Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация

Войти как пользователь
  Войти      Регистрация
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Не жалея теплоты сердец

Сегодня помощью социальным структурам уже никого не удивишь. Проходят яркие акции по сбору подарков, в многотиражках публикуются списки нужд... Но десять лет назад все началось, возможно, с предновогоднего проекта волонтеров Детского хосписа «Мечты сбываются», подхваченного общественностью.
Раздел: АКТУАЛЬНО
Не жалея теплоты сердец
Елена Петрусенко (крайняя слева) и Ольга Шаргородская (стоит справа) с сотрудниками Детского хосписа во время предновогодней фотосессии для девочек-пациенток
Журнал: № 1 (январь) 2014Автор: Яна Сенькина Опубликовано: 16 января 2014
И сегодня Детский хоспис по-прежнему поздравляет пациентов с помощью «армии» добровольцев. Об этом рассказывают его сотрудники: руководитель волонтерской службы Елена Петрусенко и руководитель социально-психологической службы Ольга Шаргородская.

— Расскажите о проекте Детского хосписа «Мечты сбываются».
Елена Петрусенко (Е. П.): Этот проект появился уже очень давно, почти одновременно с идеей Детского хосписа. Вначале дети вместе с волонтерами и психологами мечтали, эти мечты помогали им отвлечься от лечения, от боли... Их желания сотрудники хосписа старались осуществить с помощью множества сочувствующих. Со временем узнавать, о чем мечтает ребенок, сотрудники стали в преддверии Нового года. Сейчас акция приобрела более широкий размах, волонтеры приносят бланки для посланий Деду Морозу, и дети, не лежащие в стационаре, обращаются к нему письменно. В самом же хосписе мы, как и раньше, долго беседуем с каждым, стараясь мечтать вместе.

— Как строится беседа с ребенком, чтобы он высказал свою мечту?
Е.  П.: В процессе психологической поддержки, долгих разговоров‑фантазий дети раскрываются, признаются, что им хочется сказочного события: встретиться с известным человеком (был случай, когда проект организовал письмо пациенту от Адриано Челентано), прокатиться по городу в карете, увидеть настоящего Деда Мороза. Часто просят что-то материальное, что не может себе позволить семья. Когда начинают подключаться сами родители, порой стоит некоторых усилий отсеять детские мечты от взрослых. Например, однажды ребенок захотел «детский ноутбук». Мы нашли ноутбук на базе Windows, но полностью сделанный для детей — с соответствующими программами, играми. А мама ребенка расстроилась: зачем такое купили, лучше бы подарили «взрослый» ноутбук, он же маленький, не понимает. Но ведь ребенок хотел именно «детский ноутбук»!

— О чем еще мечтают дети?
Е.  П.: О встрече со звездой, телефонном звонке или письме от любимого артиста. Одна девочка попросила помочь издать книжку ее стихотворений «Белые зори». Другому тяжелобольному мальчику мы каждый Новый год дарили гаджеты, уже не знали, чем его еще порадовать. А он говорит: «Я б на „Феррари“ покатался». И волонтеры нашли человека, у которого есть «Феррари», мальчика вместе с папой прокатили по городу — поверьте, восторга было больше, чем от айфона. Девочки часто хотят почувствовать себя красивой, малышки говорят: «Хочу быть принцессой, феей». Девушек отправляем в салон красоты, им подбирают макияж, парики, если волосы не отрасли после химиотерапии, а потом устраиваем фотосессии.
А вот была трогательная мечта. Девочка Марина — из многодетной небогатой семьи, и все дети там с тяжелыми диагнозами. У нее была мечта — чтобы мама была хоть несколько дней не уставшая. Чтобы вся семья могла побыть вместе «в человеческих условиях». Им на несколько дней забронировали номер в пансионате — в этой семье раньше не было возможности так просто отдохнуть!

— Чем волонтеры могут облегчить работу сотрудников?
Е.  П.: Волонтерство в хосписе определяет многие направления работы. Помочь можно распространением информации, поиском специалистов по конкретным «заказам» (например, хорошего репетитора по английскому для больного ребенка на домашнем обучении). Поиском машины для перевозки. Помощью во время генеральной уборки. А главные люди — это помощники воспитателя в стационаре. Они серьезно облегчают нашу работу, помогая в организации досуга пациентов.

