Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация

Войти как пользователь
  Войти      Регистрация
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Накануне Нового Завета

Евангельская вера — ни Сам Господь, ни апостолы этого не отрицали — возникла не на пустом месте. Она впитала ­в себя богословие, особенности богослужения, поэтику иудаизма. Христианство формировалось под влиянием иудейской литературной традиции, причем как ветхозаветной, так и псевдоэпиграфической — то есть не вошедшей в привычный для нас библейский канон. Об особенностях этой литературы, о том, что такое псевдоэпиграф, апокриф и канон, мы беседуем с профессором, доктором философских наук, заведующим Кафедрой еврейской культуры СПбГУ Игорем Тантлевским.
Журнал: № 6 (июнь) 2014Страницы: 20-23 Авторы: Сергей Акишин, Тимур Щукин Опубликовано: 23 июня 2014

Книги-маргиналы

— Игорь Романович, что стоит за термином «апокриф» и насколько правильно его применять к раннеиудейской и раннехристианской литературе?
— Апокриф (греч. «скрытый», «тайный») — термин, который применил во второй половине II века христианской эры Ириней Лионский по отношению к книгам христиан-гностиков, имея в виду прежде всего мистический характер их учений. Впоследствии это понятие было перенесено на те раннехристианские произведения, которые претендовали на статус священных, но не были включены в христианский канон (апокрифические евангелия тех же гностиков, например). Кроме того, когда в эпоху Реформации протестанты стали переводить книги Библии с еврейского на национальные языки, обнаружилось, что одиннадцать иудейских книг дошли только по-гречески, в Септуагинте. Их-то протестанты и назвали «апокрифическими».
Игорь Романович Тантлевский — российский историк, библеист и гебраист; исследователь кумранских рукописей. С 2000 года директор Международного центра библеистики, гебраистики и иудаики СПбГУ (Институт философии). Профессор СПбГУ, доктор философских наук, заведующий Кафедрой еврейской культуры СПбГУ.

Основные труды: Two Wicked Priests in the Qumran Commentary on Habakkuk; Melchizedek Redivivus in Qumran: Some Peculiarities of Messianic Ideas and Elements of Mysticism in the Dead Sea Scrolls; «Загадки рукописей Мертвого моря. История и учение общины Кумрана»; «История Израиля и Иудеи до 70 г. н. э.»

— Есть ли аналогичное понятие в иудаистской традиции?
— В ней существует понятие «сефарим хицоним», букв. «внешние книги» (по отношению к Масоретскому тексту Еврейской Библии). Поскольку авторство большинства иудаистских книг данного направления приписывается либо легендарной или полулегендарной фигуре (например, Еноху), либо исторической личности прошлого (апокрифические Псалмы Иисуса Навина или Давида, например), то такие произведения исследователи называют «псевдоэпиграфами» (греч. «ложнонадписанные»). Этот термин, вероятно, корректен и по отношению к некоторым раннехристианским произведениям данного толка.

— Почему многие апокрифические тексты сохранились только на древних языках вроде эфиопского или славянского?
— Эфиопская церковь признает 1‑ю Книгу Еноха и Книгу Юбилеев священными — вероятно, именно по­этому они и дошли до нас полностью только на языке геэз. 2‑я Книга Еноха, Апокалипсис Авраама, Лестница Иакова дошли до нашего времени целиком только на славянском. Почему — сказать сложно. Возможно, потому, что в среде иудеев и христиан они не получили широкой циркуляции, их мало переписывали, что привнесло элемент случайности относительно их сохранности. А может быть, потому, что библиотеки Византии сильно пострадали, не сохранилось греческих переводов многих иудейских псевдоэпиграфов…

— Есть ли апокрифические тексты, совершенно неизученные или даже не изданные?
— Безусловно, есть, но пока они не открыты. Да и среди уже известных рукописных корпусов находятся неидентифицированные фрагменты и даже целые произведения (например, апокрифическое гностическое Евангелие от Иуды, открытое в составе папирусного кодекса еще в 1970‑х, но переведенное и изданное лишь в начале 2000‑х). Кумранские рукописи, включавшие важнейшие псевдоэпиграфы, издавались с 1951 по 2009 годы, и их издание сопровождалось даже эпизодами скандального характера. К примеру, текст «Некоторых из предписаний Торы» распространялся среди исследователей чуть ли не подпольно, о содержании других документов исследователи узнавали в устной форме от коллег на конференциях и т. п. Лет двадцать пять назад я получил информацию о том, что в еврейских фондах Российской национальной библио­теки хранится неизданный документ, восходящий к кумранскому. (Может быть, это легенда, бытовавшая у ленинградских гебраистов.) И этот документ позволяет-де расшифровать места захоронений огромных сокровищ, о которых сообщает совершенно реальный кумранский Медный свиток…    

Канон в переломную эпоху

Кумранская община — одна из иудейских сект, существовавшая с последней трети II / начала I в. до н. э. до 68/73 г. н. э. на территории нынешнего Хирбет-Кумрана (селение на берегу Мертвого моря в Израиле).

