Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация

Войти как пользователь
  Войти      Регистрация
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Чтение для спасения

Как известно, светские библиотеки — детище библиотек церковных. Что происходит с этой «колыбелью знания» сегодня, кто в них работает, зачем они нужны? Можно ли приспособить современные технологии для хранения древних рукописей? Есть ли будущее у бумажной книги? Об этом наш разговор с Неониллой Голубятниковой, книгохранителем общедоступной библиотеки Свято-Троицкой Александро-Невской лавры.
Раздел: Интервью
Чтение для спасения
Журнал: № 7 (июль-август) 2014Страницы: 16-17 Автор: Андрей ГориченскийФотограф: Станислав Марченко Опубликовано: 17 июля 2014
Как известно, светские библиотеки — детище библиотек церковных. Что происходит с этой «колыбелью знания» сегодня, кто в них работает, зачем они нужны? Можно ли приспособить современные технологии для хранения древних рукописей? Есть ли будущее у бумажной книги? Об этом наш разговор с Неониллой Голубятниковой, книгохранителем общедоступной библиотеки Свято-Троицкой Александро-Невской лавры.

Ответственность за читателя

— Неонилла Дмитриевна, в чем разница между церковной и светской библиотеками?
— В Кодексе этики российского библиотекаря записано, что он должен быть толерантен к любому выбору читателя, кроме случаев, когда читатель стремится нарушить закон. То есть, например, библиотекарь может отказать ему в систематической выдаче литературы, способной помочь в осуществлении террористического акта. В приходских же библиотеках читателей разделяют по степени воцерковленности. Записывая людей в библиотеку, мы отмечаем, с какого года человек читает церковные книги: начал он 2–3 года назад или воцерковляется уже лет 20. Во втором случае читатель сам в состоянии понять, что ему полезно. А в первом — возможно, ему не стоит выдавать труды аскетов‑пустынников: он может быть к этому не готов. Церковный библиотекарь — в определенной степени педагог, он несет ответственность за читателя. Еще в древних монастырских уставах, да и в Духовном регламенте 1721 года (составленный епископом Псковским и Нарвским Феофаном Прокоповичем и изданный в форме манифеста Петром I закон, который определял правовое положение Православной Церкви в России. — Прим. ред.), и в уставе Юрьева монастыря XIX века содержится мысль, что в чтении у человека должно быть духовное руководство. Разнятся и цели: если для светской библиотеки превыше всего обеспечение общества информацией, то цель существования приходских библиотек — предоставление источников вероучения и примеров благочестивой жизни, спасение души. Кроме того, церковные библиотеки являются центрами жизни прихода, хранилищами реликвий нашей малой истории.

Сохранили, теперь — преумножить

— Вы были одним из первых приходских библиотекарей в постсоветскую эпоху: расскажите, как происходило возрождение церковных библиотек?
— Некоторые церковные библиотеки работали даже во времена Советского Союза. Например, в Спасо-Парголовском храме при отце Василии Лесняке. Когда здание воскресной школы забрали, библиотека тоже лишилась помещения, книжный фонд переместился на квартиру отца Василия, где прихожане, которым доверяли, могли им пользоваться. При Никольском морском соборе в сталинские годы действовало несколько личных библиотек, частично они состояли из церковных рукописных книг. Например, один мирянин по фамилии Морозов предлагал свои рукописные книги тем из прихожан, которых постоянно видел на службах и считал верующими и надежными. Книжные фонды тогда состояли из всех изданий, которые удавалось спасти, независимо от ценности. Любая книга, которая говорила о божественном, должна была быть сохранена. В конце 1980‑х началось повсеместное собирание книг, это было совершенно необходимо для духовного возрождения страны: по словам отца Глеба Каледы, ко Христу можно идти путем пастухов — то есть путем простой и сердечной веры, или путем волхвов — то есть путем знания.

