начинает ощущать истинные радости материнства лишь с четвертым ребенком, но и отец, видимо, тоже.

— Вы чувствуете общественную реакцию на свою семью?

Андрей: У нас есть реакция со стороны мамы жены.

Наташа: Я ее понимаю: она меня жалеет, считает, что многодетность это очень тяжело. А нам с Андреем настолько хорошо с детьми! И наши дети не обделены. Бывает, в семье один ребенок, и он заброшен, сидит всё время у компьютера. А мы и с четырьмя детьми ведем активную, подвижную жизнь. Мы всё лето проводим у родителей Андрея в Вельске и постоянно ездим на ярмарки по всему Русскому Северу со всеми детьми.

Катя, Маша и Саша с друзьями в Архангельской области
Катя, Маша и Саша с друзьями в Архангельской области


Андрей:
Туда съезжаются мастера отовсюду, особенно на Соловецкую ярмарку — самую известную. Кто варежки продает, кто козули, кто бересту, поделки из дерева, кто из корня, кто из глины. Мы продаем свое и стараемся поддержать других, купить у них что-то.

Наташа: Да и в городе на месте не сидим. Путешествуем, ходим в походы. Вместе с фольклорным ансамблем «Белозерье» любим отмечать Пасху и Масленицу на улице, с народными гуляньями. Ездим на службу в Старо-Паново в храм святых Адриана и Натальи, там в просветительском центре каждое воскресенье или концерт, или творческие мастерские. Да и просто по музеям ходим. На «Детских днях» в музеях Петербурга прошли практически по всем маршрутам…

Мастер-класс по берестяной игрушке в просветительском центре «Ковчег»
Мастер-класс по берестяной игрушке в просветительском центре «Ковчег»


— Вы одна, с четырьмя детьми?! Андрей ведь на работе…

Наташа: Мне это несложно! Во-первых, дети мобилизуются: выйдя из дома, Саша отвечает за Машу, он трепетно ведет ее за ручку, следит за ней. Трудности их закаляют! Во-вторых, к нам очень тепло относятся люди: и место уступят, и коляску помогают поднять, и в музеях так себя ведут, будто мы к ним лично в гости пришли. Но вот мама относится ко всему предвзято: «Ой, пойдем скорее, они расшумелись, уже все оборачиваются на тебя…» А я говорю: «Оборачиваются, потому что завидуют». Или: «Потому что дети симпатичные» (смеется). Всё зависит от твоего отношения к жизни и к своим четырем детям.

— Ваши отношения с детьми кажутся очень гармоничными. У вас бывают с ними проблемы?

Наташа: Конечно, как у всех. Они и не слушаются, и ссорятся между собой: дерутся, пинаются, кусаются…

— Андрей, а вы строгий папа? Наказываете?

Андрей:
Строгий. Наказываю, конечно. Чаще всего в ванную отвожу: успокоится и выйдет. Мы говорим: «Так! Ты сейчас отправляешься в ванную или в туалет — выбирай».

Наташа: Это наша шутка тради­ционная: у нас совмещенный сан­узел. Конечно, потом обговариваем, за что наказали, кто кого обидел, кто что сделал неправильно. Бывает и так, что я или Андрей вспылим и в сердцах перегибаем палку. Тогда другой как бы немножко на себя ситуацию переводит, чтобы первый остыл.

— Я так понимаю, что вы всё время ищете, чем детей занять…

Наташа: Проще, конечно, засадить за мультики — но всем известно, что дети, посидев неподвижно у экрана, потом слегка дичают. Поэтому лучше потратить немного времени, чтобы занять их чем-то, научить: потом они будут заниматься этим уже сами. Чтобы семью объединить, нужно приложить много усилий. Мы придумываем разные семейные мероприятия, например, делаем детский домашний театр. Когда Катя была маленькой, я придумывала постановки на Рождество. А потом нам друзья подарили ширму для теневого театра, и мы стали придумывать «теневые» спектакли. Бывало, мы их и в Вельске потом играли. Еще летом делали берестяной театр, ездили в разные деревни, показывали. А в Золотилово (это деревня на 14 домов) мы даже с местными детьми сделали спектакль.

