Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация

Войти как пользователь
  Войти      Регистрация
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Краткий паркурно-церковный словарь

«Паркур (фр. parсour) — искусство перемещения и преодоления препятствий, как правило, в городских условиях. Многими занимающимися воспринимается как стиль жизни» — гласит Википедия. Именно паркур как стиль жизни увидели наши корреспонденты, посетив в рамках Недели паркура село Пенино, где восстанавливается церковь Рождества Пресвятой Богородицы.
Раздел: Служение
Краткий паркурно-церковный словарь
Журнал: № 12 (декабрь) 2013Автор: Алексей ГориченскийФотограф: Станислав Марченко Опубликовано: 17 декабря 2013
«Паркур (фр. parсour) — искусство перемещения и преодоления препятствий, как правило, в городских условиях. Многими занимающимися воспринимается как стиль жизни» — гласит Википедия. Именно паркур как стиль жизни увидели наши корреспонденты, посетив в рамках Недели паркура село Пенино, где восстанавливается церковь Рождества Пресвятой Богородицы.

Вместо вступления
Далеко, среди низкорослых лесов и унылых болот, стоит громадная береза. Намного выше самых высоких деревьев вокруг. Такая большая, что два человека, взявшись за руки, едва-едва могут это дерево охватить. Даже в южных краях такая береза — редкость. А тут, на севере, — просто чудо. 

Неподалеку от дерева — озеро, а на берегу его — святой источник. А еще чуть подальше — храм. Храм такой большой и красивый, что впору ему стоять в столичном городе. Но нет ни города, ни поселка, ни даже деревни рядом с ним — только невнятные дачи по берегам озера. А вокруг на многие километры — брошенные избы да заросшие поля. 


В печальной этой местности поздней осенью жизнь кончается, замирает, уходит туда, где теплее и проще. Все засыпает до следующего дачного сезона. Все, кроме храма. В нем каждый день — богослужения. В нем работают строители, каменщики, штукатуры. А в дом рядом с храмом приезжают молодые люди. 

В нынешнем ноябре людей этих было особенно много. И были они весьма необычными для здешних мест. Парни и девушки в яркой мешковатой одежде, странные в поведении и разговорах. Они кололи дрова, они ходили в храм, о чем-то горячо и подолгу спорили, жгли костры, крутили сальто и даже выпрыгивали из окон трехэтажного здания. Без всякого, впрочем, вреда для себя и окружающих. 

Что все это значит? А просто у российского сообщества трейсеров проходила ежегодная Неделя паркура. А храм Рождества Пресвятой Богородицы в селе Пенино Сланцевского района Ленинградской области жил своей обычной жизнью. Весь дальнейший текст — попытка объяснить, как первое пересеклось со вторым.

Трейсеры снаружи
Молодые. Средний возраст 17-18 лет. Самым старшим — 25-27. На пятерых парней — одна девушка. География проживания — вся Россия, включая дальние сибирские города. Некоторые приехали из Молдавии, Белоруссии, Украины. Были ребята и с Кавказа — из Дагестана, из Чечни. 153 человека.

Внешне довольно яркие. Космополитичные, неформальные. Можно встретить и дреды, и пирсинг, и тату. Челки, падающие на глаза, как у романтических героев аниме. Капюшоны, цветастые балахоны. Разноцветные спортивные ботинки. Тренировочные костюмы, из-за которых некоторых трейсеров можно спутать с гопниками. 

Но они отнюдь не гопники. Мат — очень редко. Курят единицы. Алкоголь для них признак слабости и глупости. Яркая деталь: по большому секрету девушки признаются в том, что для многих из них важным мотивом занятия паркуром является возможность найти нормального парня. То есть такого, который не травится ежедневно всякой гадостью и который хочет от жизни чего-то большего, чем пиво, диван и игрушки на мониторе. 


Что касается повышенных духовных потребностей, то об этом чуть позже, а вот отсутствие вредных привычек объясняется просто: чтобы уметь и мочь делать то, что делают трейсеры, нужно хорошее здоровье. Нужны серьезные ежедневные тренировки. Иначе не достичь тех впечатляющих способностей, которые они слегка, между делом, демонстрировали в Пенино. Им, например, мало было по старой традиции перепрыгнуть через большущий костер — им нужно сделать над этим костром сальто. Про прыжки из окон уже говорилось. Фигуры, что они крутили на турниках, смог бы повторить не всякий гимнаст. 

