Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация

Войти как пользователь
  Войти      Регистрация
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

По доброй воле

Светлана работает в автобизнесе, Тамара Петровна — пенсионерка, Иван — выпускник технического вуза, Гийом — студент-француз. Звучит словно перечисление героев какого-нибудь нового реалити-шоу… Может ли что-то объединять этих людей? Правильный ответ: да. Все они волонтеры и часть своего времени отдают безвозмездному труду. Зачем они это делают? Какие существуют виды волонтерства? Мнения экспертов и личные истории мы собрали в разделе «Подробно».
Раздел: Острый угол
По доброй воле
Журнал: № 5 (май) 2014Страницы: 8-13 Автор: Ирина ЛевинаФотограф: Станислав Марченко Опубликовано: 19 мая 2014

Евроволонтеры

С трудом можно представить себе человека, который никогда ничего не делал для других просто так, бесплатно. Многие из нас периодически становятся добровольцами, даже не подозревая об этом, следуя просто порыву сердца. Но волонтерство можно рассматривать и как некий социальный процесс, которым нужно управлять. Как это было в Европе после Второй мировой войны: правительства Франции и Германии активно поддержали волонтерские молодежные движения, имевшие своей целью, кроме помощи в восстановлении послевоенной Европы, примирение двух народов. Затем идеи волонтерства распространились дальше. Например, в Израиле и сегодня большое количество молодых волонтеров из Германии работает с тяжелыми инвалидами. Это тоже часть процесса исцеления исторической памяти.

Рузанна Иванян
Рузанна Иванян

Рузанна Иванян, информационный представитель программы Европейского Союза «Эрасмус плюс» в России, программный директор общественной организации «Молодежный информационный центр»:
— Идея волонтерства широко распространена в Европе. Не только по идеологическим, но и по экономическим причинам. Там высок уровень безработицы среди молодежи. Исследования показывают: если человек остается в течение шести месяцев без работы, ему тяжело снова влиться в рабочий процесс. Волонтерство в этом смысле — возможность держать неработающую молодежь в тонусе, дать ей возможность приобретать умения, новый опыт, оставаться в обойме социальных отношений… Я видела много разных волонтеров: и тех, которые приезжали в Россию, и наших, которые работали в Европе. Некоторые рассматривают ситуацию через призму «что мне даст этот опыт, как поможет в дальнейшей жизни». Мотив служения, спасения мира, помощи другим людям тоже встречается, что радует. Кроме того, в Европе добровольчество само по себе имеет ценность. Например, из Германии к нам приезжают молодые немецкие парни, которые готовы год работать в детском доме или интернате для тяжелых инвалидов. Они считают, что это их социальный вклад. Но они не «рвут на груди рубашку», у них просто есть осознанное понимание необходимости какое-то время своей жизни посвятить другим людям. Это часть европейской культуры, она подкрепляется идеей о социальной солидарности. Для меня это было открытием. Раньше я считала, что волонтерство — это что-то, за что ты сильно радеешь, переживаешь. Я не хочу сказать, что европейские волонтеры остаются равнодушными. Просто их решение работать безвозмездно довольно взвешенное и спокойное, без надрыва и нотки самопожертвования.

Международные волонтерские проекты удивляют своим разнообразием. Можно поехать на год в Грецию в приют для морских черепах: спасать их, лечить и снова отпускать в море. Можно — на две недели в Чехию — принять участие в покраске замка. Есть большое количество программ с разными условиями участия: где-то доброволец сам оплачивает дорогу, где-то ему часть компенсируют. В Петербурге тоже есть организации, отправляющие волонтеров за границу. Правда, в России довольно сложно участвовать в таких программах: многие из них рассчитаны на длительное время участия, а наши студенты могут себе позволить только пару недель или пару месяцев, это усложняет поиск подходящего проекта.

Протоиерей Александр Степанов
Протоиерей Александр Степанов

Протоиерей Александр Степанов, председатель братства великомученицы анастасии узорешительницы, главный редактор радио «Град Петров»:
— На западе волонтерство часто подразумевает полную занятость. То есть человек, допустим, оставляет учебу в университете и отдает год социальному служению. У них так принято, например, когда молодой человек еще не решил точно, чего он хочет в жизни: где учиться, чем заниматься. Или начал учиться, но задумался, там ли он учится. Тогда можно сделать паузу в жизни, немножко осмотреться. Такой паузой может стать «волонтерский год». Понятно, что они должны получать какую-то минимальную зарплату при этом, чтобы прожить, — но получать минимум и есть в этом случае их добровольный выбор.