Численность общины колебалась от 50–70 до 150–200 (или более) членов. В ее состав, вероятно, принимались только мужчины, организована община была по модели военно-монашеского ордена: безбрачие, строгий аскетизм, напряженная литургическая жизнь.

Община считала себя народом, заключившим «Новый Завет» с Богом, верила во второе пришествие своего основателя — Учителя праведности, исповедовала идеологию «священной войны» между сынами Света (то есть кумранитами) и сынами Тьмы, существовала в предвкушении последней битвы между ними. Библиотека Кумранской общины была найдена бедуинами в пещере в 1947–1956 гг.

— Как вы относитесь к понятию «библейский канон»? Почему одни книги считаются в той или иной традиции священными, а другие — нет?
— Идея канона тесно связана с понятиями «священный» и «мирской». В еврейском языке слово «святость», «святой», «священный» восходит к глаголу «кадаш», «отделять» (в данном случае — священное от мирского). Иными словами, канон предполагает выделение религиозным сообществом совокупности Богодухновенных Книг (по-гречески Библия), отличных от всех других религиозных и нерелигиозных книг. (Термин «Библия» впервые встречается в псевдоэпиграфическом «Письме Аристея», а также в греческом переводе 1‑й Маккавейской книги, и является переводом еврейского понятия «хас-сефарим».) Канон требует соответствующего отношения общества к содержанию своих священных книг, сообразования своей жизни и деятельности с содержащимися в них нормами — этическими и законодательными. Появление Священного текста, прежде всего Торы-Пятикнижия, оказывается одним из ключевых аспектов в формировании иудаизма как религиозной системы. Это, кстати, относится и к формированию других религий.

— В чем была особенность восприятия священного текста в эпоху эллинизма и в раннеримский период?
— Я бы выделил две основные особенности: сосуществование нескольких редакций священного текста и открытость канона Писаний. А для Кумранской общины было, вероятно, характерно еще и представление о «параллельном Законе» для конечных дней, а также феномен литературы псевдо-пророков. Кумраниты считали, что живут в эпоху «конечных дней», и верили, что Откровение в их дни продолжается. Они оставили два «дополнительных» священных писания, предназначенных, по их мнению, специально для эсхатологической эпохи. Первое может быть условно обозначено как «Парабиблия», или «переписанная Библия». Документы этой группы представляют собой переработку отдельных базовых библейских текстов. А среди документов второй группы — произведения, которые имеют лишь жанровое сходство с биб­лейскими. Отдельные из них могли быть созданы самими кумранитами, другие — принесены в общину извне.

— Какое значение ветхозаветный канон имел для первых христиан?
— Авторы Евангелий постоянно цитируют в качестве авторитетных, содержащих учение о спасении и миссии Иисуса, именно канонические тексты. Только автор Послания Иуды дает прямую цитату из псевдоэпиграфической Книги стражей. Сам Иисус говорит (Мф. 5, 17–18): «Не думайте, что я пришел нарушить Закон (т. е. Тору/Пятикнижие. — Прим. авт.) или Пророков: не нарушить пришел я, но исполнить. Ибо истинно говорю вам: „Доколе не прейдет небо и земля, ни одна йота или ни одна черта не прейдет из Закона, пока не исполнится все“». Здесь мы встречаемся с абсолютным приятием каноничес­ких текстов Пятикнижия и Пророков. Сам факт включения ранними христианами в свой канон еврейской Библии в греческом переводе говорит о фундаментальной значимости для них этого текста. Отдельные же ранне­христианские общины крайне интересовались и иудейскими псевдоэпиграфами, внося в них и христологические дополнения.

Иудеохристианские параллели

— Вы занимаетесь рукописями Кумрана, той областью, где особенно видна преемственность между иудаизмом и христианством. Насколько эта преемственность сильна?
— Кумраниты подошли к идее индивидуального избранничества, которого удостаивается член сообщества истинного Израиля, — идее, получившей развитие в христианстве. В Кумране выкристаллизовываются идея и практика спиритуализованного культа. Коллективизм, нестяжательство, пацифизм был свойствен и ессеям-кумранитам, и первым христианам; также: омовения, предваряемые духовным раскаянием, благословение хлеба и вина, другие ритуальные аспекты.

