Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация

Войти как пользователь
  Войти      Регистрация
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Самотождество во Христе

«Какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит?» На этот риторический вопрос каждый день приходится отвечать и священнику, и психиатру. Учителя Церкви, древние христианские авторы, исписали тысячи страниц о здоровье, цельности и ценности человеческой души. О том, как адаптировать опыт к современности, к нынешним представлениям о душевном мире и психотерапевтическим практикам, нам рассказал известный французский православный патролог, профессор теологии Страсбургского университета Жан-Клод Ларше.
Журнал: № 5 (май) 2014Страницы: 20-22 Автор: Сергей Акишин Опубликовано: 26 мая 2014

Надуманное противопоставление

— Каковы были причины, побудившие вас исследовать аскетические учения отцов Церкви о психических болезнях?
— Параллельно с изучением философии два года я изучал клиническую психологию, а затем, во время военной службы, работал в психиатрическом отделении большого военного госпиталя. Я на деле убедился в том, что существует множество теорий и они не имеют единого представления о причинах болезней. Много имеется и видов практики, но ни одна из них не зарекомендовала себя с самой лучшей стороны. В то же время на меня оказала влияние система взглядов моего духовного отца, старца Сергия (см. книгу, которую я ему посвятил, «Старец Сергий», выпущенную в издательстве ПСТГУ, Москва, 2013). Он считал, что значительное число психических заболеваний причиной своей имеет в одних случаях некоторого рода страсти или определенные духовные отклонения, в других — действие бесов (притом зачастую эти два состояния взаимосвязаны). Также повлиял на меня опыт его пастырского духовного окормления, позволявший ему при содействии Божией благодати исцелять многих больных, пораженных весьма тяжелыми психическими недугами, или, по меньшей мере, прекращать действия этих болезней на весьма продолжительный срок. Его навыки основывались на аскетическом учении отцов Церкви, а также на даре прозорливости и его собственных добродетелях (особенно великом его смирении, терпении, любви и молитве).

— В чем вы видели свою задачу?
— В том, чтобы точно сформулировать сущность христианской антропологии (без которой нельзя достичь понимания ни здоровья, ни болезни, ни надлежащей терапии), а также прояснить вопрос о возможных причинах психических недугов. При тщательном изучении святых отцов я разработал в законченном виде концепцию, которая одновременно и имеет общий охват, и учитывает частности. Я показал, что, согласно святоотеческой традиции, умственные болезни вызваны не только действием бесов (что нередко утверждают некоторые историки), но также и определенными факторами духовной жизни, в особенности теми, что связаны со страстями (которые представляют собой духовные недуги), а также рядом телесных причин, относящихся к ведению психологии. Эти три фактора всегда следует учитывать при оценке психической болезни, чтобы понять, подействовал ли только один из них или несколько сразу, и, исходя из этого, наметить подходящий способ исцеления.

— Можно ли взгляды святых отцов по данной проблеме признать альтернативой психологическим и психиатрическим теориям?
— Я бы не говорил об альтернативе. Во‑первых, поскольку психиатрия представляет собой разновидность медицины, предлагающей медикаментозное лечение, она полезна и даже необходима в тех случаях, когда психические заболевания имеют физическое происхождение. Во‑вторых, невозможно предлагать духовную терапию людям, которые не исповедуют христианскую веру, потому что такая терапия требует участия — сознательного аскетического усилия — со стороны человека, подверженного недугу. Но очевидно, что и для человека верующего духовная терапия действеннее психотерапии, только если психическая болезнь имеет духовную причину и если в исцелении участвует опытный духовник. К тому же, она приносит пользу только при содействии благодати, которой нельзя сподобиться иначе, чем через участие в таинствах в церковной ограде. Проблема в том, что в наши дни духовников много, но мало опытных духовных отцов, а еще меньше подлинных старцев, у которых наличествуют необходимые дары (в особенности дар различения духов), и которые могли бы посвятить недугующим людям всё свое время, терпение, внимание и любовь.