— Долго ли люди держатся в деятельном волонтерстве?
Е.  П.: Это зависит от жизненных обстоятельств. В этом году я студент, у меня весь четверг свободен, а на следующий год у меня диплом, и я не могу вырваться и на день. Важно количество личного времени, но и мотивация, сознание ответственности — тоже.

Есть волонтеры, у которых желание помочь — просто порыв. Порыв создает для них ощущение собственной важности, но детям такое может только навредить. Поэтому с опытом мы пришли к достаточно жесткому решению: все волонтеры должны проходить первичное собеседование и обучение. Кто-то на обучении понимает, что работа трудная, не для него, но для большинства обучение только в помощь — можно найти все ответы на свои вопросы. Результаты налицо — в виде людей, на которых можно стопроцентно положиться.

— По каким причинам люди «отсеиваются»?
Е.  П.: Многие не готовы работать с самими детьми, но очень хотят помогать: в обзвоне, поиске машин и т. д. Новичков периодически приходится отправлять домой: кто-то без сменной обуви, кто-то снова забыл принести необходимые справки. Вообще, у нас разработана специальная памятка для волонтеров, там изложены рекомендации по общению с пациентами и их семьями, а также четко обозначено то, что воспрещается делать на стационаре.

Ольга Шаргородская (О. Ш.): Часто оказывается, что предполагаемые волонтеры — это люди, либо недавно потерявшие близких, либо переживающие собственный кризис. Работа с тяжелобольными и находящимися в терминальной стадии пациентами представляется им способом преодолеть собственную боль. К сожалению, не имея ресурсов помочь себе, ты вряд ли поможешь другому. Нельзя сказать, что подобные жизненные ситуации являются строгим противопоказанием для работы в хосписе или паллиативной службе, но такой волонтер сам будет нуждаться в дополнительной поддержке.

— Кто чаще идет в волонтеры?
Е. П.: В основном, студенты: у них больше времени, чем у работающих людей. А еще у молодежи есть решимость, легкость на подъем. С другой стороны, у зрелого человека лучше выработано понимание ответственности и больше сознательных причин. Именно взрослые чаще соглашаются на индивидуальное сопровождение пациентов.
Кстати, сейчас к этому относятся легче, чем десять лет назад, когда я была волонтером. Собираемся ехать в детский дом — страшно: «Зачем мы поедем? Играть, а во что? А вдруг мы им психологически навредим?»

— А вообще, в городе много потенциальных волонтеров?
Е.  П.: 23 ноября прошел добровольческий «Доброфорум»: на одной площадке собрались представители молодежных движений, объединенных идеями добровольчества. Форум показал, что в Петербурге очень много волонтерских организаций. Одни поддерживают чистоту города. Другие содействуют на дорогах. Например, «СПб.АВТО» и проект «Автоволонтеры» помогают детдомам, больным и многодетным людям с перевозками. Есть попытки сделать отдельные фонды помощи старикам и сиротам. Есть и благотворительные фонды, которые занимаются только волонтерством. Нам, например, помогает фонд «Яркая жизнь».

Вообще, волонтерство сейчас очень распространено, но часто оно… бесцельно. Вот поиграли с детьми в игры. А психолога ни с волонтерами, ни в самой организации не было. Так что получили дети? Привязанность? Старикам подарили конфеты и чай — а им это не нужно, им надо в квартире помыть окно, например, и просто поговорить об их прошлом.
Подход волонтера к людям должен быть более тонким, вдумчивым. Проще говоря: занимайтесь помощью не напоказ, не для себя — а для других. Я убеждена, что не надо агитировать людей идти в волонтеры, не нужна эта демонстрация «как мы провели акцию». Не хватает не акций, а постоянной, рутинной, непраздничной и во многом скучной и сложной работы.

