Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация

Войти как пользователь
  Войти      Регистрация
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Мяч на стороне Церкви

Школы, вузы, государственные и частные предприятия, — не всегда, но очень часто — стремятся иметь свои футбольные, волейбольные или баскетбольные команды. Одни в заботе о психическом и физическом здоровье «личного состава». Другие — для формирования командного духа. В Санкт-Петербурге уже давно существуют и приходские футбольные коллективы. Недавно появилась даже сборная митрополии. Наверное, «церковный» футбол преследует те же цели, что и «мирской». Есть ли своя специфика у этого вида спорта «за церковной оградой»? Зачем священники облачаются в футбольную форму и бегают по полю с подростками? Болеть за любимую команду — это хорошо или плохо? Об этом и многом другом мы размышляем «подробно» в этом номере.
Раздел: Острый угол
Мяч на стороне Церкви
Журнал: № 6 (июнь) 2013Автор: Тимур Щукин Опубликовано: 7 августа 2013
Школы, вузы, государственные и частные предприятия, — не всегда, но очень часто — стремятся иметь свои футбольные, волейбольные или баскетбольные команды. Одни в заботе о психическом и физическом здоровье «личного состава». Другие — для формирования командного духа. В Санкт-Петербурге уже давно существуют и приходские футбольные коллективы. Недавно появилась даже сборная митрополии. Наверное, «церковный» футбол преследует те же цели, что и «мирской». Есть ли своя специфика у этого вида спорта «за церковной оградой»? Зачем священники облачаются в футбольную форму и бегают по полю с подростками? Болеть за любимую команду — это хорошо или плохо? Об этом и многом другом мы размышляем «подробно» в этом номере.

Разговоры в раздевалке
— Я тут любопытную книгу читаю. Словарь старославянских слов, которые в русском языке имеют совершенно другое значение.

— Например?

— Например, «возраст» — это вовсе не возраст, а рост. А «восхищение» — похищение. А «позор» — театр.

— Кстати о позоре. Мы в субботу играем. Не забудь.

— Что с собой приносить?

— Эээ, игру… хорошую… ноги… целые.

— А в какой форме? В «зенитовской», синенькой?

— Тебе-то какая разница? Ты же вратарь.

— Да, действительно, у меня и футболка одна всего приличная.

Голкипер Эдуард (в крещении Игорь) Щиров сосредоточенно переодевается. Второй собеседник — Геннадий Титов — копается в шкафчике.

— Некоторые ребята меня спрашивают: «А можно к вам в храм прийти?» — отец Глеб Грозовский, настоятель храма Иоанна Воина в деревне Малое Верево и заместитель председателя епархиального Отдела по делам молодежи, обматывает ступню эластическим бинтом, надевает щитки, гетры, бутсы. — Я говорю: «Какой странный вопрос. Конечно, можно». — «Ну, мы думали, какое-нибудь разрешение требуется».

— А я твоих ребят понимаю, — откликается Эдуард. — Я, скажем, все детство был при храме. Просто у нас поле было рядом с церковью, и постоянно мячи на церковный двор улетали. Перелезешь через заборчик — и с каждым разом становишься все ближе к храму. А так… Кто бы мне о Церкви рассказал?!

— Я помню свой первый визит в школу. Меня объявили как бывшего игрока «Зенита». После этого, кто я, когда играл, кому забивал и что выигрывал — для ребят уже не имеет никакого значения. Само слово «Зенит» оказывает на них «магическое» воздействие. Конечно, они смотрели, как завороженные, когда человек в сине-бело-голубой экипировке показывал финты, рассказывал о способах передачи мяча и ударах по воротам. А потом я вышел перед ними в рясе! Футболист в черном облачении с крестом. Для них это стало настоящим потрясением. Да, никто этим детям не скажет: «Пойдемте в храм». Никто не скажет, если сами церковные люди к ним в гости не придут.

_____-1.jpg

— Ладно, отцы, пойдемте в зал уже разминаться…

Такие вот диалоги можно услышать в раздевалке перед матчем сборной Санкт-Петербургской митрополии. Полумальчишеская беседа плавно перетекает в интеллектуальную и даже духовную. И наоборот.

Не из другого мира
Сегодняшний соперник — не самый слабый: сборная Санкт-Петербургской администрации. Судья матча — Алексей Игонин, бывший капитан «Зенита». Очень скромный и молчаливый человек в спортивном костюме. Свистит редко. «Дает поиграть», как говорят комментаторы. И футболисты играют. По четыре в поле. Один на воротах. Сборная митрополии — в малиновой форме. Не у всех есть майка с именем на спине: некоторые довольствуются оранжевыми тренировочными ветровками. Состав сборной очень разномастный: и совсем молодые семинаристы, и крепкие сорокалетние батюшки, и миряне. Всего в команде человек 20. Одни играют почти профессионально, другие не очень. Заметна слаженность в действиях. Соперники друг друга не щадят, но ругани почти не слышно. Наоборот, из одного стана в другой перелетают мужские шутки. Судья улыбается.

