Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация

Войти как пользователь
  Войти      Регистрация
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Христиане на земле Майя

Гватемала — страна в Центральной Америке, которая мало известна россиянам. Именно здесь тысячелетия назад развивалась цивилизация индейцев майя, чей календарь с «концом света» приобрел такую популярность. В духовном поиске, который не прекращается с тех пор на этой земле, гватемальцы обратили свой взор на Восток. Неизвестное большинству населения православие для некоторых уже стало родным.
Журнал: № 2 (февраль) 2014Автор: Анна Юрихина де Винуэса Опубликовано: 17 февраля 2014
Гватемала — страна в Центральной Америке, которая мало известна россиянам. Именно здесь тысячелетия назад развивалась цивилизация индейцев майя, чей календарь с «концом света» приобрел такую популярность. В духовном поиске, который не прекращается с тех пор на этой земле, гватемальцы обратили свой взор на Восток. Неизвестное большинству населения православие для некоторых уже стало родным.

История повторяется
В XVI веке Гватемала, как и большая часть стран Латинской Америки, была колонизована испанцами, и на смену языческим верованиям индейцев пришло насаждаемое новой властью католичество. Затем, уже в XIX веке, были войны за независимость, и весь континент освободился от испанского владычества. Но уклад, установленный за времена Конкисты, оказался в Гватемале неискоренимым. До сих пор потомки испанцев выступают в роли негласного высшего сословия, а индейцы остаются беднейшей и в большинстве своем необразованной частью населения.

Словно повторяя историю подчинения более сильной державе, современная Гватемала теперь уже добровольно покоряется новому «конкистадору» — Соединенным Штатам Америки, — перенимая их образ жизни, массовую культуру, образование и… снова религию. Страну наводнили сотни американских церквей и протестантских проповедников, и теперь некогда господствовавшее католичество вынуждено бороться за свою паству. Зачастую в борьбе за популярность уже сложно понять, где католики, а где протестанты.


Результат столь «интенсивной христианизации» налицо: улицы пестрят христианскими надписями и символами. Они на католических школах и на протестантских домах молитвы, на христианских обучающих центрах и даже на обычных магазинах, кафе, ремонтных мастерских. Люди продают, чинят, чистят — и повсюду их сопровождают цитаты из Евангелия, благословения и слова молитвы. Из открытых окон такси доносятся популярные песни протестантских радиостанций, на зеркалах висят розарии (католические четки), в своих повседневных и даже дежурных высказываниях люди часто обращаются к Всевышнему: «Да благословит вас Господь», «Если того захочет Бог»...

По сути же, настолько христианская внешне, Гватемала ничем не отличается от остального современного мира. И тем более огромным видится этот разрыв между формой и содержанием — как и во времена христианизации языческой Америки…

В саду у церкви все пришедшие разделяют освященный на службе домашний хлеб, макая его в вино и оливковое масло

За кирпичной стеной
Гватемалу вслед за многими развивающимися странами можно назвать страной контрастов: здесь соседствуют крайняя нищета и ослепляющее богатство, безграмотность и новейшие технологии. Особенно это заметно в столице страны, городе Гватемала. Она разделена на несколько зон, одни из которых — фешенебельные районы с парками и торговыми центрами, в других — опасно ходить по улицам даже днем.

В одной из самых опасных зон столицы, среди зловонных кварталов, наполненных борделями, дерущимися бродягами, обессилевшими наркоманами, босоногими детьми, уличными шутами, попрошайками и карманниками, среди грязных улиц, утопающих в мусоре, дыме, пьяных криках и грохоте разномастной музыки, возгласах редких полицейских и непрерывных тирадах уличных торговцев, есть за кирпичной стеной с зелеными воротами совершенно невообразимое, казалось бы, место — православный храм Преображения Господня и детский приют при нем. Сюда ежегодно приезжают паломники и целые паломнические группы из разных стран мира. Возможно, именно потому, что здесь так неприукрашена мирская реальность и так ярок контраст между земным и небесным.

Входящего сюда, за кирпичные стены, встречает благоухание хвои, звон колоколов, молитвенное пение и детский смех. Гостей принимают очень радушно.

Храм относится к юрисдикции Антиохийского Патриархата. Его основала гватемальская инокиня Инес Айау, которая шестнадцать лет монашествовала в лоне Католической Церкви, а затем приняла православие. Путешествуя по миру, монахиня Инес встретила единомышленницу, тоже католическую монахиню, сестру Марию из Филиппин. Вместе они вернулись в Гватемалу и в 1987 году основали монастырь в пригороде столицы, на берегу озера Аматитлан.

Спустя девять лет после этого семье монахини Инес Айау был возвращен детский приют в городе Гватемала, в прошлом созданный ее предком и позже перешедший государству. Вместе с сестрой Марией, а также принявшей постриг сестрой Ивонн, гватемалкой с немецкими корнями, монахиня Инес открыла двери приюта сотням детей из неблагополучных семей. Узнавая о том, что такое жизнь вне нищеты и насилия, дети постепенно познавали и православие. Так как приют находится в городе, монахиня Ивонн более девяти лет несла свое послушание там, а не в монастыре.