Кульминацией Недели паркура в деревенской глуши стало прохождение сложной лесной трассы — полосы препятствий длиной в 5 километров. Паркур, придуманный как искусство движения по городским джунглям, переместился в болотистые джунгли северного леса. И оттого даже приобрел в зрелищности нечто новое.

Но прыжки и бег были отнюдь не главными занятием трейсеров на приходской территории в Пенино, где в последние дни локализовалась Неделя паркура. Они смотрели и обсуждали кино, подводили итоги собственного конкурса видео, устраивали фаер-шоу, говорили о любви, о смысле и свободе. А еще работали по хозяйству. И ходили на экскурсии в храм. Неожиданно для себя, как выяснилось.

Трейсеры изнутри
Они интересные. Из тех, про которых говорят «стремятся к чему-то». Эта фраза часто маркирует позитивный пример: вот-де ты баклуши бьешь, а эти ребята стремятся к чему-то. Неопределенность в формулировке тут не случайна — стремящиеся действительно не очень-то понимают цели стремлений, их жизненная энергия еще только ищет воплощения, их путь еще не оформлен, их главный вопрос не задан. Но они уже знают, что жизнь по общему шаблону их не устроит. И у них уже хватило сил и самодисциплины на то, чтобы делать что-то по-настоящему здорово, лучше всех. Они научились делать паркур.


Говорят, что большинство юных трейсеров в своих мечтах не идет дальше того, чтобы врубить мощное (см. словарь паркур-сленга): сделать двуху, запилить крутые манки и корки, а потом заснять видос. Запостить видос в сети и получить миллион просмотров и пару тысяч лайков. Круче этого для них ничего нет.

Может быть, так есть. Но мы разговаривали в основном с теми, у кого мечты сложнее. И кто даже сумел их отчасти осуществить. Одно из самых распространенных стремлений представителей сообщества — научиться зарабатывать на жизнь своим искусством. Иван Савчук (Украина, Донецк): «Все люди что-то производят — кто-то нефть качает, кто-то одежду шьет. Я произвожу паркур. Выступаю на фестивалях, концертах, снимаюсь в рекламе. Конечно, только если это не противоречит моим убеждениям. Например, в рекламе пива и пиццы я сниматься отказался». 



Травматизм
Пожалуй, ни одна молодежная субкультура не страдает от армии малолетних подражателей так сильно, как паркур. Интернет заполнен роликами с нелепыми прыжками подростков по перилам и жесткими их приземлениями на разные части тела. Новости нередко сообщают об очередном увечье очередного любителя полазить по заводским трубам или водонапорным башням. Модным словом нередко подписывают фотохроники какой-нибудь пьянки на стройплощадке, выложенной «для всеобщего восхищения» в соцсетях.

Поэтому у любого взрослого человека слово «паркур» вызывает, мягко говоря, неоднозначные ассоциации. И травматизм — это, пожалуй, то, что вспоминается прежде всего. А ужас — это первое чувство, которое испытывают мамы и папы, когда узнают, что их ребенок решил податься в трейсеры.

И зря, потому что в настоящем паркуре травм не больше, чем во многих других «официальных» видах спорта. При нормально поставленном тренировочном процессе, когда есть наставник, есть дисциплина, есть техника безопасности и четко поставлены цели — травмы маловероятны.



Для Александра Зюлева (Ростов-на-Дону) паркур тоже стал заработком и способом поездить по миру. Он тренирует, проводит семинары и школы, является членом одной из международных федераций паркура. Рассказывает, что хорошие русские атлеты могут быть очень востребованы на Западе, где есть даже такое понятие, как «русский стиль», обозначающее обилие новых творческих элементов в программе. 

Есть и те, кто идет дальше, кто воспринимает паркур как форму социального служения. Наталья Никитина, молодой юрист из Калининграда, возглавляет паркур-сообщество в своем городе. Она устраивает для своих подопечных соревнования, уличные выступления и праздники, приглашает на них ребят из детских домов. Но, по ее словам, она уже устала в одиночку тянуть эту лямку, устала стучаться в двери чиновников, устала от непонимания окружающих и мечтает передать свою неформальную должность достойному преемнику. 

Какового она сейчас и взращивает. А еще она по-хорошему завидует петербургским трейсерам, которым удалось наладить контакт с Церковью.


Трейсеры совсем изнутри
По-настоящему воцерковленных людей среди рядовых трейсеров нет. Но идею провести несколько дней на церковном подворье наши собеседники в основном поддерживали. Александр Зюлев, например, считает такой альянс вполне закономерным этапом развития российского паркура: «Если на Западе паркур — это прежде всего веселая модная тусовка, то у нас все большее развитие приобретают соображения общественной пользы». Иван Савин поддерживает идею Пенино с позиции своей собственной философии, завязанной на абстрактную духовность и прогресс личности. Несколько других ребят, разного возраста и географии проживания, которым мы задавали один и тот же вопрос об отношении к Церкви, отвечали примерно одинаково: «Нормально!»

