Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация

Войти как пользователь
  Войти      Регистрация
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Митрополит Варсонофий: главное — личный пример

19 марта 2014 года решением Священного Синода главой Санкт-Петербургской митрополии стал митрополит Варсонофий. Имя этого опытного архипастыря, любимого на его прежней Мордовской кафедре, знакомо многим. Но его мировоззрение, его взгляды на миссионерство, на духовное состояние общества для большинства петербуржцев пока остаются неведомы. Об этом владыка рассказал нашему журналу.
Раздел: АКТУАЛЬНО
Митрополит Варсонофий:  главное — личный пример
Журнал: № 6 (июнь) 2014Страницы: 4-5 Автор: протоиерей Александр СорокинФотограф: Юрий Костыгов Опубликовано: 31 мая 2014

Задача — не навредить

— Владыка, можете ли вы кратко сформулировать свое христианское и епископское кредо?
— Кредо — не только мое, но и любого другого православного человека — жить по воле Божией, соизмерять с ней каждый поступок. А епископское кредо, мое, во всяком случае, — верность Богу, верность Церкви, верность Патриарху. Чтобы оправдать Божие доверие, нужно исполнять хотя бы то малое, что поручает тебе Господь. Епископ очень похож на врача, его задача — не навредить, направить человека по правильному пути, по пути спасения. Как этого достичь? Для этого мы получаем образование, приобретаем житейский и духовный опыт и стараемся передать наши знания и умения другим.

— В своих проповедях вы всегда стараетесь соотносить события Евангелия с современностью, с жизнью простых людей. Какие миссионерские приемы и «технологии» с вашей точки зрения допустимы, а какие, напротив, неприемлемы с православной точки зрения?
— Главный критерий — допустимо все, что не связано с грехом. Конечно, можно придумать массу всевозможных приемов. Но думаю, что неправильно слишком уж увлекаться современными техническими, информационными средствами, благодаря которым человек может лишь формально, поверхностно заинтересовать христианством. Сейчас предлагается много «методов работы с молодежью», современных с технической точки зрения, но в их пользе — именно с точки зрения спасения души — я не всегда уверен.

— И все-таки: где критерий эффективности?
— Самое эффективное — личный пример. Без него никого к спасению привести невозможно, и никакой метод без личного примера действенным не будет. Если человек видит перед собой образец подлинно евангельского благочестия, он неизбежно будет сравнивать с этим образцом свое поведение, свои поступки. Ведь и в монастыри шли, следуя за людьми святой жизни. Многих привлекает в храм красота богослужения: она притягивает человека, и он потихоньку воцерковляется. И конечно, очень важны добрые дела, потому что в этом люди по-настоящему раскрываются — и те, которые совершают добрые дела, и те, для кого они совершаются.

Правда всегда одна

— Какой вы видите роль Евангелия, апостольского слова 2000‑летней давности, в крупных российских городах, таких как Москва, Санкт-Петербург?
— Евангелие всегда играет одну и ту же роль — и в крупных городах, и в деревнях. Только из него человек может узнать, для чего он живет. Он приходит на землю, и пока пребывает на ней, ищет ответа на этот вопрос. Различные философские системы, религиозные течения, обычная житейская мудрость предлагают различные рецепты. Но все это часто оказывается ложью. А правда одна, и она — в Евангелии, в том Слове, которое дал Бог. Современный горожанин мало чем отличается от любого другого человека, так же как и вообще современный человек от человека давних эпох. Он обладает такой же живой душой, ищет те же ответы — и может найти их только в Евангелии.

— А вы когда открыли для себя Евангелие? Мы знаем, что вы воспитывались с детства в верующем окружении, но в какой момент Евангелие зазвучало для вас как поистине новое, спасительное слово?
— В детстве я читал жития святых,  переписывал от руки какие-то канты (народные песни духовного содержания. — Прим. ред.). А Евангелие если и видел, то только отрывки, листочки — тоже рукописные. Потом я служил алтарником, видел Евангелие на престоле, слушал, как читают его за богослужением, и понял, что это, должно быть, и в самом деле какая-то важная книга. Но по-настоящему я стал вникать в смысл Нового Завета, только когда учился в семинарии и потом был послушником в Троице-Сергиевой лавре.