— И к чему мы пришли за это время?
— По данным на 2007 год, в Санкт-Петербургской митрополии насчитывается более ста общедоступных церковных библиотек, больших и маленьких, с электронным или карточным каталогом. А также таких, где единственный справочный аппарат — память и знания библиотекаря. Приходские библиотеки все очень разные, поэтому рассказать о них в едином ключе трудно. Библиотека Спасо-Парголовского храма была восстановлена в годы перестройки, возможно, сейчас вступает в период расцвета. Староста храма святого Илии Пророка на Пороховых стал собирать книги для будущей библиотеки в первые годы перестройки. Сейчас там имеется значительный фонд и электронный каталог, причем матушки-библиотекарши научились работать с ним в свои 70 лет. Одна из самых крупных — библиотека Успенского подворья Оптиной пустыни — была собрана в начале 1990‑х: 20 тыс. единиц хранения, полный электронный каталог. Прекрасная библиотека в Софийском соборе Царского Села, имеется электронный каталог. Хорошие библиотеки в Князь-Владимирском и в Казанском соборах, на Валаамском подворье. Невозможно не упомянуть библиотеку СПбПДА, ее фонды составляют 300 тыс. единиц.

Деньги на книжку

— Какие главные сложности стояли перед церковными библиотеками?
— Во‑первых, полное отсутствие правового поля. Положение церковных библиотек было не урегулировано, они существовали стихийно. Сейчас эта проблема практически решена. Второе — отсутствие профессионального обучения. Библиотекари должны были адаптироваться к церковным условиям, а прихожане, которые помогали в библиотеках на общественных началах, не имели необходимых профессиональных навыков. Возможности учиться церковному книжному делу просто не существует: для иконописцев школы есть, для вышивальщиц есть, для церковных библиотекарей, работников книжных складов, магазинов — нет. Прихожан могут направить на семинары для библиотекарей, которые действуют в некоторых епархиях, на библиотечные курсы при крупных государственных библиотеках. Но тут встает вопрос оплаты: если курсы бесплатные — всё в порядке. Если нет — то немного найдется настоятелей, которые согласятся оплачивать учебу библиотекаря. Третье — проблема комплектования, но она тоже отчасти решена. Сейчас этим занимается Издательский совет и некоторые благотворительные фонды, например фонд Серафима Саровского. Четвертая, относительно новая проблема — недостаточность контактов между сотрудниками. Раньше у нас было объединение православных библиотекарей, 10–15 представителей встречались регулярно. Сейчас мы дружим, переписываемся, но скорее по личным каналам. Еще актуальна проблема социальной незащищенности церковных библиотекарей. У них очень слабое положение на пенсии.

— Как комплектуются церковные библиотеки?
— Покупки, дары, поступления с книжного склада, копирование, обмен. Самым действенным для побуждения к чтению способом является решение прихода вскладчину приобрести ту или другую книгу или собрание сочинений. Например, в одном приходе так приобрели полное собрание творений Иоанна Златоуста, в результате едва один читатель сдавал какой-либо том, как его брал следующий читатель. Но такой подход по понятным причинам нельзя практиковать постоянно. Можно обращаться к состоятельным прихожанам, чтобы они оплатили тот или иной экземпляр. Но чаще всего настоятель вводит какую-то квоту: библиотека в месяц ему будет стоить столько-то, из них на зарплату положено столько-то, на комплектование столько. Наверное, это нормальный подход.

— Есть ли у церковных библиотек что-то вроде Центральной библиотечной системы?
— В церковной сфере невозможны ЦБС, но можно думать о сотрудничестве, о корпоративном каталоге. ЦБС подразумевает общую администрацию, у нас же каждый настоятель сам хозяин на своем приходе. Хотя в некоторых епархиях (например, Пермской), а также в Белорусской Православной Церкви МП по указанию архиерея осуществляется работа над объединением приходских библиотек: в определенные числа все библиотекари собираются вместе.

На шаг позади прогресса

— Происходит ли оснащение церковных библиотек современными технологиями?
— Кто-то из афонских старцев говорил, что пользоваться достижениям техники можно, но при условии, что они отстают на несколько шагов от «передовой» общечеловеческого прогресса. В определенной степени эта мысль справедлива. Это важно, чтобы избежать тщеславия при пользовании теми современными технологиями, которыми пользуются все. Тем не менее, в церковных библиотеках сейчас есть и бумажные, и электронные фонды. У нас в лавре бумажный фонд в 18 тыс. и электронный фонд более 60 тыс. единиц хранения. В Москве одна из семинарий вообще отказалась от бумажных книг. Что тут сказать? Мы восприняли это с сожалением. Электронные носители не очень надежны, программное обеспечение всё время меняется, определенные слои населения привыкли пользоваться только бумажной книгой. А эта семинария теперь может ориентироваться только на молодежь. Считаю, что нужно сочетать и то, и другое.