Другие высказывались более определенно. Наталья Никитина: «Да, это хорошо, что мы собрались именно тут, около храма. Петербуржцам очень везет на батюшек. Мне бы тоже хотелось наладить контакты с нашей епархией, но важно встретить в Церкви людей, которые близки мне по духу, людей, которые поймут нас, трейсеров. Уверена, что они есть, но не знаю, как их найти… Я сама бываю в церкви почти каждую неделю. Обязательно захожу перед каждым большим мероприятием, которое мы устраиваем. В Таинствах пока не участвую. Думаю, что мне к этому еще нужно прийти, нужно дорасти внутренне». 


Дарья Паливода, одна из организаторов Недели паркура, вместе со своим мужем Арсением — в числе самых заметных членов петербургской организации трейсеров «Паркурсити» (в оригинале пишется Parcourcity): 

— Я не церковный человек, но так получилось, что за последний год меня очень приблизила к Церкви моя деятельность — работа с подростками в конфликте с законом, проходящими реабилитацию в Центре социальной адаптации святителя Василия Великого. И конечно, большую роль сыграло воцерковление лидера нашей организации — Евгения Крынина. Я иду в том же направлении, но у меня очень сильный внутренний протест вызывает, когда от лица Церкви ребят заставляют что-то якобы религиозное делать. Всех без разбора, в массовом порядке. Под такими, например, девизами: «если вы здесь живете, то вы обязаны молиться», или «если вы русские, то вы обязаны ходить в храм». Одно дело — показывать правоту Церкви своим примером, совсем другое — принуждать. Я не могу относиться к этому спокойно, потому что православная вера мне небезразлична. Я чувствую ее внутреннюю правду, но вижу, как отталкивает ребят такое вот затягивание силком… К счастью, здесь, в Пенино, этого нет.

What is the price of the soul?
Именно так — по-английски, была сформулирована тема конференции, ставшей ключевым событием всей недели паркура в Пенино: «Какова цена души?» Организаторы конференции из петербургского «Паркурсити», видимо, решили, что так будет доходчивее. 

Это был двухчасовой разговор руководителя петербургской организации трейсеров Евгения Крынина с соратниками со всей России. Формально — беседа о ближайших перспективах развития паркура в России. Фактически — рассказ о личной духовной эволюции. На еще более глубоком уровне — пламенная проповедь, обращенная к каждому из присутствующих в зале. 

Простой, вроде бы, организационный вопрос — как дальше развивать паркур, незаметно обернулся другой стороной — ради чего развивать паркур? Чем ради этого можно поступиться? Затем незаметный смысловой кувырок — и вот уже он сменяется вопрошанием, чего ради пришел в паркур каждый из сидящих? И — в конце концов — ради чего он живет? Все ли он сделал для того, чтобы стать счастливым? Это была проповедь трезвой честности перед собой. Проповедь бескомпромиссного порыва к счастью.



Словарь паркур-сленга

Трейсер — человек, практикующий паркур.

Атлет — крутой трейсер, участвующий в соревнованиях.

Трушники (от англ. true — «подлинный») — приверженцы настоящего, корневого паркура. Часто озабочены проблемой размежевания с малолетними подражателями (см. также Травматизм).

Акрушники — любители вносить элементы акробатики в паркур. Отступники от корней.

Двуха — двойное сальто. 

Врубить, запилить — красиво выполнить сложный элемент.

Врубить мощное — сделать что-то невообразимо крутое.

Манки, корк — названия элементов.

Ширачи — широкие штаны. Фирменный атрибут, источник доходов многих паркур-клубов.

Акурасон — прыжок на точность: с приземлением, например, на перила. 

Видос — видеоролик.

Постить, лайки, просмотры — термины, обозначающие активность в социальных сетях.



Формально в ней не было ни одного призыва к вере. Но тактика работы «Паркурсити» была иллюстрирована житием Иосифа Исихаста, моральный выбор трейсера подтверждался евангельскими притчами, а прогресс атлета рифмовался с личным церковным опытом докладчика. Но самое главное — сам Евгений Крынин, герой сотен парней и девушек, отличный рассказчик, хороший атлет, неформальный лидер трейсеров, пацан умный и сильный, пацан, ненавязчиво напоминающий соратникам, в чём он себя нашёл и как стал счастливым. По-честному. 