— А что еще можно делать? Как говорится, долгими зимними вечерами…

Наташа: Да многое можно придумать! К папиным шаркункам-кометам «хвосты» приделываем. К приходской благотворительной ярмарке мы с Катей делаем ключницы, визитницы, кошелечки. Фигурки из соленого теста — лепим, раскрашиваем. Если поставить детям задачу, они смогут тесто из муки и соли сделать сами. Кормушки для птиц из пачек от молока. Или вот были именины у Кати, мы пили чай, беседовали и договорились до того, что у каждого внутри — своя планета. На следующий день надули шарики и нарисовали там свои планеты, кто на какой живет.

— Но откуда взять время? У мамы же бесконечная череда дел: готовка, уборка, прогулка, уроки…

Андрей: Лучше поменьше приготовить — зато больше позаниматься.

Наташа: Можно сказать, что быта у нас нет. Андрей очень неприхотливый, пришел с работы: есть еда — хорошо, нет — приготовит что-нибудь сам. Сегодня вот, например, Федя капризничал: приболел, — и уснул у меня на руках. В результате, в магазин не сходила, обед не приготовила. Но разве это так страшно? У нас дети сами могут приготовить салат, сварить макароны. Маша умеет чистить картошку и морковку с двух лет. Бывало, Катя оставалась с двумя младшими и готовила сама, кормила их. Понятно, что они — обычные дети, и, по большому счету, стремятся к тому, чтобы ничего не делать. Но если есть захочешь — так приходится.

— Как вы помещаетесь все в одной комнате?

Наташа: Знаете, все так удивляются, жалеют нас. Как-то даже, уходя, сунули нам деньги: дескать, возьмите на бедность. А нам тут хорошо! Мы боимся большой квартиры: все разойдутся по своим комнатам и будут сидеть заниматься неизвестно чем. Катя говорит, что не хочет никуда переезжать. Она просто не представляет, как может жить без Саши, без присутствия его рядом, их игр, разговоров… Мы тут все вместе, как единый организм. Маленькая квартира объединяет, если в семье хорошее взаимопонимание.

— А как дети засыпают? Вижу тут только два спальных места…

Наташа: Маша наверху, там у нее «чердак». Катя на полу, Саша на раскладушке. Федя с нами. Катя засыпает чаще всего первая, она выматывается за день. Последним — Федя, ведь он спит днем. Часам к 11 вечера засыпают все.

— И у вас, наверное, начинается время для себя. Например, помыть посуду…

Наташа (смеется): Нет, я обычно Андрею говорю: оставь, я утром вымою. Андрей после отбоя берестой занимается или по работе что-то делает. Я что-то расписываю. Правда, я в последнее время стала восставать против долгих ночных бдений. Потому что, представьте, он делает берестяные игрушки и складывает их в бумажные конвертики. Чтобы конвертик был «фирменным», ставит на него три печати. И вот, он проработал весь день, вечером делал игрушки — и в 4 утра, сонный, начинает ставить эти штампы… И я начинаю очень сильно нервничать. Потому что не понимаю, как он вообще живет: ведь он встает в 6:30, работает весь день, после со всеми детьми поиграет, накормит и приголубит, а ночью плетет из бересты...

Андрей: Это, неверное, впервые в жизни, что Наташа противится тому, что я задумал. Обычно она всегда поддерживает, даже в мелочах.

Наташа: Потому что мне тебя жалко. Мне, конечно, больше нравится, когда мы просто беседуем, чай попьем вместе. Рассказы пишем для наших детей. Посмотрите, у нас есть вот такие рукотворные книги, это уже пятая по счету. Мы в них записываем истории про Катю, Сашу, Машу и Федю. Дети сами их иллюстрируют, мы их красиво переплетаем. А Катя даже сказки там пишет. Дети всё время просят: почитай про нас!

