Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация

Войти как пользователь
  Войти      Регистрация
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Сироты: общая забота вместо айфонов

Чего не хватает насельникам наших детских домов и выпускникам этих учреждений? Об этом мы спросили у эксперта Общественной палаты России публициста Александра Гезалова
Раздел: АКТУАЛЬНО
Сироты: общая забота вместо айфонов
Журнал: № 10 (октябрь) 2013Автор: Тимур Щукин Опубликовано: 8 октября 2013
В августе в Министерстве образования России начал работу совет по защите прав детей-сирот и оставшихся без попечения родителей. Почему российское государство в последнее время озаботилось проблемами сиротства? Чего не хватает насельникам наших детских домов и выпускникам этих учреждений? Об этом мы спросили у эксперта Общественной палаты России, международного эксперта по социальному сиротству стран СНГ (Россия, Украина, Казахстан), эксперта Совета Федерации и Государственной Думы РФ, публициста Александра Гезалова.

— Для чего организован этот Совет, какие у него функции? 
— После того как был принят «закон Димы Яковлева», появилось множество всевозможных советов и экспертных групп. Это довольно новое веяние в России. До сих пор мы участвовали в разовых встречах с чиновниками и депутатами, причем часто это были лица, от которых ничего не зависело. Во всевозможных комиссиях все тоже было очень декларативно и декоративно. Времена изменились, и у людей во власти образовался дефицит информации и нетривиальных решений. Власть внезапно поняла: «с этим», то есть с сиротами, нужно что-то делать. Все началось с Государственной Думы и Совета Федерации, теперь подключилось Министерство образования. Первое заседание было посвящено таким вопросам, как кадровые проблемы в социальной сфере, работа домов ребенка, стандарты работы сотрудников органов опеки и психолого-медико-педагогические комиссии (они решают, насколько ребенок соответствует требованиям своего возраста и дают рекомендации, в какой школе, в каком классе и по какой программе ему лучше обучаться. — Прим. ред.). Последний вопрос был поднят мною. Меня, единственного из всех сидящих там выпускника детского дома, очень волнует тот факт, что ответственные лица, входящие в эти комиссии, получают заработную плату и бонусы, а сироты — диагнозы, с которыми им очень сложно жить.

Такие площадки нужны. Они консолидируют общественные силы, которые сообща способны сделать многое, хотя и не все сразу.

— Известно, что церковные люди (от приходских добровольцев до Патриарха) посещают детские сиротские учреждения. Наиболее распространенная форма опеки — поздравление с праздниками. Насколько это нужно детдомовцам?
— Мы получаем пачки писем от бывших детдомовцев, сталкивающихся с таким количеством проблем, что невольно задумываешься: какой смысл в праздниках и подношениях, если после детского дома большинство сирот терпят фиаско в своей еще только начинающейся жизни? Они уже не помнят тех добрых ребят, которые приходили к ним: эти визиты никак не повлияли на адаптацию, встраивание в жизнь. Они не приобрели знаний и навыков, которые принесут пользу завтра, послезавтра. То есть эти данайские дары развили в ребенке иждивение, склонность к ничегонеделанию и гедонизму. Если человек привыкает к постоянному празднику, он и от жизни ждет того же. Но развитие таких качеств, как воля, смирение, терпение возможно только благодаря усилию над собой, благодаря труду. Лучше — совместному труду, в котором ребенок сам осваивает азы жизни, набирается знаний и опыта, начинает мыслить созидательно. Вопрос созидания стоит остро и для домашних детей, но для сирот это ключевая проблема. Нужно идти по более сложному пути, чем конфеты и танцы. Труд и еще раз труд! Без него сирота так и останется сиротой, ментальным сиротой. И это страшно. Истинная забота в том, чтобы думать о будущем детей, и не делать в дне нынешнем того, что навредит им потом.