— А если взглянуть в будущее? Могут ли электронные книги полностью заменить бумажные?
— Мне кажется, такие же переживания возникали, когда на смену театру пришло (как считалось) кино, а фотография — на смену живописи. Сегодня все эти формы продолжают сосуществовать… Уверена, бумажные книги будут существовать еще долго.

...И вам зачтется

— Кто приходит работать в церковные библиотеки? Работа, должно быть, крайне низкооплачиваемая.
— Так и есть. Церковный библиотекарь — работа скорее для души, она предполагает спонсирование работника домочадцами. Иногда церковные библиотекари становятся обузой для семьи. Работникам светских библиотек сейчас существенно подняли зарплату, проведя, впрочем, сокращение. А в Церкви некуда уже сокращать, и так сотрудников не хватает. С другой стороны, кто-то сказал однажды, что если хоть один человек, прочитав книгу, которую вы ему правильно рекомендуете, спасет свою душу, то и вам зачтется. Эта мысль поддерживает меня. Надо сказать, что работа церковного библиотекаря совсем не такая, как ее воспринимают со стороны. Здесь трудно, здесь нужна большая самоотдача.

— А вы сами как пришли на эту работу?
— У меня два высших образования: первое — филологическое, отделение французского языка университета, второе — высшее библиотечное. Сначала я работала в Российской национальной библиотеке. Но там, выполняя даже самые интересные задания, чувствовала, что это не то, что я упускаю что-то важное. Что дух мой не вовлечен. Я чувствовала себя смоковницей бесплодной, это было невыносимо. И по многолетним молитвам я пришла на церковную работу в 1996 году, на Успенское подворье Оптиной пустыни. В то время там книг было — всего пара шкафов. Благочинный — отец Павел (Виноградов), будущий схиигумен Гавриил, ныне покойный, — меня спросил: «Что вы с этим сделаете?» Я ответила: «Разложу на полу по темам, чтобы можно было хоть что-то понять. И расставлю». Меня приняли на работу. Но самое сложное не организовать библиотеку, а вести ее годами. Для того чтобы родить и воспитать ребенка, надо не девять месяцев, а двадцать лет, пока не встанет на ноги. Здесь тот же принцип.

Беседовал Андрей Гориченский

Другие статьи из рубрики "Интервью"

система комментирования CACKLE
6 декабря, вторник
rss

№ 7 (июль-август) 2014

Обложка

Статьи номера

СЛОВО ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА
Слово главного редактора (июль 2014)
ПРАЗДНИК
28 августа — Успение Пресвятой Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии
19 августа — Преображение Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа
14 августа — Происхождение (изнесение) честных древ Животворящего Креста Господня
23 июля — Положение честной ризы Господа нашего Иисуса Христа в Москве (1625)
12 июля — день святых первоверховных апостолов Петра и Павла
7 июля — Рождество Иоанна Предтечи
АКТУАЛЬНО
Парадоксы Первой Мировой
Семья все равно лучше
ПОДРОБНО
Библиотеки нашего времени: духовный музей
Библиотеки нашего времени: реабилитационное учреждение
Библиотеки нашего времени
/ Острый угол / Качество последних дней
/ Интервью / Радость встречи
/ Интервью / Чтение для спасения
/ Взгляд / Только бы они пришли
/ Информация / Церковные библиотеки Санкт-Петербурга
/ Информация / Библиотеки: страницы истории
/ Вопрос-ответ / Остроумная вера
СМЫСЛЫ И ОБРАЗЫ
/ Lingua Sacra / Главное чудо
/ Имена / Свобода быть
/ Умный разговор / В заложниках у прогресса
ЛЮДИ В ЦЕРКВИ
/ Аксиос / диакон Леонид Поляков
/ По душам / Протоиерей Сергий Гарклавс: я еще мало поездил по стране
/ По душам / Конец гонений
/ По душам / Собиратели эпох
/ Приход / Прилежание и верность. К 300‑летию победы при Гангуте
/ Приход / Из века в век: Казанский храм в Вырице
/ Служение / «ГОНКА» со священником
/ Из окна в Европу / Древняя Сердика, новая София
/ Из окна в Европу / Друг по ту сторону фронта
/ Место жительства - Петербург / Сергиев Петербург
КУЛЬТПОХОД
/ День седьмой / Летняя «Академия»
ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
В монастырь... с красной косичкой