Катя: Мама, мама, расскажи про рыжие волосы! Ты же записывала! (хохочет)

Наташа (читает): Когда у нас прошлой весной родился Федя, я укладывала его, а Саша с Машей на кухне играли. Вдруг забегает Саша, берет Машину одежду и говорит, что сейчас будет показ мод. Через 10 минут входит Маша, одетая в красивую одежду… но без волос. А у нее были длинные рыжие локоны. Я забегаю на кухню: ни волосинки, ни ножниц, все убрано по местам… но Маша коротко и криво острижена! У меня просто истерика, наказываю Сашу, засаживаю его в ванную. Потом уже все успокоились, разговариваем с Сашей. Я: «Ты хоть понял, за что тебя наказали?» Саша: «Да, понял. Нельзя стричь рыжие волосы!» (все смеются)





Шестеро в лодке

Листаю альбомы: у Полежаевых не только книги сделаны своими руками, но и фотоальбомы — с любовно выбранными фотографиями, красиво оформленные, подписанные, с маленькими рассказиками. Чем больше смотрю, тем больше просится на язык одно очень простое, но очень трудное слово: «счастливы». Прямой открытый взгляд. Всё честно и просто. Да, есть те, кто «увлекается» народным стилем жизни и фольклором. И те, кто «играет» в фольклор. И даже те, кто считает, что заниматься этим — «спасительно». А они — просто в этом живут. И почему-то хочется именно так жить…

— Рукотворные книги, альбомы… всё остальное вы тоже стараетесь делать руками?

Андрей: Мы придерживаемся крестьянского подхода. Что это значит? Подход реконструктора — когда человек воспроизводит старинную жизнь без изменения: сам себе делает одежду, инструменты, работает по старинным технологиям. А по-крестьянски — это когда человек просто живет, работает, и если ему тяжело, то он всячески свою жизнь старается облегчить. Для этого он использует всё самое современное: инструменты, технологии. Когда у нас появляются деньги — мы улучшаем свои средства производства. Недавно купили Наташе швейную машинку. Но суть остается та же.

Наташа: Народные промыслы — скорее не хобби, а стиль жизни. Нам нравится старинная мебель, одежда. В деревне много комаров, и мы с девочками — в длинных сарафанах по старинному образцу — ощутили, насколько мы от них защищены. К тому же в сарафанах не холодно и не жарко. Так и любую деталь деревенской одежды можно исследовать и понять, как всё было продуманно и удобно.

Андрей: Я считаю, что человеку, даже живущему в городе, это просто необходимо. Вот у нас мальчик растет, очень активный, сильный. Что ему делать тут в квартире? Ремесло просто приучает детей к труду. При этом они понимают, как деньги зарабатываются. Как это трудно, долго. И видят, и сами участвуют. И получают потом свои личные, вырученные на ярмарках деньги.

— Дети не считают всё это «устарелым»?

Наташа: Катя очень любит. Моя бабушка, папина мама, из деревни. У нее всегда было ремесло в руках: она шила, вязала, вышивала. Я всю жизнь видела, как она это делает, и меня это очень привлекало.

Андрей: И мне очень нравилось, что делает наш учитель труда. Мы тоже хотели быть такими же.

— А вот самые впечатляющие фотографии: папа делает какую-то необычную лодку, плывет на лодке, гребет, детей везет…

Андрей: Берестяная лодка — идея моего товарища, Александра Шутихина. Он прочитал в таможенных книгах Государства Московского XVII века, как по Северной Двине ходили берестяные каюки. И решил повторить. И вот в августе 2007 года, за три дня, в его деревне в Кировской области мы построили лодку из бересты. А на фотографиях — лодка, которую мы стали строить по просьбе Соловецкого музея-заповедника: они хотели проверить, на чем люди доплывали до островов, когда еще не было металлических орудий труда, а только кварцевые. Строили лодку на Попове острове, где был первый пересыльный лагерь (кстати, там снимали фильм «Остров»). Специально выбрали самые экстремальные условия, чтобы проверить, как береста себя поведет: Белое море, неделю назад только лед сошел, каждый день то холодно, то жарко… Лодка получилась длиной 5,20 м. Использовали ветки, бересту, корень сосны. Как скрепляли бересту? Вот такой палочкой (называются они «дефяки») делается дырочка в бересте — и прошивается корнем. На третий день мы лодку засмолили, понесли и спустили на воду: рядом сохранились остатки царского причала.

