Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация

Войти как пользователь
  Войти      Регистрация
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Гармошка задает, Бог ведет

Если вы спросите у кого-нибудь: «Ты знаешь Игоря Растеряева?», то чаще всего услышите в ответ: «А, это тот, деревенский, с гармошкой? Веселые у него песни». Подразумеваться будет песня «Комбайнеры», принесшая Растеряеву интернет-популярность. Но немногие знают, что этот «парень с гармошкой» — коренной петербуржец и еще актер театра и кино. А своими песнями Игорь Растеряев вовсе не пытается развеселить, он поет о судьбах России и любви к Родине, о жизненных ценностях и вере в Бога.
Раздел: По душам
Гармошка задает, Бог ведет
Журнал: № 12 (декабрь) 2013Автор: Анастасия ОржаховскаяФотограф: Станислав Марченко Опубликовано: 5 декабря 2013
Если вы спросите у кого-нибудь: «Ты знаешь Игоря Растеряева?», то чаще всего услышите в ответ: «А, это тот, деревенский, с гармошкой? Веселые у него песни». Подразумеваться будет песня «Комбайнеры», принесшая Растеряеву интернет-популярность. Но немногие знают, что этот «парень с гармошкой» — коренной петербуржец и еще актер театра и кино. А своими песнями Игорь Растеряев вовсе не пытается развеселить, он поет о судьбах России и любви к Родине, о жизненных ценностях и вере в Бога.

Любовь к Родине как самоидентификация
— Игорь, вы уже давали нам интервью два года назад, что изменилось за это время в вашей жизни?
— За это время много воды утекло. Я стал на два года старше. Сейчас мне 33, это знаковый возраст для православных людей. Если говорить о творчестве, то вышла книжка «Волгоградские лица», альбом «Звонарь». С концертами я объездил много городов и весей нашей необъятной Родины. Впечатления такие: «Широка страна моя родная!»


— И в отдаленных уголках этой страны, «далеко от больших городов» живут люди, о которых вы поете в песне «Комбайнеры». Не идеализируете ли вы деревенских жителей? И их обособленность от остального мира, неприятие ими «столичной» культуры? Мне кажется, они с радостью принимают те отголоски этой культуры, что до них доходят.
— Не идеализирую ли я их? Совсем нет. Они даже ругают меня за то, что я пою о том, как они «пьют C2H5OH, сидя на „Ниве“ „Ростсельмаша“». Об идеализации там вряд ли может идти речь. Конечно, кого-то из них тянет в «столичную» культуру. Многие мои ровесники уехали на заработки в город, многие «зацепились» в Москве и там сейчас живут. И им хорошо. Кто-то — наоборот. Мой брат поработал в Москве, заработал на дом в деревне — и сидит себе спокойно. Его в цивилизацию вообще не тянет. Она ему сто лет не нужна, лишь бы был какой-то заработок. Вот он сейчас работает в райцентре водителем пожарной машины и в принципе доволен. Семья, ребенок — и нормально. Все люди разные, поэтому нельзя обобщать под один формат.

— В ваших песнях явно присутствует тема любви к Родине. Почему так важна русскому человеку, и вам в частности, любовь к родному краю, знание своей истории?
— Это важно вообще для любого человека. Важна не сама по себе любовь к Родине, а самоидентификация. То есть, чтобы ты понимал, кто ты. Родина — это корни, которые не дают тебе под ветрами изменчивых временных явлений катиться неизвестно куда. Это то, что тебя держит. На своих устоях и традиционных особенностях человек и может выстаивать, оставаясь свободомыслящей личностью. А глобализация пытается это стереть, сделать нас потребителями, стадом, которым можно манипулировать. Самоидентификация — это способ противодействия, то, что может затормозить процесс обезличивания людей.


О войне петь неприбыльно
— У вас есть композиция «Георгиевская ленточка», где показаны живые образы погибших солдат. И эта песня уникальна — за последние годы ничего сильного о войне не написано. Почему так мало стало песен о той войне, хотя память о ней до сих пор очень сильна и болезненна?
— Думаю, все-таки о войне много пишется. Вот, например, в июле был международный военно-исторический фестиваль «Без Сталинграда нам не победить!» в Волгограде, там немало было и песен, и постановочных номеров про войну. Фильмов тоже снимается достаточное количество, другое дело, что не все они должного качества. Ну а говоря откровенно, — тему войны нельзя назвать коммерческой. В основном на эстраде «приживаются» хорошо продуманные готовые «продукты», рассчитанные на определенную публику — широкую молодую отдыхающую аудиторию, которой такие темы не близки по определению. Да к тому же песни о войне, о солдатах — это то, что идет изнутри, а не пишется на заказ (а если и пишется, то чаще всего это пафосно и поэтому отталкивающе).