Иудаизму присущ универсализм уже с древности, но развивался он как религия национальная, хотя и открытая к прозелитам. Христианство выходит за пределы иудео-христианства главным образом через интерпретацию апостола Павла, — «… нет ни эллина, ни иудея, ни обрезания, ни необрезания, варвара, скифа, раба, свободного, но все и во всем Христос» (Кол. 3, 11; ср.: Гал. 3, 28) — и, в конечном счете, становится мировой религией. Но самое главное, христиане верят в то, что Бог воплотился в конкретной исторической личности — Иисусе из Назарета, именно в этом уникальность этой религии.

— Какие новозаветные эпизоды, понятия, образы сложно понять без знания междузаветной литературы?
— Кумранские рукописи позволили по-новому взглянуть на многие псевдоэпиграфы, известные до того — полностью или частично — в переводах (или в переводах с переводов), на столетия отстоящих от времени их создания. Многие из этих произведений были известны ранним христианам. В корпусе рукописей Мертвого моря мы встречаемся и с псевдо­эпиграфами, ранее вообще неизвестными. Все эти рукописи дают возможность реконструировать тот религиозно-идеологический континуум, в котором зарождается христианство, его идеология и понятийный аппарат. В текстах Кумрана встречаются, например, такие образы и понятия: Царствие Божие, Царство Небесное; Божественное происхож­дение Мессианской личности; ожидание воскресения Мессией мертвых в Конце дней («Мессианский апокалипсис»); эсхатологический Суд над праведниками и нечестивцами; сыны Света — сыны Тьмы; понятие «нищие (скромные) духом» и др.

Факсимильное издание одной из рукописей Кумрана
Факсимильное издание одной из рукописей Кумрана

Иисус и Учитель праведности

— В чем заключается мессианская концепция Кумранской общины?
— Это первый известный на сегодняшний день опыт «актуального» мессианизма. Реконструировать ее историю и учение достаточно сложно, ибо радикализм воззрений кумранитов обусловил эзотерический характер их произведений (соблюдаемый в том числе, очевидно, по соображениям безопасности). Члены сообщества, вероятно, почитали своего Учителя праведности, священника цадокидской линии, в качестве пророка, подобного Моисею, и в качестве священнического Мессии.

— Это была реальная историческая личность?
— Судя по всему, да. Под его руководством община пребывала в «стране Дамаска», куда она на время попала, возможно, спасаясь от преследования Селевкидов и их коллаборационистов в эпоху Маккавейских войн в Иудее, и где вступила в «новый Завет» (это понятие тоже используется в кумранских текстах). При первосвященнике и руководителе Иудеи Симоне Хасмонее (142–134 гг. до н. э.) кумранский Учитель, преданный «Человеком лжи», как можно предположить, попадает на суд Синедриона и, будучи обвинен за свои мессианские претензии, предполагавшие, в частности, получение первосвященства в Храме, возможно, приговаривается к смертной казни (предположительно, ок. 136 г.).

— Что произошло после его смерти?
— Источники позволяют допустить, что среди его адептов возникает идея о его новом пришествии в Конце дней, теперь уже в качестве «Мессии (от) Аарона и (от) Израиля», т. е. священнического и светского Мессии, реализующего как сотериологические, так и судебные функции. Среди кумранитов возникает идея о спасении праведников через веру в Учителя праведности, верность его учению. При жизни Учитель в своих Благодарственных гимнах выражал уверенность в том, что на небесах ему уготован «могучий трон» в сообществе ангелов…

— А есть ли какие-то «параллельные» мессианские идеи в кумранских текстах?
— В обнаруженных в Кумране текстах упоминается фигура предсуществующего «сына Божия» («Псевдо-­­Дани­ил»), Мелхиседека как Первосвященника Небесного Храма («Мидраш Мелхиседека»; ср.: Пс. 110­ [109] и ново­заветное Послание к евреям, 7, 1-3), «Мессии, которому будут послушны небо и земля» («Мессианский апокалипсис»), и др. В какой мере они соотносятся с фигурой кумранского Учителя праведности, сказать сейчас сложно.

— Чем Учитель праведности отличается от Христа?
— В кумранских рукописях не выражена со всей ясностью идея о воплощении Бога в Мессии; нет идеи непорочного зачатия; Иисус почитается как сын Давида, т. е. светский, царский Мессия, а Учитель праведности — священнический Мессия. Иисус приходит из Галилеи и говорит, согласно евангельским пассажам, по-арамейски, а Учитель праведности, вероятно, — из Иудеи, и более 90% кумранских рукописей написаны на еврейском языке.

