Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация

Войти как пользователь
  Войти      Регистрация
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Жизнь в соавторстве

В жизни выдающегося художника Василия Поленова и нашего современника Юрия Грецкого так много совпадений, что невольно начинаешь проводить параллели. Они родились с разницей в сто лет; при безусловно разной творческой манере обоим близка религиозная тематика; оба строили храмы на средства от продажи своих картин; наконец, обоих судьба привела в Имоченицы. Так называется родовое поместье Поленовых в Лодейнопольском районе Ленинградской области, некогда бывшее духовно-культурным центром этих мест и сегодня активно восстанавливаемое заслуженными художниками Российской Федерации Юрием и Ириной Грецкими.
Журнал: № 8 (август) 2013Автор: Елена МиловидоваФотограф: Станислав Марченко Опубликовано: 8 августа 2013
В жизни выдающегося художника Василия Поленова и нашего современника Юрия Грецкого так много совпадений, что невольно начинаешь проводить параллели. Они родились с разницей в сто лет; при безусловно разной творческой манере обоим близка религиозная тематика; оба строили храмы на средства от продажи своих картин; наконец, обоих судьба привела в Имоченицы. Так называется родовое поместье Поленовых в Лодейнопольском районе Ленинградской области, некогда бывшее духовно-культурным центром этих мест и сегодня активно восстанавливаемое заслуженными художниками Российской Федерации Юрием и Ириной Грецкими.

Дом в Акуловой горе
Дорога в Акулову Гору — деревню, в которой обосновались Юрий и Ирина Грецкие — занимает около трех часов. Мелькают за окном промокшие от дождя россыпи одуванчиков на лугах, то темно-синий, то ярко-зеленый нарядный лес, дачи и деревеньки, а среди них церквушки — отрадное для взгляда православного человека и нередкое сегодня зрелище. Но 15 лет назад именно супруги Грецкие стали первыми, кто взялся здесь за строительство храма.

Untitled-1copy.jpg

— Наша мансарда на улице Марата в Петербурге — это нежилой фонд, договор на ее аренду заключен только на десять лет. Поэтому мы рискуем оказаться с нашими картинами на улице. Куда тогда деться? — рассказывают Ирина и Юрий, пока мы отдыхаем с дороги в уютной гостиной их большого деревянного дома. — И вот мы решили построить где-нибудь в зеленом месте мастерскую. Продали оставшуюся после родителей дачу, подписали в Союзе художников бумагу, что нам нужна мастерская (без этого в те времена нельзя было строиться), — и стали ездить подыскивать место.

В Акулову Гору чета влюбилась сразу. Сама деревенька, оправдывая название, живописно раскинулась на вершине высокого холма, у подножия которого, за густым лесом, блещет на солнце водами главная жемчужина этих мест — река Оять. Супруги впервые приехали сюда в 1992‑м, на следующий год закипела работа по строительству дома. Но, поставив сруб, они неожиданно стройку законсервировали: чем чаще бывали Грецкие в Акуловой Горе, тем труднее было мириться с мыслью, что о жившем здесь Василии Поленове сто лет спустя напоминают только полтора десятка вековых кедров, на бумаге числящиеся памятниками природы, а на деле — заросшие и погибающие. Поселившись с картинами, эскизами и мольбертами в «баньке», Грецкие задумали восстановить поленовскую усадьбу. А чтобы воскресить в этих местах память о художнике, известном своими полотнами на религиозные сюжеты, Ирина и Юрий решили построить храм святителя Василия Великого — небесного покровителя Василия Поленова.

Маленький храм
Стоящий в центре большого зеленого луга на краю деревни, храм виден издалека: маленький, деревянный, с кружевной маковкой. Кажется, что он перенесся сюда из глубины веков. И если так трудно поверить, что этот «древнерусский» храм — «новодел», то еще труднее представить, что большая часть работ по его проектированию, строительству и росписи выполнена самими Грецкими, вложившими в храмоздательство все полученные от продажи собственных полотен средства.