— «Георгиевская ленточка» написана по вашим личным переживаниям?
— Эта песня написана по рассказам моих друзей-поисковиков и, собственно, им посвящена. «Наступил на бугорок, глядь, а это каска» — прямая речь одного моего друга. Однажды я с ними ходил на реку Кемка, под Лугой. Мы шли по лесу, и мне сказали: «Ткни в любое место». И я где стоял, туда и показал. Там была найдена гора боеприпасов. Перед поисковиками я выступал несколько раз, и всегда эти концерты проходили очень трогательно. Это очень душевные люди, любящие Родину, понимающие важность своей деятельности и знающие историю своего края.



Впервые мне дали послушать Игоря Растеряева люди, которые являются большими интеллектуалами: знакомый священник и мой бывший однокашник, офицер запаса и финансовый аналитик. Сначала мне было удивительно, что они обратили мое внимание на этого исполнителя. Но послушав, я понял, что песни Растеряева очень сильные, в них есть некая созвучность Высоцкому по манере исполнения и Есенину по стиху. Такие композиции, как «Георгиевская ленточка» и «Ромашки», особо впечатляют искренностью и нервом. Даже люди зрелого возраста слушали их со слезами на глазах, вспоминая молодость и напрасно потерянных друзей. В этом плане поэзия Растеряева задела многих.

Возможно, кому-то песни Игоря Растеряева покажутся слишком разухабистыми, кому-то попросту не по душе придется их гармония. 

Выскажу свое собственное мнение. Игорь, как он сам говорит, — обычный питерский парень, артист, он выступает в клубах, гастролирует. Но Церковь никого не должна осуждать. Растеряев говорит, что он только на пути к Церкви. Как он верует, знает только Бог, да он сам. Игорь крещен, не хулит Бога ни в коей мере, с уважением относится к Церкви. И в его стихах это чувствуется, ощущается, что его идеалы — больше, нежели сочинить шлягер и продать его. Ну а если говорить о духовной жизни, то надо заметить, что личные качества человека и воцерковление зависят от веры. А вера — и даже очень большая — есть у многих. Церковность, то есть посещение храма, участие в Таинствах — это не всегда, к сожалению, показатель веры.

Вообще, у каждого человека свое отношение к творчеству этого автора. Кого-то подкупает искренность. Кто-то говорит о том, что песни Растеряева — проводники той необходимой сегодня нам всем «национальной идеи». Они — за Родину, за стариков, за правду. Я, например, знаю молодых людей, которые, послушав его песни, решили не «откашивать» от службы в армии. Разве это не положительный момент?

Протоиерей Сергий Оржаховский, настоятель храма Воскресения Христова в селе Воскресенское (Ленобласть)





Темы задает гармошка
— В песне «Про Юру Прищепного» есть такая строчка: «Прокричат таблички нам открытым текстом: „Надо жить достойно, надо жить не пошло!“». Что вы подразумеваете под этими словами?
— Очень сложно мне расшифровывать собственные тексты. Строчка несет в себе больше эмоционального посыла, нежели логического. Я даже иногда не знаю, откуда слова берутся, как они складываются в строчки… скорее из каких-то словозвучий. Поэтому разложить по полочкам, что для меня значит жить не пошло, мне очень трудно. Разве вы сами не чувствуете, что это значит?

— В «Звонаре» явно ощущается дух русского православия. Образы колокольного звона и ангелов, темы добра и покаяния… Как же все-таки получилось, что такая композиция была написана в нерелигиозной среде?
— Да, действительно, песня родилась на программе «Париж для двоих», это шоу-кабаре, ничего общего с патриотической и православной тематикой не имеющее. Но песне все равно, где рождаться, как и ребенку. Срок приходит — он рождается, вне зависимости от условий. Вот и мелодия эта, как и все мои мелодии, родилась в обстановке, которая мало имела отношения к тому, о чем поется. А уже потом, когда мелодии пропускаешь через этот инструмент — гармонь… Так уж он устроен: все, что туда ни забрось, выйдет про Россию-матушку. Это не я такой правильно-патриотический, это инструмент мне диктует темы для песен. Ты слушаешь мелодию на гармошке и понимаешь, какие слова под нее нужно подобрать. То есть сначала музыка, потом тексты. Исключением являются песни «Ермак» и «Георгиевская ленточка», на которые музыку было очень сложно подобрать.