Таинства — это не инструмент

— В современной христианской литературе и масс-медиа встречаются выражения «христианская психология» и «христианский психоанализ». Допустимо ли это?
— С одной стороны, христиане, пребывая в своей среде, могут прибегать к некоторым видам психотерапии, которые не противоречат христианской вере и антропологии. Однако, мне кажется, что нельзя, тем не менее, определять такую психотерапевтическую практику как «христианскую психотерапию». Мое отношение к психоанализу гораздо более сдержанное. Наиболее распространенными разновидностями его являются фрейдизм и юнгианство. И то, и другое направление, при всем их различии, опираются на положения, которые несовместимы с христианской антропологией (как я обстоятельно показал в одной из моих книг под заглавием «Духовное бессознательное»). Стало быть, если вы придерживаетесь нехристианских воззрений на человека, то ничуть не будет истинным и ваше понимание здоровья, болезни и способов ее исцеления.
Не только практику исповеди, но даже и «открытие помыслов» духовному отцу или старцу не следует путать ни с психотерапией, ни с психоанализом.

С другой стороны, не только практику исповеди, но даже и «открытие помыслов» духовному отцу или старцу не следует путать ни с психотерапией, ни с психоанализом.

— Часто психотерапевты, которые считают себя христианами, прибегают к духовной терапии в качестве дополнения к своей основной практике. Допустимо ли это?
— Духовную терапию нельзя превращать в инструмент, нельзя ставить ее на службу чему-либо другому, потому что она является одним из аспектов духовной жизни. В ней присутствуют аскетические борения и молитва, при неотъемлемой помощи Благодати, которую мы, особенно, получаем в таинствах. Таинства же не могут быть использованы просто как средство. Однако если психотерапевт дает своему пациенту совет часто посещать храм, и говорит, что там тот найдет нечто такое, что он сам ему не может предоставить, такой образ действий можно только приветствовать.

— Должны ли священники, принимающие исповедь, обладать знаниями о психических болезнях и о психотерапии, и нужно ли им применять такие знания в своем служении?
— Было бы полезно, чтобы они разбирались в психических заболеваниях, но приобретать специальное образование в этой области им не следует, поскольку задачи у них разные. По моему мнению, они могут рекомендовать больным людям, которые к ним обращаются, сходить на консультацию к психиатру или психотерапевту, если понимают, что болезнь напрямую не связана с духовной проблемой которая относится к их ведению (или же к ведению опытного старца, к которому они могли бы посоветовать обратиться этим людям).



Новые имена для старых болезней

— Можно ли адаптировать нравственно-аскетические рекомендации учителей Церкви к современной жизни человека?
— Патологические и патогенные состояния можно исправить и исцелить только с помощью глубокого вхождения в христианский опыт. Вера, которая привносит в жизнь смысл, надежда, которая сообщает смысл грядущему, любовь к себе в Боге (такая, как ее представляет Христос в Своей второй заповеди: возлюби ближнего, как самого себя) — существенная основа терапии, применяемой, например, к депрессии. И другие духовные болезни, вызывающие психические недуги, могут быть преодолены посредством аскетической жизни, которая в первую очередь состоит в борьбе со страстями, в противодействии порочным помыслам от самого их зарождения, помыслам, которые страсти производят или поддерживают.

— Вы пишете, что депрессия — это проявление страсти уныния. Востребована ли эта точка зрения в научной среде?
— Было несколько медицинских исследований о том, как соотносятся депрессия и уныние, но нельзя сказать, чтобы это повлияло на психиатрическую практику. Я склонен куда больше верить в способность духовных отцов излечить или, по меньшей мере, облегчить боль людей, страдающих депрессией, чем в способность официальной психиатрии руководствоваться аскетическим учением и практикой Церкви.