— Прямо по Туру Хейердалу. И тоже всё получилось?

Андрей: Да, часто сравнивают с Хейердалом. Всё удалось, на такой лодке действительно можно перемещаться между островами. Потом я делал лодку по технологии эвенков, это был подарок Наташе на 10-летие нашей свадьбы…

Наташа: Мы даже приглашали деревенских мальчиков, чтобы они приобщились мужскому ремеслу, помогали Андрею. А потом они все вместе катались на этой лодке.

Эту «лодку эвенков» Андрей подарил Наташе на 10-летие свадьбы
Эту «лодку эвенков» Андрей подарил Наташе на 10-летие свадьбы


— …Наташа, вот Андрей говорил, почему вас выбрал. А какие качества вы цените в муже?

— Про Андрюшу можно говорить без конца, побольше бы таких, как он… Знаете, когда мы с ним только познакомились, он меня поразил своим отношением к родителям. Это было время шумных компаний, но, где бы мы ни находились, Андрей спешил домой, чтобы родители не волновались. Согласитесь, это редкое качество — думать о других. А он всегда думает о ближнем — будь то родители, дети, жена или просто знакомые. Ему не знакомы лень и скука. Не помню его просто лежащим и смотрящим телевизор. Береста всегда в руках — если не береста, то другое дело. Мой муж всегда в пути. В нем сокрыт огромный потенциал, сложно выразить словами, то, что я чувствую в нем. Вижу, как он возрастает духовно и ведет всех нас. Я чувствую его понимание, и это дает мне силы и уверенность. Ни разу я не слышала упрека. Рядом с ним хочется «подниматься» и радоваться каждой минуте. Надо сказать, что он настоящий отец. Вы, наверное, это уже поняли. Он укрывает детей ночью одеялом, заплетает Машульке хвостики, играет с Санькой в игры… Мало кто так думает и заботится о детях. Я не в смысле материальных благ — он думает об их душах, о самой их сути. Порой я завидую своим детям, что им достался такой папка.

Беседовала Анна Ершова
Автор благодарит издательство «никея» за идею и помощь в подготовке материала


Анонс


Все фотографии

Другие статьи из рубрики "По душам"

система комментирования CACKLE
8 декабря, четверг
rss

№ 10 (октябрь) 2014

Обложка

Статьи номера

СЛОВО ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА
Слово главного редактора (октябрь 2014)
ПРАЗДНИК
Торжества в честь 700-летия со дня рождения преподобного Сергия Радонежского
ПОДРОБНО
/ Острый угол / Инвалиды в Церкви: интеграция, а не резервация (часть II)
/ Острый угол / Инвалиды в Церкви: интеграция, а не резервация (часть I)
/ Интервью / Социальное служение: здесь и сейчас
/ Информация / Церковное попечение об инвалидах в Санкт-Петербурге
СМЫСЛЫ И ОБРАЗЫ
/ Lingua Sacra / Сила мертвых
/ Имена / Первый русский мистик
ЛЮДИ В ЦЕРКВИ
/ По душам / В гармонии… с собой
/ Приход / Монастырь главного святого
/ Служение / Тридцать шагов до храма
/ Проект / Часовня в поликлинике: развеять страхи
/ Проект / Мягче мягкого и веселее веселого
/ Проект / Футбол на приходе: по свистку настоятеля
КУЛЬТПОХОД
/ День седьмой / Музыка в октябре
ИНФОРМАЦИЯ ОТ НАШИХ ПАРТНЕРОВ
Ответы петербургских священников на актуальные вопросы
Святость — это желание угодить Богу
Покров для студентов