Пасха. Воспитанницы приюта в храме Преображения Господня

При приюте был создан храм Преображения Господня, его расписали греческие мастера. Вместо хора на Литургии здесь поет весь приход, но в основном — дети, они знают последование служб наизусть. Музыку воспитанникам приюта преподает присланный сюда из Мексики священник Антонио. В храме тепло и по-домашнему уютно. После вечерней службы монахиня Ивонн беседует с детьми о том, как прошла у них неделя и что нужно приготовить к завтрашней Литургии. Затем в саду у церкви все пришедшие разделяют освященный на службе домашний хлеб, макая его в вино и оливковое масло. «Мой отец — пекарь, — говорит матушка Ивонн, — я практически выросла в пекарне, весь этот хлеб испечен по рецептам моей семьи».

Детский замок
Не так давно под руководством матушки Инес в пригороде возле монастыря, где живут сами монахини, было построено новое здание приюта, и дети переехали туда. «Здесь ребята не будут заперты в четырех стенах, здесь они на природе вдали от городского шума», — пояснила настоятельница.

Вряд ли можно понять эти слова во всей полноте, не побывав в новом доме для детей и не увидев все своими глазами. Приют, а точнее маленький замок среди пальм с видом на вулканы, возвышается на холме возле храма Святой Троицы на берегу озера! Столовая — на скале с панорамным видом. Есть помещения для школы, мастерских, иконописной… чего только не предусмотрела матушка Инес для своих детей. Воспитанники приюта учатся здесь же: кроме обычных предметов они изучают английский и русский языки, а также культуру майя. После школы детям скучать некогда, их время расписано по часам — резьба по дереву, подготовка спектаклей, прогулки, занятия музыкой и многое другое. Старшие девочки даже профессионально занимаются фотографией и проходят курсы обучения у известных фотографов из разных стран.

Великий вход на Литургии. Старшие ребята из приюта помогают священнику в алтаре

— Все что вы видите, построено из строительных отходов фабрик, которые мы собирали годами! — гордо улыбается матушка Инес.

В России
Детей из приюта поддерживают вплоть до предоставления им возможности получить университетское образование. Надо заметить, что в Латинской Америке высшее образование куда менее доступно, чем в России, оно престижно и обычно очень дорого. Мало кто может позволить себе обучение в университете, что и говорить о детях из неблагополучных семей, которые зачастую и вовсе неграмотны. Стоит ли объяснять, что значит для детей приюта возможность поехать учиться в университет, в том числе и за границу, в Москву? А благодаря сотрудничеству матушки Инес с Российским консульством в Гватемале у них такая возможность имеется.


Праздник Кинсеаньера (исп. Quincea ~nera — «пятнадцатилетняя») в Гватемале, как и во всей Латинской Америке, отмечается по-особенному

Семнадцатилетняя воспитанница приюта Глория рассказывает о своих впечатлениях от поездки в Россию:

— Мы ездили с нашим хором в Москву, как же там холодно! Мне кажется, русские более серьезные, они не такие веселые, как мы. А в церкви почти не увидела различий, только поют красивее. Матушка Ивонн сказала нам: «Слушайте, мы как на небесах». Меня, конечно, поразило, что у них совсем нет скамеек, и что все женщины — обязательно в платках… Еще русские с большим уважением относятся к церкви, даже дети у них не бегают на службе, как у нас прихожане (смеется).

— А как ты думаешь, что лучше — быть веселее или серьезнее?

— Я думаю, на службе все-таки нужно быть почтительным.

Приход
Кроме детей из приюта основные прихожане храма — это арабская диаспора: палестинцы и сирийцы. На праздники приходят немногочисленные греки и русские, появились и православные гватемальцы. Здесь нет личных треб, на панихидах, служащихся по просьбе родственников усопшего, молятся всем приходом, и также все вместе желают «многая лета» именинникам. Проповедь отца Антония всегда живая, всегда вселяющая веру, в ней нет места заученным фразам или обвинительным речам, но только надежде. Ведь эта проповедь обращена к людям из стран, где и сейчас идет война, где православные гонимы, где похищают и убивают за христианскую веру. Она обращена и к детям, пришедшим с улиц, где идет другая война.

— Глория, как бы ты могла описать вашу церковь так, чтобы русские, которые будут читать эту статью, поняли?

— Это оазис в пустыне. 

Вербное Воскресенье. Крестный ход в саду у храма

Анна Юрихина де Винуэса
фото автора
Все фотографии

Другие статьи из рубрики "Из окна в Европу"

система комментирования CACKLE
6 декабря, вторник
rss

№ 2 (февраль) 2014

Обложка