Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация

Войти как пользователь
  Войти      Регистрация
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

На южном рубеже обороны

22 июня, в День памяти и скорби, государственные флаги на территории России приспускаются в знак траура по 26 миллионам наших соотечественников, которые погибли во время Великой Отечественной войны. В ночь с 21 на 22 июня приход «блокадного» храма святых мучеников Адриана и Наталии традиционно организует траурную акцию, чтобы молитвенно вспомнить о воинах, отдавших жизнь за город святого Петра. Эта акция — часть «служения памяти», которое несет храм.
Раздел: Служение
На южном  рубеже обороны
Журнал: № 8 (август) 2013Автор: Владимир ИвановФотограф: Станислав Марченко Опубликовано: 26 августа 2013
22 июня, в День памяти и скорби, государственные флаги на территории России приспускаются в знак траура по 26 миллионам наших соотечественников, которые погибли во время Великой Отечественной войны. В ночь с 21 на 22 июня приход «блокадного» храма святых мучеников Адриана и Наталии традиционно организует траурную акцию, чтобы молитвенно вспомнить о воинах, отдавших жизнь за город святого Петра. Эта акция — часть «служения памяти», которое несет храм.

Провал «волшебного огня»
Летом 1942 года под Ленинград была переброшена легендарная 11‑я танковая армия под командованием Эриха фон Манштейна: за взятие Севастополя 53‑летний генерал только что получил звание фельдмаршала. Согласно директиве Объединенного командования войск, главной задачей на лето 1942 года было — сохранив «положение на центральном участке, взять на севере Ленинград и установить связь на суше с финнами». Предполагалось, что стоявший на грани гибели Ленинград станет легкой добычей: сокрушительным ударом следовало раз и навсегда покончить с «колыбелью трех революций», которая так некстати сковывала значительные людские и технические ресурсы фашистов. Операция называлась Feuerzauber — «Волшебный огонь».

В конце июня советские войска в районе бывшего дачного поселка Лигово (в те годы Урицк) внезапно перешли в наступление.

Боевые действия шли в одном из живописнейших пригородов Ленинграда: здесь, на берегах Дудергофки, когда-то располагалось имение графа Буксгевдена — героя Аустерлица, парк с дубовой рощей, высаженной, по преданию, самим графом Орловым, и живописная церквушка при кладбище, построенная, опять же по преданию, по проекту архитектора Николая Львова (автора церкви «Кулич и Пасха»).

Наступление Красной армии началось с неожиданно сильной артподготовки: дымку ленинградской белой ночи пронзили раскаленные стрелы реактивных снарядов. Из оврага у шоссе на Петергоф был дан залп из минометных установок, созданных в блокадном Ленинграде, — позднее их назовут «катюшами». Залп накрыл сменявшиеся пехотные батальоны немцев, те были уничтожены. Ответный огонь фашисты смогли дать лишь во второй половине дня.

Но наступление шло медленно: Красная армия «забуксовала» на немецкой противопехотной линии. К 23 июля ей удалось пробиться к Урицку и взять восточную часть города, но через неделю фашисты подтянули свежие силы и, проведя авиационную бомбардировку, отбросили советские войска на исходные позиции.

Проводившаяся с 20 июня по 26 августа 1942 года Старопановская наступательная операция была четвертой за этот год попыткой деблокировать Ленинград. И хотя позднее эти кровопролитные операции были признаны неудачными, командиры и бойцы Ленинградского и Волховского фронтов получили бесценный опыт проведения наступательных действий и «прощупали» слабые точки немцев, что позволило уже в следующем году прорвать оборону Ленинграда. Кроме того, именно эти операции сорвали немецкие планы захвата Ленинграда в 1942 году.

На месте лунного пейзажа
На немецких фотоснимках 1942–43 годов видно, что за время боев Старо-Паново превратилось в пустыню: от знаменитого парка остались обугленные стволы, от кладбищенской церкви — едва различимый фундамент. Таким, похожим на лунный, увидели старопановский пейзаж советские солдаты, освободившие Урицк в январе 1944 года.

Сегодня Старо-Паново — микрорайон Санкт-Петербурга. С одной стороны от железнодорожного полотна — панельные многоэтажки, с другой — деревянные домики еще советской постройки, их теснят кирпичные особняки за высокими заборами. Над домами пролетают самолеты, идущие на посадку в Пулково. В глубине, на берегу заросшей травой Дудергофки, высится 34‑метровый белоснежный храм — он один напоминает о былой живописности этого места.

В память о разрушенной в годы войны кладбищенской церкви в Старо-Паново храм носит имя мучеников Адриана и Наталии. Церковь поминает их имена 8 сентября по новому стилю — в день начала ленинградской блокады.

Когда в 1993 году благодаря усилиям Антонины Петровны Осиповой, жительницы Старо-Паново с 1929 года, был зарегистрирован церковный приход, никто не мог поверить, что в Санкт-Петербурге появится свой «блокадный храм». Но он появился. И рядом с ним возник духовно-просветительский центр «Ковчег», где стараются сохранить память об обороне Ленинграда.