У современных европейских волонтерских программ есть еще одна потенциальная цель — образовательная. В Европе существует понятие «неформальное образование» («non-formal education») — обучение, которое люди получают вне вузов, но и не спонтанно на улице. Волонтерство может являться частью этого процесса. Вспоминаю Гийома, молодого француза, с которым я познакомилась в Иерусалиме. Гийом на год оставил учебу в техническом вузе и поехал в Израиль, где ему предложили помогать в социальном центре для взрослых инвалидов с тяжелыми интеллектуальными и физическими нарушениями. Опыт не для слабонервных. Особенно когда тебе 22 года. Вернувшись через полгода домой, Гийом решил продолжить обучение в социальном направлении и сейчас работает с инвалидами.

«Добровольный социальный год» — сегодня такое предлагается и в России, например, благотворительной общественной организацией «Перспективы». Эта организация приглашает молодых людей посвятить год жизни помощи инвалидам в международной команде волонтеров. Европейская практика начинает приживаться и на нашей почве?

Добровольцы в России: и стар, и млад

В последнее время просто диву даешься, как развились и стали популярны различные волонтерские движения. Молодежные команды добровольцев тушат пожары, провожают девушек домой вечерами, ищут в лесах пропавших. Оказывается, людям важно участвовать в разных социальных, экологических, творческих, правозащитных проектах. Словно есть некая потребность отдать десятину своего времени бесплатно этому миру, словно способность получать удовольствие, отдавая, инсталлирована в наши сердца Создателем.



Программа «Эрасмус»: http://ec.europa.eu/youth/programme
«Волонтерская служба»: http://www.volonter.info
Благотворительная организация «Перспективы»: http://perspektivy.ru
Волонтерский центр «Серебряные волонтеры»: http://silveryears.ru/volunteer




Иван Гутуров

Иван Гуторов, 28 лет, руководитель «Волонтерской службы», десять лет действующей в Петербурге:
— Наша «Волонтерская служба» объединяет молодежь 21–23 лет, сегодня у нас около 15 активных участников. Мы учим их создавать социальные проекты, планировать их, искать ресурсы для их осуществления, пиарить и реализовывать их. Кто-то ездит в детский дом, кто-то помогает бабушкам, кто-то рассказывает подросткам о толерантности… Всё зависит от того, в каких областях ребятам захочется помогать и развивать себя. У всех разные мотивы, и проблемы всех волнуют разные. Кто-то проводит акцию по уборке мусора, кто-то помогает в ожоговом центре. Тут вопрос жизни ребенка, а тут — вопрос чистоты и экологии. И то, и другое — проблема, и в том, и в другом можно найти себя.

Наша организация не религиозная. Есть среди нас атеисты, буддисты, люди коммунистических взглядов… Но это не мешает. У каждого идея заботы о другом выражается по-своему, и я вижу в этом красоту добровольчества. Если говорить просто, то волонтерство — это возможность в определенный момент поставить другого впереди себя. В чем-то забыть о своем интересе и послужить делу другого человека, сделать для него что-то полезное. Это часть меня, и мне кажется, что это есть в каждом человеке.

В нашем городе есть волонтерские организации, объединяющие и пожилых людей. Например, волонтерский центр «Серебряные волонтеры» при университете «Серебряный возраст», где с 2010 года проводится специальное обучение для будущих добровольцев. Всего в организации около 350 активных волонтеров, самому молодому из них — 50 лет.

волонтер Тамара Толстопятенко (в центре)
«Я люблю людей, жизнь, страну!» — говорит волонтер Тамара Толстопятенко (в центре)

Тамара Толстопятенко, 69 лет, пенсионер, педагог по образованию, «серебряный волонтер» на Универсиаде в Казани, Международных соревнованиях по боевым искусствам в Петербурге, Олимпийских и Паралимпийских играх в Сочи:

— У меня такое ощущение, как будто я вложила частичку себя в достижения нашей страны на Олимпиаде. Когда я к себе обращаюсь глубоко внутри, то просто трепещу от радости, что участвовала в таком событии века! Мне все завидуют, даже моя 14‑летняя внучка. Думаю, что мне до конца жизни хватит этих воспоминаний.