Слово Евгению:
— За свою жизнь я научился говорить на нескольких языках: на языке пацанов, на языке чиновников, языке бизнесменов и языке атлетов. Каждый раз переключаться на подходящий язык не так уж и просто. И сейчас, пытаясь сказать ребятам что-то важное на их языке, я чувствую себя действительно на своём месте… Мне хочется, чтобы ребята искали истину. Я создаю условия не для того, чтобы они находили ответы, а для того, чтобы формировались вопросы. Пусть даже самые простые: Неделя паркура — почему она здесь, в Пенино? Почему наколоть дров для подворья — это не менее важно, чем прыгать манки? Сформировать у человека такой душевный вопрос — что дальше, как я буду жить? — чтобы он сам изо всех сил искал ответ. Вот это моя задача. А помогать находить ответы — это уже работа духовенства.

Слово священнику
Отец Петр (Мухин) настоятель храма святых апостолов Петра и Павла при СПбГМА им. И.И. Мечникова, благочинный вузовских храмов:

— С самого начала планировалось вместе с восстановлением храма обустраивать это место для отдыха, научения, послушания молодежи. Для наших детей. Так и происходит вот уже три года. И Неделя паркура — лишь одно из многих мероприятий, которые здесь проводятся.

Трейсеры гораздо более организованны, чем другие ребята. В их сообществе не принято совершать безнравственные вещи. Спорт формирует их как сильных и ответственных людей. И это сообщество является не маргинальным, а напротив, весьма положительным в молодежной среде. 

Другой вопрос, что они, как и вся молодежь, требуют к себе внимательного отношения взрослых, которые могли им бы помогать, обустраивать их досуг, организовывать им площадки для общения. Помогать им выбрать правильный путь.

Конечно, это наши дети. Они позитивно настроены. И они тоже хотят быть причастными возрождению Родины, хотят, чтобы она была чистой нравственно и сильной духом. Они готовы строить жизнь на фундаменте тех традиций, которые есть в нашей стране. 

Как благочинный храмов высших учебных заведений, я очень часто общаюсь с ребятами, со студенчеством, с формальными и неформальными сообществами молодежи. И могу сказать, что в них ясно читается ожидание. Ожидание призыва. И наиважнейший призыв — это идти за Христом. В этом есть вся полнота всех отношений, всех целей, задач, которые может поставить перед собой человек. 

Здесь, в Пенино, для многих ребят есть возможность посмотреть на православие изнутри. Увидеть, что есть еще не «просто культура», не «просто традиция», а большая, интересная жизнь, которая открывает человеку возможность быть сильным в духовно-нравственном отношении.

Вместо послесловия
В заброшенных садах полузаброшенных деревень этого края на яблонях в ноябре висят яблоки. Их много, но срывать их некому, они пропадают зря. 

На вечернем костре недели паркура в Пенино слово неожиданно взял Дима Шапошников из Хабаровска. Говорил взволнованно. Как хорошо, сказал он, что мы сюда приехали, каждый день подбрасывает новые бонусы. Сегодня, говорит, я первый раз в жизни съел яблоко прямо с дерева. Я даже не знал, что это так здорово.

Алексей Гориченский
Фото: Станислав Марченко

Другие статьи из рубрики "Служение"

система комментирования CACKLE
9 декабря, пятница
rss

№ 12 (декабрь) 2013

Обложка

Статьи номера

АКТУАЛЬНО
Жесткая любовь как единственный выход
В Дамаске все спокойно
ПОДРОБНО
/ От редакции / Хобби: вкус к жизни или послевкусие?
/ Острый угол / Христианство как хобби
/ Крупный план / Главное путешествие
/ Крупный план / Духовная геометрия
СМЫСЛЫ И ОБРАЗЫ
/ Lingua Sacra / Беспредельная святость
/ Умный разговор / Шестоднев — за эволюцию
ЛЮДИ В ЦЕРКВИ
/ Аксиос / иерей Константин Морозов
/ По душам / Гармошка задает, Бог ведет
/ Приход / Храм святителя Николая на улице Лебедева
/ Служение / Краткий паркурно-церковный словарь
/ Служение / Духовная жизнь торгового места
/ Место жительства - Петербург / От ресторасьонов до столовых
КУЛЬТПОХОД
/ День седьмой / Музыкальные подношения Его величеству
/ День седьмой / Другая больница
/ Анонсы и объявления / В Санкт-Петербурге начинаются межрегиональные Рождественские (Знаменские) образовательные чтения