— Может ли современный человек, ощущающий себя в авангарде развития цивилизации с ее научными и техническими достижениями, веровать в Иисуса Христа, Сына Божия воплотившегося?
— Я думаю, что цивилизация много дала нам в плане внешнего развития, но внутренне мы ведь особенно далеко не продвинулись. Да, человеку образованному, занимающемуся наукой, она может помочь что-то лучше понять, что-то самому себе или другим доказать, но для простого верующего она бесполезна, а иногда и просто уводит его в сторону, увлекает ненужными для спасения вещами. Мы веровали, когда ничего не знали, веруем и сейчас, когда летаем в космос. Если человек верит во Христа, то цивилизация ему не мешает, а если не верит — то не помогает.

Осторожный оптимизм

— Известный русский писатель XIX века Николай Лесков когда-то произнес свою знаменитую фразу: «Русь крещена, но не просвещена». Актуально ли это утверждение сегодня?
— Думаю, что сейчас страна наша более просвещена — благодаря множеству книг, интернету и даже телевидению. Сейчас больше людей, которые знают о Боге. Раньше единственным источником знания был храм. Да и то, поскольку люди были неграмотными, православное вероучение доходило до них в очень искаженном виде. Теперь источников гораздо больше. Евангелие есть практически в каждом доме, любой может зайти в храм, поехать в паломничество, послушать передачу на радио. Другой вопрос — насколько приобретаемые знания глубоки.

— В своей вступительной речи в Казанском кафедральном соборе в день прибытия в Петербург 22 марта вы сказали, что по натуре являетесь оптимистом. Относится ли это к вашему восприятию духовного и нравственного состояния современного общества?
— Конечно, Церковь пока не очень сильна, и народ не до конца воцерковлен. С самого момента крещения Руси поведение нашего народа очень во многом зависит от поведения «князей». Если наши правители православные, то и весь народ верует в Бога. Как только они становятся атеистами, то и народ резко меняет свое мировоззрение. Современная ситуация в этом смысле пока очень неустойчивая, опасности сохраняются. И наша задача сегодня — ее стабилизировать, создавая крепкие приходы, воцерковляя людей. А оптимист я потому, что вижу для этого возможности. И самая главная возможность — трудиться. Тогда никакие ветры нашей Церкви и нашему обществу не будут страшны.

— А какие опасности вы видите?
— Опасность — в увлечении материальными благами и легком отходе от Церкви. Глубоко верующего человека нельзя увлечь никакими внешними приманками, а нетвердый в вере может отпасть. Он, конечно, рано или поздно вернется, потому что принятое однажды остается на всю жизнь. Но он пройдет такой путь искушений, что вновь придет в Церковь больным и израненным.

Святые ориентиры

— Кто из святых подвижников веры и благочестия (от древних, библейских времен до последних святых Русской Церкви) для вас наиболее авторитетен, почитаем вами?
— В пору моего духовного становления я испытывал большое тяготение к двум святым. Первый — преподобный Сергий Радонежский, с которым я, так сказать, сроднился во время учебы и послушничества в Троице-Сергиевой лавре. А когда я начал служить в Мордовии, мне стал близок преподобный Серафим Саровский, так как места, с ним связанные, находятся недалеко от Саранска. Именно святые монахи, делавшие акцент на внутренней духовной жизни, мною более всего почитаемы: преподобный Сергий из более древних времен, а преподобный Серафим — по времени ближе к нам.

— А из епископских фигур на кого вы ориентируетесь?
— Святители Филарет (Дроздов), Игнатий (Брянчанинов), Феофан Затворник, епископы-новомученики… многие. Копировать, конечно, их сложно, вернее, невозможно, да и не нужно. А вот подражать их ревности, вере, отношению к делу просто необходимо. У каждого можно что-то почерпнуть. Например, мне нравятся мудрые, хотя часто и с юмором, резолюции владыки Филарета, которые он накладывал на письма, рапорты и другие документы.

Как построить храм, общину, Церковь

— Вступив в управление Санкт-Петербургской митрополией, какой сфере церковной жизни вы намерены уделить наиболее пристальное внимание, на что собираетесь направить наибольшие усилия?
— Это определяется решениями нашего священноначалия — Поместных и Архиерейских Соборов, Священного Синода, которые указывают на недоработки, на узкие места в нашей деятельности. В разных епархиях ситуация разная, но есть общая проблема, которая касается и Санкт-Петербурга — нехватка храмов. В центре города храмы есть, а в спальных районах, на окраинах их гораздо меньше. Второе — нужно воспитывать актив, молодых людей, лидеров, которые могли бы при каждом благочинии, при каждом приходе помогать священнослужителям. Социальная работа, воспитание молодежи, катехизация — всё это могут делать не только сильно загруженные батюшки, но и светские преподаватели, студенты и волонтеры. Поэтому надо всемерно расширять участие активных мирян в строительстве приходской жизни.

