Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация

Войти как пользователь
  Войти      Регистрация
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Информация к размышлению. Что такое информационные технологии?

На наши вопросы отвечают специалисты в области информации.
Раздел: Дискуссия
Информация  к размышлению. Что такое информационные технологии?
Журнал: № 10 (октябрь) 2013Автор: Татьяна Кириллина Опубликовано: 17 октября 2013
Что такое информационные технологии? Можно ли манипулировать общественным сознанием? Каково место христианина в информационном обществе? На наши вопросы отвечают специалисты в области информации.

— Что такое информационные технологии? Где место христианина в информационном обществе?

Игорь Ашманов, специалист в области искусственного интеллекта, разработки программного обеспечения, управления проектами
— Информационные технологии — это не что-то такое таинственное и магическое. Это довольно естественная и закономерная вещь, ничего не меняющая в соотношении добра и зла, потому что зло и добро рождаются внутри людей. Просто сначала человечество построило машины для обработки и производства материалов и веществ. Эти машины во времена Архимеда были доступны только государствам, во времена Промышленной революции — ремесленникам и промышленникам, потом они оказались в каждом доме — холодильники, соковыжималки, микроволновки, автомобили… Конечно, индустриализация изменила способ жизни, мир и войну, а также повлияла на тело человека, сделала его более вооруженным (способным быстро преодолевать расстояния, делать одежду, убивать на расстоянии), а также — более расслабленным и жирным.

А теперь человечество построило и внедрило в быт машины для хранения, переработки и использования информации. Они тоже строились с давних времен: с изобретения письменности. Когда-то функцию обработки, хранения и передачи информации выполняла наука, появившаяся в западном мире. Сначала ее достижения были доступны только государственным аппаратам и монастырям, потом — обществу в целом (книгопечатание и газеты), промышленности и частному бизнесу (калькуляторы, телефоны). Теперь машины для обработки информации есть в каждом доме. И в этом нет ничего сверхъестественного.

Единственное отличие информатизации от индустриализации в том, что машины для обработки информации берут на себя часть функций ума человека, а не его тела. И ум человека становится более вооруженным, но и более расслабленным и ожиревшим. Простейшие примеры: повсеместное использование калькуляторов продавцами, неспособными уже сложить два двузначных числа в уме, и многочасовое использование социальных сетей школьниками и студентами, в результате теряющими способность удерживать внимание дольше нескольких минут, а также теряющими навыки живого общения.

Что касается места христианина в информационном обществе, тот тут особенно обсуждать нечего: десять заповедей и Нагорная проповедь никуда не делись. Возможно, выделить их в повседневности стало сложнее: количество шума в головах возросло, его производится гораздо больше информационными машинами. Больше лжи, она тоньше, мелкодисперсная, всепроникающая. Зло еще больше прикрыто слоями информационного тумана. Возможно, сегодня гораздо большее значение имеет чистота ума, и как средство достижения ее — информационное воздержание.

— Как информационные технологии меняют нашу жизнь?

Андрей Рогозянский, православный публицист, психолог
— С одной стороны, все просто. Существует концепция Херберта Маклюэна, который полагал, что информационная технология — протез памяти. Всего лишь идея архива или библиотеки, только на новый лад. С другой стороны, информационная технология существенно изменяет человека. Она заменяет непосредственный жизненный опыт, дающийся ему, когда он вписан в систему природных взаимосвязей, живет от простого труда, ну или простейшего распределения. В итоге человек оказывается включен в сложные социальные цепочки посреди общественного космоса, чрезвычайно навороченного, большинство вещей в котором нельзя потрогать, пощупать, попробовать в действии. При этом собственный опыт оказывается не так уж велик, а ведь надо из чего-то складывать картину мира, поддерживать уверенность в том, что ты компетентен. Что остается при отсутствии непосредственных жизненных впечатлений? Воспринимать жизнь такой, какой ее отображают СМИ.

Человек может столкнуться с пропагандой, а может с манипуляцией. Что лучше — транспаранты и лозунги или нашептывание и искусное сокрытие истины? Сложно сказать. Есть такая вещь, как несамостоятельность мышления. Девять из десяти желают, чтобы их вели. Теоретически из этого возникает некая патерналистская схема, только сейчас вряд ли можно ожидать от государства функций ответственного субъекта, который руководствуется альтруистическими нравственными побуждениями, защищает народ и никакой выгоды для себя не ищет. Скорее всего, тот, кто наверху, рано или поздно все равно «зажрется» и потеряет нравственный облик, сделает какие-то ошибочные ходы, которые народу будут дорого стоить. Поэтому идеология или медиакратия затыкают дыры в массовом мышлении, иначе обществу не сорганизоваться. Другое дело, что все это печально. Лучше бы иметь самостоятельность и не давать себя «парить», но это осиливает всего один из десяти.

— Существует такая вещь, как информационная фобия: убежденность в том, что нам все врут, и газетчики в том числе. Чем обусловлен этот феномен?