Вообще, для меня смысл жизни — общение с людьми. Мне важно находиться в коллективе, я не люблю быть одна. Мне нравится приносить пользу, чувствовать, что во мне нуждаются. Вот, уже записалась волонтером в Минск на хоккей, пока в резерве нахожусь. Если не возьмут, то здесь обязательно займусь чем-нибудь активным. Иногда думаю, если я в старости буду плохо ходить, что я тогда буду делать? Я бы хотела всегда оставаться энергичной и с хорошим здоровьем. Я люблю людей, жизнь, страну. Может, это моя активная любовь меня сделала такой активной? Не знаю…

От волонтера до сестры милосердия

«Волонтер часто может быть непостоянен в своей работе. Религиозное волонтерство в этом плане имеет определенные преимущества, потому что люди осознают ценность того, что они делают, и у них есть договор с Богом», — такое мнение я услышала от одного из руководителей добровольческих проектов. Действительно ли это так? Чтобы выяснить это, мы направились в Лахту, в хоспис № 1. По дороге я, признаюсь, внутренне напряглась и готовилась к тому, что увижу что-то страшное, безысходное, горькое. А встретил нас светлый уютный дом с картинами на стенах, с просторными чистыми палатами, с зимним садом, на дверях которого объявление: «Осторожно, гуляют черепахи!», с маленькой часовней, где молятся о больных, живых и умерших. А главное, меня встретили доброжелательные люди. Сегодня трудились две сестры и четверо волонтеров. Каждую субботу добровольцы приезжают сюда утром, к 9:30, вместе молятся и под руководством сестер милосердия идут по палатам. Мыть больных, стричь ногти, ухаживать, разговаривать… Сестричество преподобномученицы Елизаветы в этом году отмечает свое двадцатилетие. Ухаживать за больными сестрам помогают добровольцы, около 15 человек. Специально волонтеров сюда не зазывают, делают объявления в храме святого Петра, что рядом с хосписом, а некоторые узнают через знакомых.


Две Светланы, две подруги, помогают в хосписе в свободное от работы время
Две Светланы, две подруги, помогают в хосписе в свободное от работы время

Две Светланы, две подруги, красивые женщины, работающие в сфере продаж автомобилей, приезжают помогать в хоспис уже два месяца.
— Однажды мы решили, просто так, на ровном месте, что надо в жизни помогать кому-то, раз есть силы, — рассказывает одна из Светлан. — Света стала обзванивать разные медицинские учреждения. И вдруг сюда в Лахту попадает моя соседка, в субботу утром я приезжаю ее навестить и знакомлюсь с волонтерами и сестрами. И мы начинаем со Светой сюда ездить… Так получается, словно тебя кто-то ведет, и если у тебя в душе есть желание помогать, то оно тебя приведет в нужное место.

— Когда я в первый раз сюда приехала, мне было страшно. Я думала, что я здесь делаю? — добавляет вторая Светлана. — Раньше у меня не было такого опыта. А потом приехала во второй раз, в третий… Меня удивило, что они все — живы! Женщинам хочется быть красивыми, им важно, как они выглядят, даже тем, кто уже не встает с постели. Мы красим им волосы — они просят, бывает, укладываем. Безусловно, у меня куча своих дел, но и на это время нашлось… Я нецерковный человек, возможно, у меня своя дорога к Богу. И я не связываю помощь в хосписе с Церковью. Просто у меня есть потребность помогать другим, и неизвестно, кому это больше нужно — нам или больным. Ведь я понимаю, что если я не приду, их и без меня вымоют. А вот получу ли я то, что получаю здесь?..

— Мы как-то мыли одного больного, а он нам говорит: «Вам надо сменить работу», — вступает в разговор первая Светлана. — Мы подумали, что это он заботится о нас, девчонках, что это тяжелая для нас работа. А он продолжает: «У вас грубые руки!» Мы так и сели. Это нас Господь таким образом опускает на землю, чтобы мы не превозносились…

Юлия Ильечёва — сестра милосердия, отвечает за работу с волонтерами. Она уже 15 лет служит в хосписе, начинала когда-то добровольцем. А вообще она работает на Водоканале инженером службы логистики. Мне стало интересно, в чем различие между волонтером и сестрой милосердия, ведь по сути они делают одну и ту же работу?

— Сестра милосердия осознанно приняла это решение, прошла испытательный срок, ее посвятили в сестры, — поясняет Юлия. — Мы дали обещание Господу трудиться здесь, насколько хватит сил. А волонтеры — это пока люди «в свободном полете». Обычно человек не меньше года ходит в хоспис как волонтер, и только потом принимает решение вступить в сестричество. У меня так не было, но с молодежью бывает по-разному.
Мария работает специалистом по социальной работе, она узнала о хосписе от друзей. Пришла второй раз, пока еще разбирается в происходящем. Рядом с ней сидит Галина, выпускница Академии художеств, искусствовед по профессии, занимается пошивом церковных облачений.

