Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация

Войти как пользователь
  Войти      Регистрация
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Машина времени старого парка

Паломничества, курортные удовольствия, дальние путешествия. Для реализации всего этого — билеты, визы, чемоданы, самолеты и поезда… А можно ли интересно отдохнуть «без отрыва от производства», то есть где-то неподалеку? Наш корреспондент, биолог-любитель и мама четырех детей, изобрела новый вид семейного отдыха — и с общением, и с творческим подходом, и с вдохновенным трудом… рядом с собственной дачей. Деревня Гостилово в Псковской области, где летом этого года расположился волонтерский лагерь, ждет гостей и в следующем году.
Журнал: № 9 (сентябрь) 2013Автор: Екатерина Голубева Опубликовано: 3 октября 2013
Паломничества, курортные удовольствия, дальние путешествия. Для реализации всего этого — билеты, визы, чемоданы, самолеты и поезда… А можно ли интересно отдохнуть «без отрыва от производства», то есть где-то неподалеку? Наш корреспондент, биолог-любитель и мама четырех детей, изобрела новый вид семейного отдыха — и с общением, и с творческим подходом, и с вдохновенным трудом… рядом с собственной дачей. Деревня Гостилово в Псковской области, где летом этого года расположился волонтерский лагерь, ждет гостей и в следующем году.

«Дома косые, двухэтажные/И тут же рига, скотный двор,/Где у корыта гуси важные/Ведут немолчный разговор./В садах настурции и розаны,/В прудах зацветших караси./Усадьбы старые разбросаны/По всей таинственной Руси», — писал Николай Гумилев в стихотворении «Старые усадьбы». Старая усадьба, точнее, старый усадебный парк, вошел в нашу жизнь случайно, но сделался ее неотъемлемой составляющей.

Несколько лет назад мы купили дом в деревне и буквально сразу обнаружили, что когда-то здесь была усадьба. Об этом говорили сохранившиеся липовые аллеи — деревьям явно было не меньше 150 лет (170, посчитали мы потом по годовым кольцам поваленного ураганом дерева). Через некоторое время удалось узнать и историю парка.

DSC_8338.jpg

Старая-старая сказка
До революции в нашей деревне была усадьба Рафаила Буйницкого — человека незаурядного, театрального художника, изобразительному искусству обучавшегося в частных мастерских и за рубежом. В начале ХХ века Буйницкий вступил в Орден розенкрейцеров, самую таинственную оккультную организацию дореволюционной России, и скоро стал одним из заметных ее функционеров. В 1917 году, когда дела в Петрограде стали плохи, он перебрался в родовое поместье, перевез за собой, подальше от большевиков, многих членов своего ордена — и организовал коммуну. Община долго и мирно прожила тут вплоть до 1920 года, несмотря на неспокойные времена. Лишь в 1924 году от местных властей последовало указание конфисковать все имущество художника с последующим выселением его за пределы Невельского уезда. Что и было сделано, несмотря на охранную грамоту, подписанную наркомом просвещения Анатолием Луначарским. Согласно протоколу изъятия за подписью председателя исполкома Изочинской волости, в январе 1925 года основное имущество художника-дворянина оказалось следующее: «статуя женщины из глины», около десятка живописных полотен, 723 этюда, справочная литература по искусству, а также «набор музыкальных инструментов (фисгармония, мандолина, скрипка), принадлежавшие жене художника».

Усадебный дом некоторое время находился в ведении колхоза, а затем, во время Великой Отечественной, сгорел, от него не уцелело ничего. А вот заросший пейзажный парк сохранился не так уж плохо — и после нескольких лет раздумий мы решили его восстановить. Конечно, своими силами сделать это было бы сложно — так и возникла идея волонтерского лагеря в деревне Гостилово.
Волонтерство как таковое в нашей семье не новость — с 2002 года мы регулярно выезжаем с детьми в заповедники и нацпарки, на объекты реставрации. Зачем? Мне кажется, что таким образом дети получают навык бескорыстного труда, труда со смыслом большим, чем получение денег, — на благо других людей и собственной души.