— В вашем творчестве люди находят нечто общее с Владимиром Высоцким и Игорем Тальковым. Как вы реагируете на такие сравнения? И оказал ли кто-то из них на вас влияние?
— Я никак не реагирую. Более того, я себя никогда с ними не сравнивал. Вообще, у меня песни рождаются очень редко, поэтом меня сложно назвать. Но Высоцкий, да, оказал на меня влияние, я его в детстве слушал. Высоцкий работал со словом. Когда я был маленьким, то слушал просто его музыку и голос, а когда стал старше, то уже глубже начал вслушиваться, начал понимать, что очень непросто складывать слова, отсекать лишнее, добиваться, чтобы с ходу все было четко и ясно. Такой баланс, как у Высоцкого, найти очень тяжело. Это огромный труд. Для меня написание песни — каждый раз мучение и большие затраты времени. Текст песни «Звонарь» рождался практически год.


Благодаря Божию присутствию
— Слушая ваши песни, трудно представить, что такие тексты мог бы написать далекий от Церкви человек. Каково ваше отношение к ней?
— Отношение к Церкви действительно есть, но оно скорее личное, внутреннее — ориентация на Церковь, уважение к ней… Я пока не могу назвать себя воцерковленным человеком: например, посты не соблюдаю, на службе бываю редко. Но я себя чем оправдываю: я ж странник, все время в дороге, в таких условиях трудно выполнять формальные вещи. За меня «отдуваются» моя родная сестра с мужем по полной программе. Они очень религиозны.

Но я о Боге часто думаю, сверяю себя по Нему. Во многом эта история, которая произошла со мной — я имею в виду неожиданную популярность — дала мне понять одну вещь. Я еще раз убедился в своей полной слабости и в Его абсолютной силе. Мне стало ясно, что без Божия присутствия ничего бы этого не произошло. И любые усилия, хоть до судорог, ни к чему бы такому не привели. Только Бог может сделать человека сильным и вытащить его куда угодно. И я бы хотел надеяться, что в осознании этого (не моя заслуга, а Бога!) кроется толика смирения.

— Вашим творчеством интересуются многие православные люди, в том числе и священнослужители. Рассчитывали ли вы, что привлечете таких слушателей?
— Когда складывалась песня «Звонарь», я предполагал, что она заинтересует некоторое количество православных людей. Естественно, когда ты берешь тему, то прикидываешь, кто ее может оценить. Другое дело, как я уже говорил, песни изначально складываются по наитию, а не из-за того, что хочешь специально кому-то понравиться или протолкнуть какую-то «божественную» идею.

Кстати, «божественные» темы иной раз проявляются совершенно неожиданно. В моей последней песне «Ходики» есть обращение к «батьке Николаю», за которое моя сестра Елена укорила меня в панибратстве. Да, это обращение к святителю Николаю, но я ни в коем случае не выражаю к нему пренебрежения. Когда человек лежит на диване и в комнате есть только он, часы и икона в углу, то в этом замкнутом мирке все является ему родным и близким. Он обращается к святому напрямую, беседует с ним, так как больше ему не с кем поговорить в этом одиночестве. Поэтому строчка была оставлена.

Пример сомнительный
— В одном интервью вы говорили, что важным тормозом для вас является страх. Из-за него вы 11 лет назад бросили пить. В православии есть учение о страхе Божием. Чего вы все-таки боитесь: Бога или заболеть? Или и того, и другого?
— В определенный момент я понял, что если не брошу пить, то умру физически, меня, скажем так, «слегка не будет». В этом смысле страх, на мой взгляд, прекрасное чувство, которое может спасти человека и сделать ему великое благо. Можно себя убаюкивать мыслями, что все хорошо, что я «почти не пью» или «захочу и брошу», — и идти верными шагами к гибели. А может прийти трезвый товарищ страх и сказать, что пора тормозиться, иначе ты можешь отъехать на крестовый хутор до сроку.