— Владыка, каков, с вашей точки зрения, алгоритм строительства храма на совершенно новом месте?
— Все начинается с приходской общины, которая вместе молится, налаживает связи внутри себя и, если всё хорошо, быстро растет. В каждом районе, в каждом доме живет множество верующих людей, которых просто нужно организовать. Это дело местных благочинных и настоятелей местных храмов. Хотя бывают и самоорганизующиеся общины: особенно много их было в 1990‑е годы, когда активных мирян было намного больше, чем священников. Сейчас активистов стало меньше, но зато священников больше, и они могут сами эту деятельность организовать. Они знают своих прихожан: кто из какого района, у кого какие запросы, кто сколько времени, например, готов тратить на дорогу. Ведь одно дело час, а другое — 10 минут: ты вышел из дома, а прямо во дворе у тебя храм. Второй этап — поиск земельного участка и юридическая подготовка вопроса. Потом — проект храма, потом — благотворители.

— Но ведь дело не только в храме, но и в сопутствующих помещениях?
— Конечно, сразу нужно думать и о дополнительных строениях. В первую очередь, для воскресной школы, потому что без детей у прихода нет будущего. Во‑вторых, для молодежных кружков, — молодежь всегда стремится чем-то заниматься, и ее нужно правильно сориентировать.

— А чем занять молодежь?
— Просто играть в футбол или плавать — этого, конечно, мало. Нужна созидательная, творческая деятельность, чтобы молодые (да и не только молодые) люди реально видели плоды своих трудов. В Мордовии мы, например, собирали молодежь просто для того, чтобы убрать мусор после весны, рассыпать песок на дорожках возле только что выстроенного храма. Для молодого человека обычный физический труд — в радость. И этим нужно пользоваться. Но это самое простое. Направлений множество: патриотические, спортивные, музыкальные кружки, лагеря, выезды, паломничества. Во всем этом молодежь чувствует Церковь и ее величие.

— Так созидается община…
— Да, ведь Церковь и создавалась как община людей, верующих во Христа и любящих друг друга. В условиях свободы это не так заметно, зато в условиях гонений отчетливо было видно, насколько легче человеку сохранить себя духовно в общине, чем в одиночестве. Конечно, все мы помним слова Спасителя «Где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них» (Мф. 18, 20). Но в них важно слышать не только указание на общение со Христом, но и друг с другом во Христе. Именно друг с другом, узнавая друг друга, держась друг за друга. По своему детству я помню, как важна была моральная поддержка, которую верующие оказывали друг другу в окружении нецерковных людей. То же самое было в семинарии: вокруг атеистический мир, а нас хоть и немного, но мы дополняем друг друга, составляем большую силу. Община решает все вопросы. Например, если ищешь нужного человека на ту или иную должность, община позволяет увидеть, кто обладает даром слова, или даром хозяйствования, учения, позволяет выбрать лучшего, сильного, чтобы он не остался в стороне. Получается, что община строит не только зримый каменный или деревянный храм, но и саму Церковь. 



Митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Варсонофий (Судаков Анатолий Владимирович) родился 3 июня 1955 г. в с. Малиновка Аркадакского района Саратовской области в многодетной крестьянской семье. В 1972 г. окончил Малиновскую среднюю школу, в 1973–1975 гг. проходил службу в рядах Советской армии.

В ноябре 1975 г. после демобилизации из армии устроился алтарником в Михаило-Архангельский собор г. Сердобска Пензенской области, 
где настоятелем был один из самых заметных клириков Пензенской и Саранской епархии архимандрит Модест (Кожевников, в схиме Михаил).
В 1976–1979 гг. обучался в Московской духовной семинарии.

В октябре 1977 г. принят послушником в братство Троице-Сергиевой лавры. 30 марта 1978 г. наместником лавры архимандритом Иеронимом (Зиновьевым) пострижен в монашество с наречением имени Варсонофий в честь святителя Варсонофия, епископа Тверского.

27 апреля того же года рукоположен в сан иеродиакона, 26 ноября 1978 г. — в сан иеромонаха, а в 1982 г. возведен в сан игумена. В лавре нес 
послушание помощника ризничего и помощника благочинного.

В 1982–1986 гг. обучался в Московской духовной академии, защитил кандидатскую диссертацию по истории Афона. 

После окончания МДА по просьбе епископа Пензенского и Саранского Серафима (Тихонова) направлен на пастырское служение в Пензенскую епархию.

С 15 сентября 1986 г. по 15 июня 1988 г. был настоятелем Казанской церкви г. Кузнецка Пензенской области, а затем настоятелем Успенского собора г. Пензы, секретарем Пензенского епархиального управления.