Лагерь в нашей деревне должен был стать особенным — мы с самого начала звали «на работу» именно родителей с детьми, рассчитывая часть работ на детские силы. Я по собственному опыту знаю, как не хватает порой детям дел, которые они могли бы делать совместно с родителями, дел серьезных, осмысленных, ответственных, «взрослых».

Лагерь был заявлен на первую неделю июля — объявление о его проведении я разместила в своем ЖЖ и в группе «ВКонтакте». С трепетом ждали — кто откликнется. Результат превзошел все ожидания: народу собралось на удивление много — одиннадцать детей и девять взрослых стали палаточным городком недалеко от нашего парка.

Дайте мне сложное поручение!
Продумывая, что и зачем будет происходить в волонтерском лагере, мы исходили из нескольких установок. Одной из наиболее важных была «Дети должны быть при деле» — вопреки современной традиции бесконечного развлечения. А дел в деревне действительно невпроворот! Нужно ежедневно таскать дровишки, среди которых есть и маленькие (с ними справлялся двухлетний малыш), каждый день приходится ходить за водой на источник, — и это только «ближние», бытовые дела.

Основным же объектом забот лагеря должен был, по нашей мысли, стать парк, где прежде всего требовалось навести элементарный порядок — за последние пятьдесят лет все основательно заросло. Да и лет пятьдесят предыдущих, когда парк был в колхозном ведении, он использовался больше для выпаса коров, чем для романтических прогулок. 

Провинциальные усадебные парки невелики по площади — от трех до десяти гектаров. Наш занимает около четырех гектар — во всяком случае, та его часть, которая подлежит расчистке. К сожалению, не сохранилось никаких документов, по которым можно было бы уяснить, как выглядел парк в период расцвета, в XIX веке. Кое-что удалось восстановить по воспоминаниям местных жителей, остальное пришлось «читать» на местности. К счастью, отыскать общие сведения об усадебных парках сегодня несложно — поэтому, основательно почитав, можно представить себе, как выглядел традиционный усадебный парк и какие растения в нем играли главную роль. Например, липы, без которых не обходится ни один парк в средней полосе, не случайно были так любимы русскими помещиками: своим благоуханием они не только привлекают пчел, но и намекают на райский эфир. А дуб, символ вечности, добродетели, располагался на специально подготовленной поляне, чтобы видом своим вызывать у гуляющих соответствующие мысли.

DSC_6879.jpg

— Про парк я знала, сопереживала восстановлению, а по приезде — ожидала увидеть такой плоский круглый блин с историческими деревьями. Но оказалось, что реальность заметно отличается от представлений, — рассказывает один из волонтеров Ольга Орната, художник и арт-терапевт. — Вместо блина обнаружился очень выраженный ландшафт, динамичный, с большими перепадами высот, а некоторые холмы даже насыпные. Не слишком большое пространство вытянутой формы хорошо зонировано на уютные поляны, за каждым углом новый неожиданный вид, а старинные деревья расставлены как точные акценты.

Волонтерские работы мы начали с того, что убирали молодые деревья, поросль и кустарник, оставляя коренные старые экземпляры — липы и дубы. Парк постепенно открывался, проступал из небытия. Дети приняли самое активное участие в работах — таскали ветки, сгребали траву, те, кто постарше, орудовали пилой и топором. И до чего же приятно было видеть, как в результате маленьких, едва заметных дел через заросшее поле вдруг побежала тропинка. Двенадцатилетний Антон Воловодов, один из наших «детских» волонтеров, буквально не выпускал из рук бензокосу — его усилиями хаос преобразовывался в порядок: на месте зарослей, через которые было не продраться еще утром, возникала поляна. А Леша Гусев (девяти лет) каждое утро буквально требовал у координатора: «Дайте мне сложное поручение!» Мальчики выполняли настоящую мужскую работу, и им было чем гордиться.

