Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация

Войти как пользователь
  Войти      Регистрация
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Для чего храм в больнице?

Детским больницам помогают добровольцы, благотворительные фонды и священники. Говорить о том, что кто-то из них тратит больше сил на благо детей, нельзя: именно совокупностью усилий врачей и артистов, спонсоров и дарителей, педагогов‑волонтеров и священнослужителей достигается цель — выздоровление ребенка и возвращение его к полноценной жизни. Средоточием таких усилий нередко становятся больничные храмы. Например, храм святого великомученика Пантелеимона в Первой детской городской больнице.
Раздел: Служение
Для чего храм в больнице?
Журнал: № 2 (февраль) 2014Автор: Елена Рыйгас Опубликовано: 18 февраля 2014
Глоток свежего воздуха
Небольшое помещение, две стены которого сплошь состоят из больших окон, выходящих на открытую галерею. Для тех из пациентов, кому нельзя выходить на улицу, храм — это глоток свежего воздуха: здесь они могут открыть высокие — от пола до потолка — окна и подышать полной грудью. Неуклюжая планировка помещения, занимающего угловую часть больничного холла, и простой интерьер дают ощущение сельской эстетики и домашнего уюта. Это храм великомученика Пантелеимона.

Мастер-классы и творческие занятия с детьми проводят волонтеры проекта «Семицветие»

В больнице о существовании храма люди могут и не знать, если не видят в палатах священника. У такого храма, как правило, нет постоянного прихода, поскольку в больницу не пускают людей со стороны. На службах не могут присутствовать и пациенты инфекционных отделений. И все же, хотя в больнице действует строгий режим с процедурами и тихим часом, здесь не бывает безлюдно. Те, кто постарше, приходят на службы сами или с родителями. Некоторых привозят на креслах. Молодые мамы в леггинсах и шлепанцах приносят грудных детишек со следами на теле от капельниц и катетеров.

Мастер-классы и творческие занятия с детьми проводят волонтеры проекта «Семицветие»

Когда нет служб, в храм все равно заходят люди — просто поговорить. Главная тема, конечно, здоровье. Как заметила одна маленькая пациентка: «Здоровье потерять легко, достаточно перейти дорогу на красный свет». Больничный храм часто служит еще и игровой комнатой для детей и читальным залом для родителей маленьких пациентов. Часть храма занята коробками с игрушками и книгами, доставленными волонтерами. Под одной из икон — непривычно роскошный букет, внутри которого расположилось целое семейство меховых медведей. Его передала мама известной певицы Елены Ваенги.

«Семицветие»
Клирик храма иерей Олег Дождиков, штатный священник церкви иконы Божией Матери «Взыскание погибших» в Лигово, в больницу приходит несколько раз в неделю. Служит Литургию и молебен; тех детей, которые не могут прийти в храм, навещает с Дарами в палатах. Отец Олег — «трудовая единица» в большой команде волонтеров. Он отличается от них лишь тем, что кроме материальной и психологической поддержки оказывает пациентам еще и пастырскую помощь.

Священник координирует усилия прихожан храма в Лигово, передавая им составленные родителями маленьких пациентов списки предметов ухода за больными и лекарств. В больнице, особенно на отделении лейкозов, требуются порой такие мелочи, о которых люди в обычной жизни даже не задумываются. Когда приходится жить в больничной палате по нескольку месяцев, ценным становится все: упаковка гигиенических салфеток, пачка марлевых повязок или обыкновенный кусок мыла. Через группу в социальной сети «Благотворительный проект „Семицветие“ — ДГБ № 1» неравнодушные люди собирают деньги на покупку ортопедических материалов, игрушек, недорогих препаратов. Ежедневные задачи решаются сообща. Кто-то покупает несколько упаковок памперсов или материалы (ткани, бисер, краски) для предстоящих занятий по рукоделию, а кто-то на машине отвозит их в больницу. Большинство участников группы объединены почти семейными отношениями, пониманием чужого горя и безотказным желанием помочь. Этот виртуальный социум воплощается во вполне реальных делах, например вовремя собранных средствах на операцию или по первой же просьбе привезенной инвалидной коляске.

Отделение, где нет мягких игрушек
Лечение на отделении лейкозов подразумевает постоянное присутствие родственников ребенка. Вместе с болезнью чада на родных сваливаются материальные невзгоды. Не только затраты на лечение, но и необходимость на время оставить работу, то есть лишиться заработка. Если ребенка воспитывает только мама, и при этом семья приезжает на лечение из другого города, ситуация и вовсе становится безнадежной. Врачи и персонал больницы делают все, чтобы поднять маленьких пациентов на ноги, но их помощь ограничена рамками профессиональных обязанностей и рабочим временем. Именно поэтому постоянное присутствие в больнице людей, способных подарить любовь ребенку, вселить в него надежду, становится просто необходимым.

Первый вопрос, который задают добровольцам, работающим на отделении лейкозов: «Как вы переносите такие психологические нагрузки?» Волонтер со стажем Анна Коломиец отвечает: «Жалость этим деткам и их родителям не нужна, они через это уже прошли, им нужно общение, внимание, радость, узнавание нового, вера в победу над болезнью и просто хорошее настроение… вопреки всему».