— Мы начали строить храм в 1998 году, предварительно создав с благословения митрополита Владимира приход, — вспоминает Ирина. — Юрий Семенович стал председателем прихода святителя Василия Великого. Благочинный округа протоиерей Павел Феер оказывал нам моральную и духовную поддержку, архитектор Александр Трусов посодействовал со строительными чертежами, администрация и предприятия Лодейного Поля помогали лесо- и пиломатериалами. Плотницкие и столярные работы пришлось выполнять самому Юрию вместе с местными жителями. Конечно, много ходили, просили, но люди в то время восприняли идею строительства храма с энтузиазмом; помогали и наши друзья. Вот, видите, эти балясины (Ирина указывает на хоры) делал один наш приятель, решетки на окна и подсвечники — другой, кстати, завкафедрой Мухинского училища.

— А кто делал маковку на храме и шатер на звоннице? — спрашиваю, очарованная красотой деревянного кружева.

— Сам, кто же еще! — удивляется вопросу Юрий Семенович.

— Но вы, наверное, учились раньше плотницкому ремеслу?

— Да я до этого храма ни одной полки дома не приколотил! — признается художник. — А надо стало — нашел человека, тот сначала показал, а дальше так… по интуиции рубил.
Иконостас, «небо» и иконы для своего храма супруги тоже написали сами. Уже в 2000 году храм освятили…

Untitled-2copy.jpg

Два Тихвинских образа
Вскоре после освящения храма здесь появились монахи из Тихвинского мужского монастыря, изучавшие пути следования Тихвинской иконы Божией Матери. Они рассказали супругам-художникам, что местом первого явления иконы (всего их семь) была соседняя деревня Имоченицы. Юрию Грецкому удалось вместе с монахами разыскать место переправы иконы через Оять, дом, где жил перевозчик, и даже услышать из уст одной древней старушки семейное предание. Однажды ее предок-лодочник услышал женский зов с другого берега реки Оять: «Перевези!», и когда отправился на зов, увидел в своей лодке икону Божией Матери. В честь этого события в Имоченцах срубили часовню и поместили икону в ней, но вскоре часовня сгорела, а икона исчезла.

Монахи из Тихвина обнаружили недалеко от построенного Грецкими храма источник, о котором никто раньше не знал. Над ним Ирина и Юрий соорудили небольшой бревенчатый колодец с надстройкой в виде часовни — в память о первом явлении чудотворной иконы в этих краях. Часовню освятили в 2004 году. С тех пор каждый год монахини расположенного неподалеку Введено-Оятского женского монастыря на праздник Тихвинской иконы Божией матери, 9 июля, совершают крестный ход на источник.

Untitled-3copy.jpg

На обретении источника чудеса, связанные с явлением чудотворного Тихвинского образа на бывших поленовских землях, не закончились. Впечатленные связью этой земли с почитаемой всем миром святыней супруги решили написать Тихвинский образ для своего храма.

— Искали подходящую доску для иконы, — рассказывает Юрий, — и вспомнили, что много лет назад нам подарили одну такую, конца XIX века. Мы удивились тогда: зачем нам эта небрежно замалеванная зеленой краской доска, но приняли. Она оказалась подходящей для иконы. Стали очищать ее от старой краски разными растворителями — ничего не получается! Тогда я взял в руки шлифовальную машинку, трижды подносил ее к доске… но шлифовальная шкурка из машинки постоянно вылетала! Потом протерли доску обычной тряпкой — и вдруг прямо у нас на глазах вся краска сошла, открыв профессионально написанный сто или больше лет назад Тихвинский образ Богоматери. Для нас это несказанное событие стало подтверждением того, что именно Имоченицы были местом первого явления Тихвинской иконы. Произошло это чудесное обновление образа как раз накануне возвращения чудотворной Тихвинской иконы в Россию!

Untitled-4copy.jpg

Новоявленный образ Грецкие назвали «Малым» и по благословению поместили его там, где он был обретен — в своей первой мастерской-«баньке». А друг их сына, художник Андрей Ваньков, оказавшийся свидетелем этого чуда, неожиданно для большинства своих знакомых стал священником, служит у себя на родине в Кургане.

