Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация

Войти как пользователь
  Войти      Регистрация
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Не терпимость, а взаимное уважение

Говоря о жизни национальных общин Санкт-Петербурга, невозможно не затронуть тему трудовой миграции. Почему миллионы людей другой национальности приезжают в нашу страну трудиться? В чем заключается государственная миграционная политика в Санкт-Петербурге? И как правильно понимать слово «толерантность»? Об этом разговор с доктором исторических наук, профессором кафедры истории и философии Гуманитарного факультета ГУАП Тамарой Смирновой.
Раздел: Интервью
Не терпимость, а взаимное уважение
Журнал: № 6 (июнь) 2014Страницы: 18-19 Автор: Анастасия ОржаховскаяФотограф: Сергей Строителев Опубликовано: 19 июня 2014
— Тамара Михайловна, каких трудовых мигрантов больше всего в нашей стране на сегодняшний день?
— Как все мы замечаем, мигрантов в последние годы стало гораздо больше, при этом идет депопуляция населения в целом и жителей «привычных» национальностей. От переписи к переписи в Российской Федерации уменьшается процент русских: 1989 год — 82%, 2002 — 80%, 2010 — 78%. Та же тенденция в Петербурге: 1989 год — 89% русских, 11% представителей других национальностей, в 2002 году — 85% на 15%, в 2010 году — 80% на 20%. Уменьшается и численность привычных национальных групп в Петербурге — украинцев, белорусов, татар и евреев. Растет численность узбеков, таджиков, молдаван, в меньшем количестве — армян и азербайджанцев. Речь не только о трудовых мигрантах, но и о людях, более года живущих в Санкт-Петербурге. Но наш город всегда был многонациональным: и прежде население города росло только за счет внешней миграции. Естественный прирост в нашем городе никогда не обеспечивал нужное количество населения, это особенность мегаполиса, пугаться этого не стоит. Пугаться не стоит и трудовой миграции: во всем мире это признается позитивным фактором. Если в твою страну едут, значит, уровень жизни и толерантности в ней высокий. Но миграцию необходимо регулировать.

— Кто должен заботиться о трудовых мигрантах: государство или бизнес?

— История показывает, что когда привлечением необходимой рабочей силы занимается государство, то Петербург отстраивается, экономически растет. Пример этого — советский период, когда было большое количество «сезонников», ими как раз занималось государство. Практически все дома и мосты нашего города в 1920–30‑е годы построены трудовыми мигрантами, преимущественно из Поволжья. Они приезжали по оргнабору, то есть по контракту, получали жилье, зарплату, гарантию исполнения законов о труде. Государство же заботилось об их культурной адаптации (школы ликвидации неграмотности, курсы русского языка). Сейчас привлечение мигрантов — дело частных предпринимателей. Но у них своя идеология. Когда говорят о социальной ответственности бизнеса, мне становится смешно. Вспомните знаменитые слова английского публициста Томаса Даннинга: «При 100 процентах прибыли капитал попирает все человеческие законы, при 300 процентах нет такого преступления, на которое он не рискнул бы, даже под страхом виселицы». Бизнесу выгоднее нанимать работников с более низкой оплатой труда, не заботясь об их социальном и бытовом устройстве, и получать прибыль. Поэтому-то многие рабочие ниши сегодня и заняты мигрантами. Кроме того, ими гораздо легче манипулировать, их легче обманывать, заставлять работать по 14 часов в день, и никто в городе не возвысит голос в их защиту. В итоге приезжие люди других национальностей толком не интегрируются: они не понимают русского языка, нарушают принятые нормы поведения, и это вызывает у местных жителей опасение, неприятие и отторжение.

— В чем сейчас заключается государственная политика?

— Государство до сих пор идет по пути ограничительного регулирования: запретить, не пустить, выдворить — но не адаптировать. Принят закон о необходимости знания русского языка иностранными работниками, но где его учить? До 2025 года в России будет дефицит трудоспособного населения в 15–17 млн человек. На уровне декларации прозвучало, что готовить замещающие кадры должны — еще до приезда в Россию — страна исхода и принимающая страна. В реальности этого нет. Если озаботить вопросом адаптации предпринимателя, он его саботирует, но и само государство не готово идти на финансирование этих процессов.

— Многие трудовые мигранты приезжают с семьями, их дети идут в школы неподготовленными…

— Это большая проблема. Дети идут в школы, не зная языка, они — инофоны. Не предусмотрена система специальной дополнительной подготовки их к жизни в российском социуме, а ведь они — второе поколение мигрантов — самое благоприятное в этом плане приезжее население: они хотят адаптироваться и очень страдают от того, что такой возможности нет. Но есть у нас один позитивный пример: кафедра межкультурных коммуникаций в РГПУ имени А. И. Герцена. В течение нескольких лет там занимались этим вопросом и подготовили учебники для детей мигрантов — «Азбука вежливости» и «Русский букварь». Но этого недостаточно, ведь нужны еще учителя. Комитет по образованию считает, что и так всё в порядке, что в школе всему учат, но это не так.