Перегородки до неба

— Почему в раннеиудейских произведениях такую важную роль играет календарь, астрономические явления?
— Ключом к тому является иудейское представление о том, что праздники имеют вселенское значение, их отмечают и на небесах; благочестивый духовный настрой и правильное исполнение праздничных ритуалов в конкректные дни способствуют поддержанию мировой гармонии. И наоборот, нарушение календарного порядка праздников и соответствующего им поведения (например, нарушение праздничного покоя) дисгармонизируют Вселенную — со всеми вытекающими отсюда религиозными глобальными последствиями.

— Вопросы календаря имели значение в становлении сектантского иудаизма?
— Да, конечно. Так, например, фарисеи и, вероятно, саддукеи придерживались лунно-солнечного календаря, а вот кумраниты, ессеи и терапевты — солнечного. Полный месяц еврейского лунно-солнечного календаря (в котором месяцы отсчитываются по луне, а годы — по солнцу) состоит из 30 дней, а неполный месяц насчитывает 29 дней. Солнечный год кумранитов состоял из 364‑х дней (или 52 недель) — 12 месяцев по 30 дней плюс дополнительные дни в конце 3‑го, 6‑го, 9‑го и 12‑го месяцев. Разница между 364‑дневным годом кумранского (псевдо)солнечного календаря, основанного на календарных исчислениях Астрономической книги Еноха, и солнечным годом, состоящим из 365 1/4 дней, возможно, регулировалась каким-то добавочным периодом, о котором пока высказаны лишь различные гипотезы. Каждый праздник и дата любого месяца кумранского календаря приходились всегда на один и тот же день недели. Например, согласно кумранскому календарю, Новый год и первый месяц каждого квартала всегда падают на четвертый день недели. (Напомню, что согласно Быт. 1, 14–19, Бог сотворил солнце и луну, «чтобы светить на землю, и чтобы управлять днем и ночью», именно в четвертый день Творения.) В четвертый день недели кумраниты справляли Пасху и Суккот, т. е. праздник Кущей. Йом-Киппур (Йом хак-Киппурим), то  есть День Искупления, всегда приходился на шестой день недели.

— И что из этого следует в идеологическом плане?
— Оказывалось, что фарисеи и саддукеи справляли праздники в Храме и дома в иные дни, нежели кумраниты и ессеи. Это отделяло кумранитов и ессеев от ортодоксального иудаизма, от богослужений в Иерусалимском храме. Последнее обстоятельство имеет следствием появление идеи о самой общине как «храме человеческом», храме духовном, идее о «жертве уст», т. е. молитве без кровных жертвоприношений, в конечном счете — к спиритуализации культа, а также к представлению об участии общинников в особо сакральных случаях — когда небеса для них открываются — в совместных молитвах с небожителями, пребывающими в Небесном храме. И это представление подготовило почву для христианской идеи Церкви.

Беседовали Сергей Акишин, Тимур Щукин
иллюстрация: Екатерина РАСТЕРЯЕВа

Другие статьи из рубрики "Умный разговор"

система комментирования CACKLE
9 декабря, пятница
rss

№ 6 (июнь) 2014

Обложка

Статьи номера

СЛОВО ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА
Слово главного редактора (июнь 2014)
ПРАЗДНИК
9 июня — День Святого Духа
9 июня — День Праведного Иоанна Русского, исповедника (†1730)
АКТУАЛЬНО
Православным Петербурга не хватает инициативы?
Митрополит Варсонофий: главное — личный пример
ПОДРОБНО
/ Острый угол / Национальности большие и маленькие
/ Интервью / Не терпимость, а взаимное уважение
/ Крупный план / Кочевники в Петербурге
СМЫСЛЫ И ОБРАЗЫ
/ Lingua Sacra / Старое и новое
/ Имена / Особенная ветвь
/ Умный разговор / Накануне Нового Завета
ЛЮДИ В ЦЕРКВИ
/ Аксиос / Диакон Андрей Мальков
/ Ленинградский мартиролог / Владимир Шкловский (1889–1937)
/ Приход / Троице-Измайловский собор
/ Служение / Игра на всю жизнь
/ Служение / Священник и тюрьма
/ Служение / Рассказ кита, который поглотил Иону
/ Из окна в Европу / Путешествие в Страну Див
/ Место жительства - Петербург / Два с половиной века Владимирского собора
КУЛЬТПОХОД
/ День седьмой / Музыка в июне
/ День седьмой / Летняя «Академия»
ИНФОРМАЦИЯ ОТ НАШИХ ПАРТНЕРОВ
Современная иконопись: пути развития
Протоиерей Виктор Московский: Ксения Блаженная отдала нам всю свою жизнь
Кочевники в Петербурге

Другие статьи авторов

Сергей Акишин

Тимур Щукин