— В таком случае, чем могла бы помочь сиротам Церковь как институт и мы, простые христиане?
— У Церкви огромные ресурсы. Будучи социальным работником центра «Попечение» при храме великомученицы Екатерины (директор — протоиерей Андрей Верещагин) в Петрозаводске, я имел возможность сравнить работу с сиротами светской НКО и Церкви. Первая, безусловно, превосходит приход по материальным ресурсам, но у прихожан есть куда более важные вещи: возможность помочь сироте найти главное в его жизни — семью. Я регулярно бываю в православных семьях, которые взяли себе сирот. Знаю, как им непросто, но, благодаря иному отношению к жизни и к детям, они несут свой усыновительский крест. Недавно я был в семье, которая взяла пятерых детей. Я их видел еще в детских домах, и сейчас у них другие глаза, другая жизнь. Это совсем иные дети: ласковые и заботливые. Все это плод работы приемных родителей, которые, получив церковное благословение, пошли по сложному, но спасительному пути. Сейчас для того, чтобы взять сироту в семью, нужно еще и подучиться. Это весьма полезное дело: одной любви маловато.

— Какой совет вы бы дали приходской общине, которая решит взять на себя заботу о сиротах?
— Важно, чтобы социальный работник храма точно сформулировал, что необходимо сиротам, и обращался к прихожанам за помощью, исходя из этого. Но таких социальных работников лично я, увы, не встречал. Нужно иметь соответствующие образование, глубоко погрузиться в тему сиротства. А большинство просто собирают одежду и игрушки. Между тем они могли бы делать гораздо больше. Именно в этом я вижу главную проблему: нет личного участия прихожан в жизни сирот, с которыми работает приход. Что нужно сиротам? Семья и опека после того как они покинут детский дом, а еще настоящая духовная жизнь, когда ребенка не умасливают печеньем, а показывают истинный смысл веры.

— Существуют ли (или должны ли быть) какие-то специальные программы по «сиротским делам» в епархиальных отделах?
— Они просто необходимы, ведь только 7% сирот встраиваются в общество и живут нормальной жизнью, иные гибнут либо становятся маргиналами. В детских домах сегодня около 128 тысяч детей, ежегодно выпускается около 15 тысяч. И они никому особенно не нужны. Но задумайтесь: все мы — образ Божий. Почему же нам не взять на себя ответственность и не помочь этому образу в сироте не погибнуть? Эти отделы могли бы возглавить выпускники детдомов, которых опекают приходы и монастыри. Сироты куда больше сделают для сирот, так как знакомы с этой бедой. Это поможет отчасти решить и вопрос трудоустройства. При том же храме великомученицы Екатерины в Петрозаводске был создан клуб выпускниц детдомов, около 45 девушек с детишками. Для них это весьма серьезная поддержка: с таким количеством проблем не сдать своего ребенка им может помочь только чудо… или наша забота. Кстати, именно священники имели самое большое влияние на выпускниц, так как двое из них — сами детдомовцы. В частности, отец Григорий Михневич, который руководит эти клубом, прошел Пудожский детский дом.

— Моя подруга опекала детдомовца. Теперь он вырос, постоянно звонит и просит денег, но на постоянную работу никак не хочет устроиться. Все увещания тщетны. Что делать?
— Просто надо встретиться и четко определить границы участия. Например, деньги на сотовый телефон должны быть исключены, как и все, что мешает сироте развиваться. Лучше всего начать об этом говорить до того, как сирота вышел из детского дома, чтобы он не воспринимал помощника как вещмешок. Проблема выклянчивания — это не проблема сироты, это проблема опекающего его. Значит, заигрался в добренького. Сирота ведь не дурак, он подыгрывает, причем цинично, и будет делать это и дальше. Привык… Нужно понимать, что сироте на самом деле не нужна ситуация, когда один куражится над благотворительной безграмотностью другого.