— Каковы были воззрения святых отцов на отклонения на сексуальной почве? Есть ли какая-либо связь между этими отклонениями и духовной патологией? Можно ли причислить к ним гомосексуализм?
— Святые отцы рассматривали отклонения сексуального характера — и среди них гомосексуализм — как разновидность страсти, имеющей отношение к половой природе человека, которая по-гречески называется porneia. Христианину надлежит противодействовать страсти такого вида средствами, которые дает аскетическая жизнь — как и всякой другой страсти. Возможно, существует генетический тип, предрасположенный к гомосексуализму, но и все вообще страсти имеют свои генетические особенности. Святой Григорий Нисский и преподобный Максим Исповедник утверждали, что последствия прародительского греха передаются из поколения в поколения посредством полового размножения; подобным же путем, будучи укоренены в генетическом наследии, переходят к каждому человеку страсти, особенным образом присущие его родителям, дедам и дальним предкам. Вот почему 50‑й псалом гласит: «и во грехе родила меня мать моя» (Пс. 50, 7). Тем не менее, здесь нет детерминизма, жесткого предопределения, а только предрасположенности и наклонности, с которыми христианин должен и может вести борьбу.

— На ваш взгляд, можно ли поднимать в современном обществе вопрос о влиянии бесов на человека?
— Согласно святоотеческой традиции, демоны играют известную роль в психических болезнях, так же как и в духовных болезнях и некоторых болезнях тела. Но их роль редко является ведущей и исключительной. Редки случаи, когда эти болезни были бы связаны с одержимостью диаволом в прямом смысле, что требовало бы совершения чина изгнания. Феномен одержимости встречается нечасто, и нередко с ней смешивают расстройства, связанные с психическими болезнями, такими как истерия или шизофрения. Есть много признаков, указывающих на подлинный случай одержимости: наиболее характерный — желание творить зло и вред ближнему, а также хула, произносимая громким голосом против Бога, Христа, Матери Божией и святых. Во всех случаях необходимо проявить рассудительность и осмотрительность, прежде чем утверждать, что налицо случай одержимости. А в отношении одержимых члены Церкви должны придерживаться чувства сострадания (образец чего дают нам древние отцы) и понимать, что те куда в большей мере являются жертвами, нежели виновниками. Соответственно и практика изгнания бесов далеко не сходна с тем образом насильственного действия, который преподносят фильмы на эту тему. Ее следует осуществлять сугубо с причитающимися молитвами, в атмосфере кротости и без принуждения (фиксации или иного вида), над людьми, признанными одержимыми; разумеется, нужно выбрать наиболее благоприятное время для упомянутого человека, и священник, который производит обряд, сам должен пребывать в состоянии предельного внутреннего умиротворения. Никто из крещеных людей не может стать одержимым помимо своей воли; и, стало быть, в случае, когда жертвой одержимости оказывается христианин, необходимо добиваться того, чтобы он принимал участие в своем освобождении, и побудить его отмежевать свою волю от воли диавола или беса, который на него оказывает воздействие.

— Известно, что святые отцы чаще всего писали об отдельном человеке и подвижнике. Но болезни и отклонения духовно-душевного свойства присущи также и отдельным социальным группам, даже целым народам. Можно ли и в оценке социальных конфликтов использовать концепции учителей Церкви?
— Безусловно. Например, национализм (в отличие от патриотизма) представляет собой разновидность тщеславия, которому нередко сопутствует гордыня (мы, дескать, лучше, нежели вон те по соседству). Организованные сообщества могут быть обуреваемы страхом, агрессией, алчностью, безверием и отсутствием надежды, бездеятельностью и отсутствием мужества, скупостью, эгоизмом, бессострадательностью в отношении смежных групп и народов, чувством собственного превосходства, и таким образом проявлять почти все страсти. Со всем этим можно и должно обращаться посредством коллективной аскезы.