— У нашего храма двойное служение: он не только приходской, но и мемориальный — в память обо всех погибших и пропавших без вести при обороне Ленинграда, — рассказывает настоятель храма протоиерей Антоний Витвицкий. — Я ленинградец, моя мама — блокадница, отец был эвакуирован из города последним эшелоном. Оба моих деда воевали: один прошел всю войну, другой — ушел добровольцем в народное ополчение и погиб. Поэтому когда я был поставлен на служение в этот храм, то воспринял служение памяти как свое собственное дело.

При храме действует музей. Здесь представлены семейные хроники — множество рассказов, принесенных не только прихожанами храма Адриана и Наталии, но и просто теми, кто узнал о блокадном храме. Живые человеческие истории, часто снабженные фотографиями, дают почувствовать, как судьбы людей, которые жили, любили, мечтали, трудились, были внезапно поломаны войной. Рядом — списки тех, о ком достоверно известно, что они погибли на этой земле. Трудами отца Антония и прихожан часть имен удалось собрать в помянник: он издан отдельной книгой, которая хранится в алтаре. Эти же имена можно прочесть на стенах храма. Это, конечно, лишь малая часть имен: по официальным данным, за несколько недель старопановской наступательной операции погибло несколько тысяч наших солдат.

За этот год в просветительском центре прошли две выставки, посвященные блокаде: в январе — «Ленинградские рассказы», где экспонировались написанные с натуры в дни блокады картины ленинградского художника Алексея Пахомова, с отрывками из рассказов писателя Николая Тихонова. Сегодня в центре можно увидеть фотоколлажи Сергея Ларенкова: на них виды современного Петербурга совмещены с фотографиями блокадного времени (выставка «Невидимый Ленинград»).

«Скорби делают нас глубже»
Со стороны реки к храму примыкает колокольня, перед нею — гигантская лестница, которая служит символическим пьедесталом храма-памятника. Шестой год подряд на ступенях этой лестницы в ночь с 21 на 22 июня проходят выступления участников акции памяти.

Ровно в полночь раздается колокольный звон, затем древним знаменным распевом исполняется молитва «Богородице Дево, радуйся…», звучат залпы из винтовок Мосина (его дают реконструкторы) и метроном. Выступают профессиональные музыкальные коллективы: роговой оркестр, казачьи хоры, военно-духовые оркестры. А затем... зрители и артисты делают дорогу из свечей и цветов и идут в храм на панихиду, где поминают всех погибших на южном рубеже обороны города. После панихиды открывается полевая кухня, а музыкальная часть продолжается на любительском уровне: барды исполняют песни собственного сочинения, читают стихи. Всю ночь горят костры, а в начале пятого объявляется минута молчания, и вновь звучит колокол.

Сюда может прийти любой желающий: вечером бесплатные автобусы подвозят участников акции от метро «Проспект ветеранов», а утром привозят их обратно.

— В церковном календаре День Победы назван Днем поминовения погибших воинов, — говорит настоятель. — Мы хотим направить память о войне в скорбно-молитвенное русло. То, что в современном обществе зачастую воспринимается поверхностно, Церковь воспринимает как трагедию. Мы хотим, чтобы люди не только помнили о войне, но духовно переживали ее вновь и вновь. Есть нечто ценное, что способен приобрести в скорбях и человек в отдельности, и весь народ. Скорби делают нас глубже — они делают нас другими. 

Владимир Иванов

Другие статьи из рубрики "Служение"

система комментирования CACKLE
4 декабря, воскресенье
rss

№ 8 (август) 2013

Обложка

Тема номера:Феособор из молокозавода за 6 лет!

Статьи номера

АКТУАЛЬНО
"Вырастить деревце". Беседа с епископом Гатчинским и Лужским Митрофаном
Уйти от стереотипов
ПОДРОБНО
/ Острый угол / Где у лагеря сердце
/ Крупный план / В поисках хороших каникул
/ Крупный план / Двадцатое лето одной семьи
/ Крупный план / «Перышки» под крылом Коневской обители
СМЫСЛЫ И ОБРАЗЫ
/ Lingua Sacra / Повествования об известных между нами событиях. Отрывок из работы Джеймса Чарльзворта «The Historical Jesus: An Essential Guide»
/ Имена / Открытый для каждого
/ Умный разговор / Одинокий император
ЛЮДИ В ЦЕРКВИ
Жизнь в соавторстве
/ Аксиос / иерей Александр Асонов
/ Ленинградский мартиролог / Иеромонах Вениамин (Эссен)
/ По душам / Доктор сказочных наук
/ Приход / Феособор из молокозавода
/ Служение / На южном рубеже обороны
/ Служение / Хранители забытого форта
/ Место жительства - Петербург / Защитник от взрывов
ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Он ушел как солдат...
ГЛОБУС ЕПАРХИИ
По суровым северным морям