— Что изменилось (в хорошую или плохую сторону) с советских времен? По отзывам знакомых — советские детдома были гораздо лучше, нежели постперестроечные.
— Стало лучше материально, но исчез труд, который воспитывал в детях различные навыки и умения. Теперь дети перенасыщены немотивирующими ресурсами. Детские дома открыты для щедрых даров «участия»: телевизоры, айфоны, пряники и много чего еще. Система научилась жить жирно, получая мзду за то, что в ее стенах есть те, кого искренне жаль. Дети — заложники такого участия: много «добра», но так мало доброго в этих поступках. Дети не знают, откуда у них столько благ, взявшихся как будто из ничего. Они привыкают сиротствовать, часто на всю жизнь. Добровольцы развращают сирот не только имущественно, но и своим «прибежали-убежали». Истинные проблемы сирот интересуют единицы, и как только они начинают их решать (образование, юридические вопросы), система закрывает перед ними двери. Сироты выходят в мир настолько инфантильными, что за них уже даже не страшно, потому что понимаешь: нанесенный ущерб возместить нельзя. Система поддержки выпускников лоскутная и бездарная, и ничем по своей безответственности не отличается от детского дома, который не несет ответственности за то, что с сиротами будет потом. Нынешнее общество настолько разорвано, что тащить на своем горбу еще и сирот для него весьма проблематично. Каждый живет для себя, часто забывая о собственных детях, а тут — чужой. Ну а стигма «сирота» настолько сильна, что детдомовцу сложно встраиваться в социум, искать работу, создавать семью, по-прежнему сложно.

— Какие сейчас существуют механизмы контроля в детдомах? Насколько активны и эффективны правозащитные организации, СМИ? Или, наоборот, они мешают спокойной работе этих учреждений?
— Детские дома кто только не контролирует. Толку мало. Да и что контролировать? Работу персонала, качество каши? Ведь контролер должен быть заинтересован в том, чтобы система работала на результат. Хороший повар к этому результату отношения не имеет, а качественных специалистов сегодня в детском доме просто нет. Нужно, чтобы воспитательный процесс был созидательным, чтобы детский дом максимально обеспечивал ребенка трудовой занятостью, культурным воспитанием, спортом, давал общее развитие. Как это контролировать, когда этого там тоже нет и, видимо, долго еще не будет? Контролировать жесткое обращение с детьми? Но и это сложно: там часто нет физического воздействия, но есть психологическое, моральное, — как это увидеть? И как измерить? Дозиметры доброты еще не изобретены. Значит, нужно делать все, чтобы детские дома ушли в прошлое и их место заняли малокомплектные семейные группы. Нужно работать на профилактику социального сиротства, развитие гражданской ответственности и развитие семейного благополучия. Без этого детские дома были и будут. А значит, беды и горе будут падать на детские плечи, как осенний дождь. Не хотелось бы. 

Беседовал Тимур Щукин

Другие статьи из рубрики "АКТУАЛЬНО"

система комментирования CACKLE
6 декабря, вторник
rss

№ 10 (октябрь) 2013

Обложка

Статьи номера

СЛОВО ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА
Слово главного редактора в октябрьский номер
ПРАЗДНИК
15 октября — Благоверной княгини Анны Кашинской
8 октября — Преставление преподобного Сергия, игумена Радонежского, всея России чудотворца (†1392)
АКТУАЛЬНО
Сироты: общая забота вместо айфонов
ПОДРОБНО
/ Острый угол / Новые технологии: полезные, страшные, спорные
/ Дискуссия / Информация к размышлению. Что такое информационные технологии?
/ Крупный план / Лекарство от духовного рака
СМЫСЛЫ И ОБРАЗЫ
/ Lingua Sacra / Справедливые законы для народа Божия
/ Имена / Слабость характера, сила мысли
/ Умный разговор / Право на собственный смысл
ЛЮДИ В ЦЕРКВИ
/ Аксиос / диакон Олег Семенов
/ Ленинградский мартиролог / Священномученик Алексий Ставровский
/ Приход / Храм Покрова Пресвятой Богородицы в Невском лесопарке
/ Служение / Дневник валаамского волонтера
/ Из окна в Европу / Соль французских полей
/ Место жительства - Петербург / На вечной стоянке
КУЛЬТПОХОД
Мой друг по имени музей
/ День седьмой / Дыхание с обратной стороны полотна