Максим Кантор, художник и писатель
— Убежденность, что газеты врут, основана на том, что газеты врут и врали на протяжении долгих десятилетий. Врать можно по-разному: недоговаривать, говорить о другом, замалчивать, наговаривать на невинного, травить неугодного — эти технологии освоены. А вот информация и ее беспристрастность (хотя бы на уровне сельской газеты) забыта. Кто и когда заинтересуется простой судьбой? Профессия журналиста в последние годы дискредитирована — за тридцать лет никто не рассказал, что же произошло со страной и с ее простыми людьми. Вы читали репортажи о жизни в Пензе? Владимире? Череповце? И о большой политике тоже — ни слова. Рассказывают дозированно, задним числом. Сколько газет сегодня имеет корпункты за рубежом — две? Три? Что мы знаем о событиях в мире — разве что из перепечаток чужих газет и из сплетен?.. Это же касается нашей собственной истории. Разве газеты рассказали нам в свое время о том, что залоговые аукционы были фальшивкой? Что народную собственность нельзя объявлять государственной? Разве рассказали, сколько заплачено за объединение Германий? И таких примеров сотни тысяч. Занимаются именно отдельными проблемами, причем самыми мелкими, занимаются трусливо. Разоблачения в желтых газетах фрагментарные, опасливые — пока Лужков был у власти, никто не смел рта раскрыть, когда уволили, стали обвинять. Кто же станет верить такой журналистике? Журналистика сегодня — это идеологическая работа, а не информационная. Из журналистов сделали колумнистов, то есть идеологических агитаторов, трепачей. Исходная профессия журналиста — подача информации — на мой взгляд, уже не существует.

— Если светские газеты «всегда врут», могут ли церковные СМИ подать другой пример? Или в их случае тоже возможна «ложь во благо», фигура умолчания?

Протоиерей Александр Сорокин, председатель Информационно-издательского отдела Санкт-Петербургской епархии
— Возможность говорить правду — одна из форм свободы. Но журналу, радиостанции или телеканалу очень тяжело, почти невозможно эту свободу сохранить. Дело не в том, что на редакционную политику оказывает влияние спонсор или, допустим, если речь идет о церковном СМИ, — епископ. Такое тоже бывает, но это далеко не единственные ограничители. Куда сложнее освободиться от стереотипов: об этом-де писать нельзя, потому что это нецерковная тема, потому что православным данная тема неинтересна, потому что так не принято и т. д. Второй источник несвободы — общественное мнение. Церковное СМИ, как никакое другое, старается избежать скандала, боится нарушить общественный мир, выступить в качестве раздражителя. Я уверен, что и правила приличия, общественные нормы (пусть мы не всегда способны понять их происхождение), и мнение различных групп внутри Церкви нужно учитывать. Но главный критерий для православного СМИ — Евангелие, заповеди, которые не допускают никакого криводушия, никакой возможности для лжесвидетельства. Эту коллизию невозможно разрешить абстрактно, с помощью какого-то одномоментного интеллектуального «прорыва». Это решение, которое нужно принимать заново при подготовке каждой статьи, каждой иллюстрации, каждой телепередачи или радиоэфира.

— Насколько общественное мнение формируемо, насколько оно подвержено влиянию? Существует ли сейчас какое-то общество, не зависящее от информации?

Андрей Смирнов, генеральный директор PR-агентства «Медиа Топ», директор экономической интернет-газеты «Вкризис.ру»
— На мой, PR-специалиста, взгляд, в информационном обществе, которое пришло на смену постиндустриальному,  связи с общественностью — первичны. То есть, расшифровывая этот тезис: не так уж важно, что именно произошло в реальности, важнее, как об этом событии рассказали медиа. Общественное сознание, таким образом, сегодня суть скопище медийных мифов и идеологем, внедряемых различными группами влияния.

В повседневной жизни я не встречал людей, абсолютно не подверженных информационному воздействию. Полагаю, относительная изолированность общества достигается исключительно полным дистанцированием от влияния телевидения, интернета, прессы. А равно и от регулярного общения с людьми, подверженными воздействию с этой стороны. То есть в удаленных монастырях, куда редко приезжают паломники, да в глухих деревнях без электричества — возможно, сохранились общества, не подверженные внешнему информационному влиянию. Остальные в той или иной степени инфицированы медийными мифами и идеологемами.

— Многие говорят, что медиа, доступность информации делает мир плюралистичным, приводит к уничтожению универсальной шкалы ценностей. Или это миф?

Юрий Грымов, режиссер, сценарист, телеведущий, художественный руководитель студии «ЮГ»
— Если у человека неправильно расставлены жизненные приоритеты или, еще страшнее, у него нет совести, чести, достоинства, то, конечно, информация может быть для него разрушительна. Когда человек имеет правильные жизненные установки, то информация расширяет его кругозор, укрепляет духовно, помогает решать житейские вопросы — и всё. 

Подготовила Татьяна Кириллина

Другие статьи из рубрики "Дискуссия"

система комментирования CACKLE
3 декабря, суббота
rss

№ 10 (октябрь) 2013

Обложка

Статьи номера

СЛОВО ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА
Слово главного редактора в октябрьский номер
ПРАЗДНИК
15 октября — Благоверной княгини Анны Кашинской
8 октября — Преставление преподобного Сергия, игумена Радонежского, всея России чудотворца (†1392)
АКТУАЛЬНО
Сироты: общая забота вместо айфонов
ПОДРОБНО
/ Острый угол / Новые технологии: полезные, страшные, спорные
/ Дискуссия / Информация к размышлению. Что такое информационные технологии?
/ Крупный план / Лекарство от духовного рака
СМЫСЛЫ И ОБРАЗЫ
/ Lingua Sacra / Справедливые законы для народа Божия
/ Имена / Слабость характера, сила мысли
/ Умный разговор / Право на собственный смысл
ЛЮДИ В ЦЕРКВИ
/ Аксиос / диакон Олег Семенов
/ Ленинградский мартиролог / Священномученик Алексий Ставровский
/ Приход / Храм Покрова Пресвятой Богородицы в Невском лесопарке
/ Служение / Дневник валаамского волонтера
/ Из окна в Европу / Соль французских полей
/ Место жительства - Петербург / На вечной стоянке
КУЛЬТПОХОД
Мой друг по имени музей
/ День седьмой / Дыхание с обратной стороны полотна