Подобные вопросы рождает распространенный в обществе миф о неизлечимости рака. Как это ни странно, но среди детей статистика исцелений гораздо выше. Дело не только в силе детского организма, но и в огромном желании окружающих помочь маленьким пациентам в выздоровлении. Поделки, которые на время отвлекают от капельниц и таблеток, игры, заставляющие лишний раз улыбнуться, — все это очень помогает. Чтобы развлечь детей отделения лейкозов, требуется много усилий и изобретательности. Ведь именно на этом отделении нет мягких игрушек: любой мех или шерсть быстро скапливают много пыли, присутствие которой им строго противопоказано.

— Труднее всего, — говорит Марина Комаркевич, прихожанка храма иконы Божией Матери «Взыскание погибших» в Лигово, которая занимается с детьми более полутора лет, — подобрать такие занятия, на которых было бы интересно всем: и мальчикам, и девочкам, и старшим, и младшим. Занятие ограничено по времени: между дневными процедурами и ужином. Многие дети быстро устают и забирают неоконченные поделки в палату, чтобы домастерить их там. Материал для поделок добывается различными путями: из собственных запасов, через знакомых или группу в социальной сети. В ход идет все, кроме шерсти и колющих предметов. Результаты творчества потом фотографируются и выставляются отдельными фотогалереями на странице «Семицветия» в «ВКонтакте».


Маленьких пациентов этого отделения можно разделить на две группы: те, кто может приходить в игровую комнату, и те, кто месяцами вынужден находиться в стерильной палате. Замкнутое пространство в течение долгих недель, а то и месяцев, способно свести с ума и взрослого. Поэтому в перерыве между сложной и болезненной терапией, часами сна и приемами пищи ребенка необходимо чем-то занимать. Кроме врачей и родителей, в палату никому входить нельзя. Специальных боксов со стеклянными стенами или дверьми на отделении нет, поэтому ребенок на время теряет возможность общаться со своими друзьями, которых в больнице у него бывает иногда гораздо больше, чем в школе или детском саду. На помощь приходят современные технологии: компьютеры и интернет, а еще сложные конструкторы, мелких деталей которых порой хватает на несколько дней, пока ребенок собирает замок или башню. Благотворители, оказывающие поддержку проекту «Семицветие», помогают покупать дорогостоящие ноутбуки, планшеты и конструкторы.

Каждый ребенок на отделении ходит в маске, но даже эта деталь больничного антуража, скрывающая пол-лица, не мешает заметить блеск в глазах и их жизнерадостное выражение. Такое ликование, такое полноценное проживание каждой минуты мало где еще можно встретить. Уже через пять минут забываешь, что находишься на отделении лейкозов.

В игровой комнате мамы спокойно помогают детям склеивать из спичечных коробков небольшие комодики с выдвижными ящичками. Если у кого-то что-то не получается, тогда все вместе решают, как справиться с проблемой. Кто-то из ребят начинает шалить. К концу занятия улыбки появляются на лицах даже тех детей, которые пришли с потухшим взглядом. Тут надо заметить, что некоторые препараты, применяющиеся в ходе долгой терапии, угнетающе действуют на нервную систему, поэтому дети часто без причины плачут или ходят нахмуренными. Ребенка, проходящего подобный курс лечения, со стороны можно счесть излишне капризным. Но постепенно это состояние у ребят проходит, благодаря занятиям с добровольцами, праздникам или выступлениям артистов‑волонтеров к детям возвращается радость. А значит, путь к выздоровлению становится короче.

Мир не без добрых самарян
На фоне больших и успешно помогающих детям фондов, таких как «АдВита», больничные храмы и священнослужители-бессребреники выглядят начинающими любителями. И дело не только в объеме собираемых средств, но и в умении организовать людей, желающих оказать помощь. «Бичи» сегодняшнего времени — разобщенность верующих, инертность церковного начальства, бюрократизм светского — основные причины того, что больничное служение развивается не так быстро, как хотелось бы.

И все же… храм больнице очень нужен. Здесь родители ждут известия об исходе операции. Сюда даже родители-мусульмане обращаются с просьбой покрестить их ребенка. Или просто заходят помолиться. Бывших прихожан здесь не бывает: после выписки именно они первыми приходят на помощь. То добро, которое подарили им, возвращают с избытком… 



Проекту «Семицветие» требуется поддержка творческих людей! На отделение онкологии для детей, прошедших основной курс лечения и находящихся на поддерживающей терапии (т. е. приезжающих в больницу раз в одну-две недели), нужны творческие люди, которые могли бы проводить занятия по рукоделию в утренние часы (10:00–12:00 вторник, среда или четверг). «Благотворительный проект „Семицветие“ — ДГБ № 1»: http://vk.com/club18682552



Елена Рыйгас
Все фотографии

Другие статьи из рубрики "Служение"

система комментирования CACKLE
11 декабря, воскресенье
rss

№ 2 (февраль) 2014

Обложка