Взаправду окружающий мир
Конечно, мы не только работали. Мы изучали то, что нас окружает. Например, парк стал возможностью протянуть связь от прошлого — к настоящему. Ощущение старинного парка, который выглядит как 200–250 лет назад, в котором вовремя (как своеобразные живые часы) расцветает вся растительность, где стоит дуб, который старше города Петербурга, — дало повод для неожиданных маленьких открытий. Турецкая гвоздика в зарослях травы — та самая, которая сохранилась от парковых цветников? А эта особенно крупная малина, совсем не лесная, — не та ли, которая росла во фруктовом усадебном саду?

Карандашом я рисовала перед детьми линию времени — один ее конец обозначал начало века двадцатого, когда усадьба стояла еще на своем месте. Другой — упирался в начало века двадцать первого, когда усадьбы уже не существует, но есть еще парк. И — как сказала одна из девочек — «если его расчистить, можно увидеть то же, что видел хозяин этой усадьбы сто лет назад!» Дети сами придумали машину времени.

В старом парковом комплексе всегда формируется своеобразный живой мир. «Все — настоящее. Вместо школьного урока „Окружающий мир“ этот самый мир взаправду окружает вас. Вместо мультяшных птичек и бабочек ядовитых цветов, говорящих актерскими голосами, летают невзрачные, но настоящие существа», — говорит один из волонтеров путешественник Роман Запатрин. Под одним из поваленных деревьев обнаружилась лисья нора, в дупле липы — гнездо совы-сплюшки…

А за парком и деревней начинается лес. Так что мы совершали прогулки и по окрестностям — была у нас и ботаническая экскурсия, и орнитологическая, и энтомологическая. И все это — не считая купаний в озере, пленэрного спектакля-перфоманса (представьте себе «Мальчика-с‑пальчика», сыгранного на поляне в лесу, в «натуральных декорациях»)!

И вроде бы нет в наших краях ничего такого особенного — ни великолепных, завораживающих видов, ни непроходимой чащобы, все скромно. Но приехавшие в этом году волонтеры уже готовы вернуться и в следующем сезоне. А мы собираемся продолжить наш проект — он получился, на наш взгляд, очень вдохновляющим. На очереди — лечение старых деревьев (бандажи в дуплах, стяжки и опоры для стволов), первые цветочные посадки. А также — мастер-классы, совместные игры, чтение, традиционная постановка спектакля. Отдых, который не только отдых, но и труд. 

Екатерина Голубева

фото предоставлено автором

Другие статьи из рубрики "Крупный план"

система комментирования CACKLE
11 декабря, воскресенье
rss

№ 9 (сентябрь) 2013

Обложка

Статьи номера

СЛОВО ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА
Слово главного редактора. Сентябрьский номер журнала
ПРАЗДНИК
26 сентября — Память обновления (освящения) храма Воскресения Христова в Иерусалиме (Воскресение словущее) (335)
5 сентября — Священномученика Иринея, епископа Лионского (†202)
АКТУАЛЬНО
«За количеством мы не гонимся»
Взгляд из-за океана
Некруглый юбилей
ПОДРОБНО
/ Крупный план / Машина времени старого парка
/ Крупный план / How I spent last summer
/ Крупный план / Омытая слезами жемчужина Кавказа
СМЫСЛЫ И ОБРАЗЫ
Два лика святости
/ Lingua Sacra / Негосударственный святой
ЛЮДИ В ЦЕРКВИ
/ Аксиос / Диакон Феодор Ваховский
/ Ленинградский мартиролог / Священномученик Карп Эльб
/ Дошкольное богословие / Отче наш
/ По душам / Библейские сюжеты — пушкинским стихом
/ По душам / Духовик из духовенства
/ Приход / Храм Святителя Петра митрополита Московского
/ Служение / Этап на Север
/ Служение / В Церковь за красотой
/ Место жительства - Петербург / В городе  — танки
/ Место жительства - Петербург / История за забором
КУЛЬТПОХОД
Книжный дом как площадка для диалога
ИНФОРМАЦИЯ ОТ НАШИХ ПАРТНЕРОВ
Православный семейный дом "ВАСИЛЬКИ"