Поместье: вчера, сегодня. Завтра?
Выстроив храм, Грецкие задумались о создании духовно-культурного центра в этих исторических местах. Большое поместье Имоченицы, объединявшее с десяток деревень в округе и перенявшее название одной из них, было основано в середине XIX века отцом художника Василия Поленова на землях, полученных по наследству от деда и прадеда. Сам Василий Поленов впервые оказался в Имоченицах в десятилетнем возрасте и затем в течение 26 лет приезжал сюда постоянно: знакомился здесь с бытом крестьян, писал этюды и портреты. Сюда частенько заглядывали и друзья семьи: Репин, Шишкин, Васнецов, Чистяков. Всех их щедро подпитывала вдохновением река Оять (в переводе с вепского — прекрасная), недаром сам Поленов писал: «С ее чудесных берегов я вынес огромный запас художественных, физических и духовных сил…» В Имоченицах семья Поленовых активно занималась просветительством и меценатством: они построили две школы для крестьян (в них преподавала женская часть семьи), устраивали литературные, театральные, музыкальные вечера.

Поленов расстался с усадьбой в 1881‑м, устроив новое поместье на Оке. Когда полыхнула революция, трехэтажный бревенчатый дом Поленовых в деревне Акулова Гора сгорел в ее пламени. Все разрушилось, обветшало и, казалось, кануло в лету. Но супруги Грецкие вдохнули в Имоченицы новую жизнь.

Untitled-5copy.jpg

— Начали с расчистки кедровой рощи, посаженной еще дедом Поленова, — рассказывает Ирина, проводя для нас экскурсию по сегодняшнему поместью. — Юрий Семенович и местные школьники убирали сухой лес, жгли костры. Потом взялись за воссоздание поленовского пруда и плотины. В осуществление этой идеи мало кто верил, потому что надо было расчистить заросший лес вдоль Свиного ручья — места глинистого и топкого. Без бюджетного финансирования, только при помощи друзей, управились за четыре года.

Высокая добротная плотина со шлюзами превратила неприглядный ручей в несколько маленьких живописных прудов. В дальнейших планах Грецких — воссоздание некогда бывшей здесь мельницы: она будет служить музеем репродукций Поленова (еще один музей — народного быта — супруги-энтузиасты уже устроили в собственном доме). А в мечтах — расчистка огромного леса, в который превратился бывший Поленовский парк, «эпицентр грибов и ягод Ленинградской области», — шутит Юрий Семенович.

Как быстро наступит завтрашний день для поленовской усадьбы, напрямую зависит от того, найдут ли Грецкие благотворителей и помощников. Самостоятельно им финансирование этих проектов не осилить, ведь много средств уходит на поддержание того, что уже есть в усадьбе.

Да будут двое одна плоть…
Припустивший дождь загоняет нас обратно в дом. Под уютный треск поленьев в камине история жизни гостеприимных хозяев кажется сценарием приключенческого фильма.

Они познакомились в студенческие годы у автомата с газировкой, и это был, пожалуй, самый банальный эпизод их жизни. Потому что вместо свадебного путешествия они полтора года плавали по Колыме на самостоятельно построенном плоту (который в итоге раздавило льдами, а они сами чудом спаслись). Чтобы заработать денег на покупку леса для плота и перевозку его из Магадана (на Колыме строевого леса нет), они расписали сельский ДК в одном из местных поселков. По горькой иронии зарабатывали рисованием плакатов «Вперед, к победе коммунизма», стремясь на родину Юрия, в один из женских концлагерей на Колыме, где Юрий ни за что «отсидел» все детство: его родители были репрессированными в сталинские времена петербургскими интеллигентами.

Untitled-6copy.jpg

Может быть, именно потому, что у героя нашего материала в нежном возрасте не было настоящего дома, а может, так требует тонкая душа художника, только супруги большую часть своей жизни провели в странствиях по Русскому Северу. Валаам, Ладожское и Онежское озера, каналы Волго-Балта легли в основу их маршрутов, а особой любовью стал национальный парк дикой природы в Карелии «Водлозерье», где Грецкие также активно расписывают вновь возводимые храмы и часовни.