— Как справляетесь с психологическими нагрузками?..
О.  Ш.: Ну, никто не сказал, что мы справляемся… Но знаю, что мы должны отслеживать свое состояние, уметь позаботиться о себе. Должна быть и помощь организации — например, снижение нагрузки на сотрудника, когда пациент, с которым он работал, умирает. Или групповые занятия для сотрудников. Хорошо, что у нас есть простые вещи: например, персонал хосписа хорошо кормят, хоть об этом не надо заботиться.

— Каких пациентов вы берете как психолог, и в чем специфика поддержки семей, оставшихся наедине с болезнью ребенка?
О.  Ш.: В основном я веду наших главных пациентов: семьи, где дети в терминальной стадии болезни. Веду и семьи, в которых дети уже умерли, их очень много. В каждом доме своя специфика, для каждого строится свой план сопровождения. Я должна понять, что наиболее актуально для конкретной семьи в этот всегда тяжелый период. Кого-то нужно просто послушать: плохая погода, природа и еда на столе. Кто-то будет молчать, кто-то — напрямую говорить о своих чувствах.

А иногда можно и прямую помощь оказать. Одна девочка просто хотела есть клубничное пирожное на завтрак… Подростки иначе себя ведут. Часто они осознают, что умирают. Кто-то может проговорить это однажды и больше к этому не возвращаться. А с одной семнадцатилетней девушкой я по ее просьбе обсуждала, как ее оденут на погребение, как накрасят.., мы покупали ей парик, в котором ее должны были положить в гроб. Она просила поддержать после своей смерти ее маму…

— Директор хосписа — протоиерей Александр Ткаченко, настоятль Никольского храма на Долгоозерной улице. Помогает ли общение со священником детям и родителям?
О. Ш.:
Отец Александр общается с семьями и детьми, служит в храме святителя Луки Войно-Ясенецкого, который открыт в хосписе круглосуточно. Раз в две недели служит отец Константин Мальцев, а после навещает пациентов в палатах. Если кто-то не смог быть на службе — отец Константин причащает прямо в палате. Если же между посещениями священников есть необходимость причастить ребенка, соборовать его или побеседовать с ним — я просто звоню отцу Константину, и он безотказно приезжает.

Мой опыт общения с родителями пациентов показывает, что для них очень важно общение со священником даже вне богослужений. У них нет потребности в совершении службы как ритуала, обряда, который «исцелит ребенка». Они идут в церковь, к священнику, за поддержкой — за душевной и духовной заботой.

Беседовала Яна Сенькина

Детский хоспис: www.kidshospice.ru, http://vk.com/kidshospice
Проект «Мечты сбываются»: www.iwish.info
Елена Петрусенко, координатор волонтеров: 8 (921) 86-86-947

Другие статьи из рубрики "АКТУАЛЬНО"

система комментирования CACKLE
3 декабря, суббота
rss

№ 1 (январь) 2014

Обложка

Статьи номера

СЛОВО ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА
Рождественское поздравление митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского ВЛАДИМИРА всем верным чадам Санкт-Петербургской митрополии
АКТУАЛЬНО
Россия и Польша: точки соприкосновения
Не жалея теплоты сердец
ПОДРОБНО
/ Интервью / Человек в несвободном городе
/ Взгляд / Три нити памяти
/ Крупный план / Живой человек — живой голос
СМЫСЛЫ И ОБРАЗЫ
/ Lingua Sacra / Библейская археология: докопаться до истины
/ Имена / Классика как политика
/ Умный разговор / Что хранят манускрипты
ЛЮДИ В ЦЕРКВИ
/ Аксиос / иерей Димитрий Дмитриев
/ Приход / Храм Богоявления на Гутуевском острове
/ Служение / В зеркале времени
/ Из окна в Европу / Рождество по-американски и по-русски
/ Место жительства - Петербург / Тема раздела «Подробно» блокада: разорванное кольцо
КУЛЬТПОХОД
/ День седьмой / Священные фигурки
/ День седьмой / Фестиваль вертепных театров
/ Анонсы и объявления / «Крещенские вечера» в «Октябрьском»
ИНФОРМАЦИЯ ОТ НАШИХ ПАРТНЕРОВ
Презентация февральского номера журнала "Вода живая" в КД "Глагол"