— Основную тему многих произведений литературы и кинематографа, публицистических очерков и статей, исследований в культурологии и психологии составляют так называемые «поиски самого себя». Что об этом говорят святые отцы?
— То, что человек всячески стремится к самопознанию и отысканию собственной идентичности, соответствует норме. Обычно художники — писатели, кинематографисты — особенно чувствительны к таким поискам и в них усердствуют. Проблема в том, что эти поиски чаще всего ведутся вслепую и приводят лишь к фрагментарному и противоречивому представлению о самом себе. Святые отцы предлагают нам цельное представление о человеке, начиная с совершенного образа человека, который нам открыл Христос в самом Себе, и который нам представлен также в святых, живших, подражая Ему. Когда мы начинаем поиски самих себя, то надлежит сравнивать себя с этими образцами. Все отцы говорили, что познание самого себя имеет отправной точкой познание собственных грехов, познание своего падшего состояния. Однажды я спросил у Иустина Поповича: «Как можем мы познавать самих себя в нашем греховном и падшем состоянии?». Он мне ответил: «Созерцая совершенство Христа и Его святых, а также читая Евангелие и жития святых». Конечно, каждый из нас представляет собой единственную в неповторимости личность, и все мы отличаемся друг от друга. Но каждый из нас может найти свое истинное самотождество во Христе и совершенно его исполнить.

Беседовал Сергей Акишин



Жан-Клод Ларше родился в 1949 году. В 1971 году принял православие под духовным руководством старца Сергия (Шевича), жившего в Париже и бывшего духовным отцом богослова Владимира Лосского, философа Николая Бердяева, иконописца инока Григория (Круга).

С 1973 по 1979 годы Ж.-К. Ларше встречался с преподобным Иустином (Поповичем), архимандритом Софронием (Сахаровым) и, во время двух долгих пребываний на Афоне, — с учениками старца Иосифа Исихаста: старцем Ефремом Катунакским, старцем Харлампием, со старцем Ефремом Филофейским. Особенно долгие беседы имел со старцем Паисием Афонским. В 1987 году он получил государственную степень доктора философии, в 1994 году — доктора теологии при Страсбургском университете, в 1996 году хабилитированного доктора (HDR), в 2005 году Государственным Советом Университетов (CNU) ему присваивается звание профессора. Ларше считается ведущим мировым специалистом по богословию святого Максима Исповедника. Другая сфера его интересов — православная психология. Ей посвящена научная трилогия Ларше. Первый том — «Исцеление психических болезней» переведен на русский язык. Второй — «Богословие болезни. Болезнь и исцеление в свете православия» и третий — «Исцеление духовных болезней» подготавливаются к изданию на русском языке. Эти исследования были дополнены другими: «Духовное бессознательное», «Богословие тела. Христианское понимание тела по учению отцов Церкви» и «Бог не хочет страдания людей», которое только что вышло в издательстве «Паломник» на русском языке.
Все фотографии

Другие статьи из рубрики "Умный разговор"

система комментирования CACKLE
2 декабря, пятница
rss

№ 5 (май) 2014

Обложка

Статьи номера

СЛОВО ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА
Слово главного редактора (май 2014)
ПРАЗДНИК
Перенесение мощей святителя и чудотворца Николая из Мир Ликийских в Бар
3 мая исполняется 700 лет со дня рождения преподобного Сергия Радонежского.
АКТУАЛЬНО
Митрополиту Владимиру — многая лета!
ПОДРОБНО
/ Острый угол / По доброй воле
/ Крупный план / Где молился, там и пригодился
/ Информация / Волонтеры рядом с Церковью
СМЫСЛЫ И ОБРАЗЫ
/ Lingua Sacra / Работа психиатра «там» и «здесь»
/ Имена / Священник по преимуществу
/ Умный разговор / Самотождество во Христе
ЛЮДИ В ЦЕРКВИ
/ Аксиос / диакон Олег Малько
/ Ленинградский мартиролог / Протоиерей Михаил Чельцов (1870–1931)
/ По душам / Пером и шпагой
/ Приход / Вознесенский (Софийский) собор в Царском Селе
/ Служение / Слово в эфире
/ Служение / Мой прадед — герой!
/ Место жительства - Петербург / Лампочка Яблочкова
/ Подари журнал / «Подари журнал!» Кому?
КУЛЬТПОХОД
/ День седьмой / Музыка в мае