— Мы с Машей работаем в паре: подстригаем ногти, помогаем мыть головы в палате для лежачих, — рассказывает Галина. — Я здесь с октября, узнала о сестричестве от друзей. А еще до этого ездила волонтером на Валаам, там узнала историю Елизаветы Фёдоровны — ее личность, ее путь к Богу меня потрясли. Так возникло желание пойти в хоспис помогать. У меня такое чувство, что не я нужна людям, а они мне больше нужны. Ты пришел раз в неделю, подстриг им ногти, это такая малость! Но эти два часа в неделю помогают мне не падать духом в своих переживаниях, проблемах, а идти дальше, это придает силы.
Вторая сестра милосердия, Елена Смирнова, уже два года в сестричестве, она рассказала, что пришла сюда по примеру Юлии. Они обе прихожанки лахтинского храма. Иерей Алексий Лебедев, врач-терапевт хосписа, когда-то волонтер и брат Елизаветинского сестричества, — тоже «местный»:

— Я помню, когда 14 лет назад впервые пришел сюда устраиваться врачом, увидел старое деревянное здание (хоспис 4 года назад переехал в новое помещение), тяжелых умирающих больных — и подумал: «Здесь я работать не смогу…» Но просто так сюда работать люди не приходят. Есть Божий промысл. Я замечаю, что случайные люди здесь не задерживаются. Два-три месяца — и, если это по духу не его, то человек уходит. А в моем случае Господь так устроил, что мне пришлось сюда вернуться, и я остался здесь работать… Действительно, в хосписе и психологически, и духовно тяжело. Что здесь держит? В светской медицине есть такое понятие, как закон выгорания: больше пяти лет не положено работать людям в хосписах. А в духовном мире другие законы: чем больше отдаешь любви, внимания, милосердия, тем больше Господь возвращает. Поэтому ты уходишь усталым, но окрыленным. Уже будучи священником, порой в требный день — молебны, лития, еще и работа (я продолжаю работать терапевтом на отделении) — прихожу словно выжатый лимон, но всё равно облачаюсь и иду причащать больных. Ноги не идут, но Господь дает такую радость на сердце!

Вместо послесловия

Волонтерство можно рассматривать в разных ракурсах. Можно — как движение сердца. Можно — как социальный процесс, используемый для достижения поставленных целей (например, занятости молодежи или примирения между народами). Волонтерство — это ресурс, которым можно воспользоваться, когда нужны рабочие руки, а платить нечем. Волонтерство — хорошая возможность обрести друзей и попутешествовать. Можно увидеть в волонтерстве инструмент обучения и социализации молодежи. А можно — способ активно проживать серебряное время своей жизни. Сложно однозначно определить это явление. Работая над этой статьей, я одолевала вопросами о волонтерстве многих своих знакомых. И один мне сказал: «Я чувствую себя счастливым человеком, поэтому мне хочется что-то делать для других». Волонтерство — как стиль жизни счастливого человека. Неплохой вариант, не правда ли?

Ирина Левина
Все фотографии

Другие статьи из рубрики "Острый угол"

система комментирования CACKLE
10 декабря, суббота
rss

№ 5 (май) 2014

Обложка

Статьи номера

СЛОВО ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА
Слово главного редактора (май 2014)
ПРАЗДНИК
Перенесение мощей святителя и чудотворца Николая из Мир Ликийских в Бар
3 мая исполняется 700 лет со дня рождения преподобного Сергия Радонежского.
АКТУАЛЬНО
Митрополиту Владимиру — многая лета!
ПОДРОБНО
/ Острый угол / По доброй воле
/ Крупный план / Где молился, там и пригодился
/ Информация / Волонтеры рядом с Церковью
СМЫСЛЫ И ОБРАЗЫ
/ Lingua Sacra / Работа психиатра «там» и «здесь»
/ Имена / Священник по преимуществу
/ Умный разговор / Самотождество во Христе
ЛЮДИ В ЦЕРКВИ
/ Аксиос / диакон Олег Малько
/ Ленинградский мартиролог / Протоиерей Михаил Чельцов (1870–1931)
/ По душам / Пером и шпагой
/ Приход / Вознесенский (Софийский) собор в Царском Селе
/ Служение / Слово в эфире
/ Служение / Мой прадед — герой!
/ Место жительства - Петербург / Лампочка Яблочкова
/ Подари журнал / «Подари журнал!» Кому?
КУЛЬТПОХОД
/ День седьмой / Музыка в мае