— Пытаетесь ли вы своим примером научить других людей? Ведь тема алкоголизма актуальна, особенно в сельской местности…
— Я не пытаюсь кого-либо чему-нибудь учить. Пример я очень сомнительный. Ничего одухотворенного в том, что я бросил пить, нет. Это был просто страх за свою жизнь. Да и творчество — такая штука, которая не должна никого учить, но может побуждать человека задавать себе вопросы и на них отвечать. Почему интересно читать хорошие книги или слушать хорошие песни? В любом достойном произведении люди показаны с двух сторон: хорошей и плохой, и человек это начинает прикидывать на себя, думать, как бы он поступил в той или иной ситуации. Он начинает соизмерять себя с героем, оценивать его действия, это может стать толчком к внутреннему росту. Таким образом, сомневаясь и думая, человек может куда-то прийти. А если ему изначально прописывать, «учить», что вот эти хорошие, а те плохие, что делай только так, а вот так ни-ни, то кроме отторжения ничего не получишь.

— У вас есть песни с ненормативной лексикой, многих это смущает…
— Эти песни писались давно, и на концертах я их не пою. Они всплыли совершенно случайно, я их сам в интернет не выкладывал и никогда себя не позиционировал как исполнителя песен с ненормативной лексикой. Вообще-то, они честные, в них названо все своими именами, так, как оно есть. Тем не менее, я их писал для узкого круга друзей и пел для них же. Когда «Комбайнеры» стали неимоверно популярны, они потянули за собой все, что лежало у меня на странице в социальной сети: и видео, и аудио, и фотографии. И никто у меня разрешения на широкую публикацию не спрашивал. Поэтому держать ответ за публикацию этих песен в интернете я не могу.

— Вы говорите, что не ищете славы. А зачем тогда на сцену пошли? Казалось бы, эта профессия предполагает самолюбование… И что вам ближе: театр или музыка?
— Конечно, все артисты — эгоисты, обожают самолюбование. Я часто перед зеркалом сижу, когда репетирую. Но знаете, я все-таки не хочу прославиться как актер. Театр — это для души, мне нравится коллектив, процесс работы. Но основные мысли, которые я «толкаю» от себя самого, идут не со сцены театра, а именно на концертных встречах. 
Вовсе не герой

— Как вы относитесь к своей популярности? Чувствуете ли себя тем героем, за которого вас выдают?
— Нет, конечно, какой я герой. Живу в обычном кругу родственников и друзей. Кто-то мне говорит, что я молодец. Кто-то дает понять, что я не только не герой, но еще и не очень-то хороший товарищ, в силу разных жизненных ситуаций. Думаю, образ, в котором меня видят, несколько односторонний. У меня есть и другая сторона жизни. Я ж не могу постоянно ходить и думать о патриотизме, это была бы уже клиника.

— Некоторые ваши поклонники опасаются, что известность, которая все больше растет, вас испортит. Ведь вы столько добились всего за три года.
— Чего я добился? Нескольких тысяч просмотров на YouTube. Просто интернет-популярность. Конечно, я благодарен Богу за это. Моей заслуги здесь нет. Но нельзя рассматривать это как какой-то финал. Это длинная и тяжелая дорога, по которой надо идти и, надеюсь, еще много песен предстоит мне написать. 

Беседовала Анастасия Оржаховская

Другие статьи из рубрики "По душам"

система комментирования CACKLE
7 декабря, среда
rss

№ 12 (декабрь) 2013

Обложка

Статьи номера

АКТУАЛЬНО
Жесткая любовь как единственный выход
В Дамаске все спокойно
ПОДРОБНО
/ От редакции / Хобби: вкус к жизни или послевкусие?
/ Острый угол / Христианство как хобби
/ Крупный план / Главное путешествие
/ Крупный план / Духовная геометрия
СМЫСЛЫ И ОБРАЗЫ
/ Lingua Sacra / Беспредельная святость
/ Умный разговор / Шестоднев — за эволюцию
ЛЮДИ В ЦЕРКВИ
/ Аксиос / иерей Константин Морозов
/ По душам / Гармошка задает, Бог ведет
/ Приход / Храм святителя Николая на улице Лебедева
/ Служение / Краткий паркурно-церковный словарь
/ Служение / Духовная жизнь торгового места
/ Место жительства - Петербург / От ресторасьонов до столовых
КУЛЬТПОХОД
/ День седьмой / Музыкальные подношения Его величеству
/ День седьмой / Другая больница
/ Анонсы и объявления / В Санкт-Петербурге начинаются межрегиональные Рождественские (Знаменские) образовательные чтения