— Но ведь существует государственная программа содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом.

— Это программа по привлечению на историческую родину лиц разных национальностей, связанных с Россией происхождением и культурой, сохранивших с ней связь и владеющих русским языком. Программа действует больше десяти лет, но ее результативность низкая. Дело в том, что этих людей приглашают жить чаще всего в сельскую местность, в мало обустроенные и ненаселенные районы. И когда городским жителям предлагают участие в этой программе, они, понятное дело, не очень активно соглашаются. До недавнего времени соотечественниками считали только русских по национальности. Сейчас ситуация изменилась, однако переселение по программе все равно остается избирательным. Например, для черкесов эта дорога закрыта. Они и русского уже не знают, да и в российской деревне им жить не предложишь, а на Кавказ их переселять опасно.

— Насколько, вообще, обоснованны страхи горожан перед выходцами из Средней Азии и Кавказа?

— В любой национальной группе находятся люди с разным уровнем воспитания, с различной степенью готовности нарушить закон. Стоит иметь в виду, что когда нам сообщают о количестве преступлений, совершаемых приезжими, в эти цифры входят и все административные нарушения (в том числе нарушение паспортного режима). Что же касается тяжких преступлений, то этот процент очень мал. И считать, что преступность в нашей стране имеет свою социальную базу именно в трудовых мигрантах, большая ошибка. Такое ошибочное мнение позволяет, между прочим, закрывать глаза на проблемы внутри страны.

— Как вы понимаете слово «толерантность» в этом контексте?

— Нет людей, толерантных от рождения, нет и изначально толерантных народов. Толерантность — это признание того, что мир многообразен, быть толерантным означает принять это многообразие, сотрудничать с ним. На практике это оказывается сложным. Когда трудовых мигрантов стало много, старой советской толерантности стало недостаточно, теперь ее нужно воспитывать. Толерантность — это не терпимость, как у нас переводят, а взаимоуважение.

— Не секрет, что у нас существует и дискриминация по национальному признаку. Есть ли путь решения этой проблемы?
— Дискриминация по национальному признаку запрещена конституцией, преследуется нашими законами, но она действительно есть. И когда она не оформлена юридически, то она ненаказуема. Работодатель всегда скажет, что «вы нам не подходите», но истинную причину, конечно, скроет. У начальников могут быть какие-то свои предпочтения и фобии, и ничего тут, к сожалению, не сделать. Кроме того, как я говорила выше, — воспитывать толерантность и уважение друг к другу. Это можно делать разными способами — в школах, учреждениях культуры, в СМИ, в семьях. Когда мы станем постоянно объяснять собственным детям, что «таджик» и «узбек» это не ругательное слово, что у любой национальности есть своя история, культура, красота, за которые ее стоит уважать, — возможно, что-то начнет меняться и вокруг нас самих.

Беседовала Анастасия Оржаховская

Другие статьи из рубрики "Интервью"

система комментирования CACKLE
7 декабря, среда
rss

№ 6 (июнь) 2014

Обложка

Статьи номера

СЛОВО ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА
Слово главного редактора (июнь 2014)
ПРАЗДНИК
9 июня — День Святого Духа
9 июня — День Праведного Иоанна Русского, исповедника (†1730)
АКТУАЛЬНО
Православным Петербурга не хватает инициативы?
Митрополит Варсонофий: главное — личный пример
ПОДРОБНО
/ Острый угол / Национальности большие и маленькие
/ Интервью / Не терпимость, а взаимное уважение
/ Крупный план / Кочевники в Петербурге
СМЫСЛЫ И ОБРАЗЫ
/ Lingua Sacra / Старое и новое
/ Имена / Особенная ветвь
/ Умный разговор / Накануне Нового Завета
ЛЮДИ В ЦЕРКВИ
/ Аксиос / Диакон Андрей Мальков
/ Ленинградский мартиролог / Владимир Шкловский (1889–1937)
/ Приход / Троице-Измайловский собор
/ Служение / Игра на всю жизнь
/ Служение / Священник и тюрьма
/ Служение / Рассказ кита, который поглотил Иону
/ Из окна в Европу / Путешествие в Страну Див
/ Место жительства - Петербург / Два с половиной века Владимирского собора
КУЛЬТПОХОД
/ День седьмой / Музыка в июне
/ День седьмой / Летняя «Академия»
ИНФОРМАЦИЯ ОТ НАШИХ ПАРТНЕРОВ
Современная иконопись: пути развития
Протоиерей Виктор Московский: Ксения Блаженная отдала нам всю свою жизнь
Кочевники в Петербурге