По-своему родительскую тягу к странствиям перенял их сын Дмитрий: член Союза художников России, он добился признания и в Канаде, вместе с женой (тоже художницей) основав там собственную, ставшую очень известной школу. С карандашами и красками дружат и двое внуков Ирины и Юрия. О старшем — 12‑летнем Савве — уже говорят как о подающем надежды даровании…

Заслуженные художники России, чьи полотна экспонируются во многих музеях мира, авторы большого количества выставок, старшие Грецкие создали направление «трансмизм», трактуемое как движение в пространстве. «Для нас главное — не сходство места, а его положение в космическом пространстве», — утверждают Юрий и Ирина, удивительным образом сочетающие на своих полотнах «дольний» и «горний» миры. Удивительным еще и потому, что большинство их полотен, очень личных по звучанию, написаны в соавторстве. Наверное, до конца понять, как такое возможно, получится, только вспомнив библейское «да будут двое одна плоть…» Вместе они уже больше 40 лет и прекрасно дополняют друг друга: остроумный, с искринкой в глазах и заразительным смехом Юрий и выдержанная, закаленная своим подвижничеством Ирина.

Дорога к храму
Есть у Грецких пронзительная картина с таким названием, но, наверное, не найти точнее и эпиграфа к их жизни. Они сами признаются, что строительство храма в Акуловой Горе заставило их по-другому взглянуть на окружающий мир и на себя в нем.

Нам приходит пора уезжать, но дождь не унимается: вычерчивая косые линии над пространством большого заплаканного луга, он словно силится сказать: смотри, каким одиноким выглядит сейчас запертый на ключ храм на окраине селения дачников, некогда бывшего оживленной деревней. В первое время его приход был больше и активнее, а спустя 15 лет кто уехал, кто ушел в мир иной. Что будет дальше?

_SVM1194.jpg

Но настроение, навеянное расставанием, обманчиво. Дальше будет новый фестиваль искусств, в продолжение первого, проведенного супругами на плотине в прошлом году и собравшего вместе деятелей культуры из Петербурга и население округи — совсем как при Поленове. Будет работать детская художественная школа. Приедут на летний пленэр художники, приедут прикоснуться к благодатнейшему уголку России туристы и паломники. Будут ежемесячные службы в храме, на которые Грецкие созывают всю округу. А может, у супругов‑подвижников найдутся единомышленники, готовые разделить с ними труды по возрождению этого святого уголка и мечты о духовном возрождении России…

Проводив гостей, надев непромокаемые куртки и резиновые сапоги, Юрий и Ирина Грецкие потянутся друг за другом по мокрой от дождя траве в свой храм, чтобы, как и всегда, прочитать там вечернее молитвенное правило.

_SVM1411.jpg

— Храм ведь не кинотеатр: «народа нет — кина не будет», — улыбается на прощание Юрий. — Если храм есть — есть где молиться: за близких, за тех, кто в него не ходит. За всю Россию… 

Елена Миловидова

Другие статьи из рубрики "ЛЮДИ В ЦЕРКВИ"

система комментирования CACKLE
9 декабря, пятница
rss

№ 8 (август) 2013

Обложка

Тема номера:Феособор из молокозавода за 6 лет!

Статьи номера

АКТУАЛЬНО
"Вырастить деревце". Беседа с епископом Гатчинским и Лужским Митрофаном
Уйти от стереотипов
ПОДРОБНО
/ Острый угол / Где у лагеря сердце
/ Крупный план / В поисках хороших каникул
/ Крупный план / Двадцатое лето одной семьи
/ Крупный план / «Перышки» под крылом Коневской обители
СМЫСЛЫ И ОБРАЗЫ
/ Lingua Sacra / Повествования об известных между нами событиях. Отрывок из работы Джеймса Чарльзворта «The Historical Jesus: An Essential Guide»
/ Имена / Открытый для каждого
/ Умный разговор / Одинокий император
ЛЮДИ В ЦЕРКВИ
Жизнь в соавторстве
/ Аксиос / иерей Александр Асонов
/ Ленинградский мартиролог / Иеромонах Вениамин (Эссен)
/ По душам / Доктор сказочных наук
/ Приход / Феособор из молокозавода
/ Служение / На южном рубеже обороны
/ Служение / Хранители забытого форта
/ Место жительства - Петербург / Защитник от взрывов
ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Он ушел как солдат...
ГЛОБУС ЕПАРХИИ
По суровым северным морям