В 1987 г. возведен в сан архимандрита. В 1988 и 1990 гг. был участником Поместных соборов Русской Православной Церкви. 8 февраля 1991 г. рукоположен в архиерейский сан. 

15 февраля прибыл в Саранск как епископ Саранский и Мордовский. В феврале 2001 г. возведен в сан архиепископа.

Определением Священного Синода от 31 марта 2009 г. назначен исполняющим обязанности управляющего делами Московской Патриархии. В 2009–2013 гг. — председатель Наградной комиссии при Патриархе Московском и всея Руси. 

Решением Священного Синода от 25 декабря 2009 г. утвержден в должности управляющего делами Московской Патриархии. 1 февраля 2010 года во внимание к усердному служению Церкви Божией и в связи с назначением управляющим делами Московской Патриархии  — постоянным членом Священного Синода — возведен в сан митрополита.

С 22 марта 2011 года — член Высшего Церковного Совета Русской Православной Церкви. Решением Священного Синода от 5-6 октября 2011 г. назначен главой новообразованной Мордовской митрополии. 

19 марта 2014 года решением Священного Синода владыке Варсонофию определено быть Преосвященным Санкт-Петербургским и Ладожским, главой Санкт-Петербургской митрополии, с временным сохранением за ним должности управляющего делами Московской Патриархии.


Митрополит Варсонофий о своем детстве и семье:
«Отца моего убило молнией, когда мне было два года, это был 1957‑й, в Малиновке только-только провели электричество и, видимо, не было еще заземления. Мама осталась со мной и с моим младшим братом, которому было четыре месяца. В семье отца маму не очень любили, свекровь стала говорить нашему деду, чтоб нас из семьи убрали. Нам было некуда идти, и в конце концов мама забрала нас и ушла к тетке моего отца; ее звали Мария Васильевна, и она была парализована, ходить не могла. Они с дедом Захаром жили в подвале, где пчел держат, в пчельнике, — у них дома не было. И мы с ними два года жили в этом подвале. Потом мама, которой было всего 22 года, вышла замуж, и отчим построил дом, пятистенку. В 1960‑м у нас был уже дом. Во втором браке мама родила еще четверых. Конечно, мы жили трудно. Денег не было, это была постоянная наша проблема. Мы выращивали картошку и ездили в Балашов ее продавать. Продадим два мешка — идем покупать себе что-то к школе. Мама изо всех сил старалась, чтоб мы не отличались от остальных учеников. Я был самый старший, поэтому я всех учил. И во священство пошел первым, за мной остальные братья пошли — четыре священнослужителя: три протоиерея, один иподиакон. А сестра вышла замуж за священника. Вот сколько нас вышло из одной семьи»
(из интервью владыки Варсонофия журналу Саратовской епархии «Православие и современность» № 27 (43) за 2013 год).

Другие статьи из рубрики "АКТУАЛЬНО"

система комментирования CACKLE
2 декабря, пятница
rss

№ 6 (июнь) 2014

Обложка

Статьи номера

СЛОВО ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА
Слово главного редактора (июнь 2014)
ПРАЗДНИК
9 июня — День Святого Духа
9 июня — День Праведного Иоанна Русского, исповедника (†1730)
АКТУАЛЬНО
Православным Петербурга не хватает инициативы?
Митрополит Варсонофий: главное — личный пример
ПОДРОБНО
/ Острый угол / Национальности большие и маленькие
/ Интервью / Не терпимость, а взаимное уважение
/ Крупный план / Кочевники в Петербурге
СМЫСЛЫ И ОБРАЗЫ
/ Lingua Sacra / Старое и новое
/ Имена / Особенная ветвь
/ Умный разговор / Накануне Нового Завета
ЛЮДИ В ЦЕРКВИ
/ Аксиос / Диакон Андрей Мальков
/ Ленинградский мартиролог / Владимир Шкловский (1889–1937)
/ Приход / Троице-Измайловский собор
/ Служение / Игра на всю жизнь
/ Служение / Священник и тюрьма
/ Служение / Рассказ кита, который поглотил Иону
/ Из окна в Европу / Путешествие в Страну Див
/ Место жительства - Петербург / Два с половиной века Владимирского собора
КУЛЬТПОХОД
/ День седьмой / Музыка в июне
/ День седьмой / Летняя «Академия»
ИНФОРМАЦИЯ ОТ НАШИХ ПАРТНЕРОВ
Современная иконопись: пути развития
Протоиерей Виктор Московский: Ксения Блаженная отдала нам всю свою жизнь
Кочевники в Петербурге