Успешно складывавшийся для сборной митрополии матч завершился вничью. Все получили удовольствие. Но не в этом же сверхзадача? Зачем священникам играть в футбол с чиновниками?

kostrovart-9+++.jpg

— В моем храме не было света, — рассказывает отец Глеб. — Поставить столбы, провести провода стоит около 350 тысяч. Откуда у меня такие деньги? Помог Валерий Валентинович Калугин из Комитета по земельным ресурсам и землеустройству, с которым я познакомился, кстати, через Алексея Игонина. Сыграли, подружились. Он потом добился, что свет нам провели бесплатно. Но это вторично. Главное — он сам воцерковляется потихоньку. Недавно организовал первенство по мини-футболу среди детских домов и школ-интернатов (Валерий Калугин — президент спортивного клуба развития футбола «Виктория-Питер». — Прим. ред.). Священник для чиновника — человек из другого мира! Но он видит, что мы нормальные люди, что мы, в конце концов, играем в футбол не хуже их. Так рушатся стереотипы.

Там, где священники без ряс
Футбольная жизнь в Санкт-Петербургской митрополии постепенно обретает зримые структурные формы. Появилась даже своя бюрократическая структура: Отдел по взаимодействию со спортивными организациями, который возглавляет епископ Царскосельский Маркелл. Есть приходские команды: они состязаются в Межприходской футбольной лиге (МПФЛ) — турнире, который проводится с 2008 года весной и осенью.

Есть и футбольная сборная митрополии. На профессиональной основе — форма, титульный спонсор, систематические тренировки — она действует совсем недавно. Первый матч состоялся 2 декабря 2012 года — с упомянутой выше сборной городской администрации. После этого был международный православный турнир: кубок Димитрия Донского в Москве, где команда заняла 3‑е место. И два товарищеских матча: с командами ЦКБ «Машиностроение» и «Всероссийского общества глухих».

Главное, что характеризует сборную, — принцип формирования команды: в нее могут войти только игроки из конкретных приходских команд, а значит из конкретных петербургских храмов. Священники, диаконы, алтарники, миряне. Сложно сказать, сколько в Санкт-Петербурге приходских команд. В МПФЛ участвовали от восьми до двенадцати. Много это или мало?

— Как при каждом храме есть воскресная школа, — говорит отец Глеб Грозовский, — должен быть и спортивный клуб. Когда я был вместе с «Зенитом» в Милане, обратил внимание, что у многих храмов построены футбольные поля. Прямо в храмовой ограде. Почему бы и нам так не сделать? Детские площадки обустраивают же вблизи церквей.

_SVM0673.jpg

МПФЛ — сумма низовых инициатив. Можно играть в футбол с друзьями на природе, можно в коммерческих клубах. Но для православного христианина радостно, когда партнерами по игре становятся его единоверцы. Сборная прихода — это возможность увидеть священника без рясы, вне богослужения. Это способ сделать связь между священником и прихожанами более прочной. Способ, конечно, далеко не единственный и совсем не универсальный. Ведь речь идет только о молодых мужчинах. Но не так уж много в современной внебогослужебной церковной жизни вещей, которые могут объединить мужчин разного склада ума и социального положения.

— Наша команда, — рассказывает капитан команды «Встреча» Евгений Зинченко, — естественным образом выросла внутри молодежной общины храма Успения Пресвятой Богородицы на Малой Охте. В общине были ребята, которые раньше играли в футбол — и на любительском, и на профессиональном уровне. Нас благословил духовник — отец Константин Головатский, а приход выделил деньги на форму. Сначала были тренировки и единичные матчи с другими приходами. Потом тогдашний руководитель Молодежного отдела отец Артемий Скрипкин пригласил участвовать в МПФЛ. С тех пор мы не только участвуем в этом турнире, но и побеждаем.

«Академия» — название команды СПбПДА. Здесь футбольная дружина существовала «испокон века». По крайней мере, еще в 2000 году православные семинаристы играли с католическими. Несколько лет подряд проводились матчи против сборной Колпинской колонии. Команда существует давно. Но ей не хватало двух вещей. Прежде всего, начальственного благословения. Прежний ректор, владыка Константин, делал акцент совсем на других аспектах семинарской жизни. Нынешний, владыка Амвросий, хотя от футбола довольно далек, команду поддерживает. Второе  — своей формы. Помог «Зенит» — именно в «зенитовской» форме теперь играют семинаристы. Только вместо «Семак», «Денисов», «Кержаков» на спинах значится «Никитушкин», «Савченко», «Дегтярев». Несколько тренировок с семинаристами провел упомянутый выше Алексей Игонин. Теперь команду тренирует отец Глеб Грозовский. Капитан команды Геннадий Титов, рассказывая о мотивации игроков, не рассуждает о высоких материях:

— Наша основная цель — общение. Некоторые из нас — бывшие игроки. Есть выпускники футбольных школ. Эдик Щиров даже играл в полупрофесиональной команде «Маяк-Волгодонск» (Ростовская область). Было бы странно, имея такой талант, забыть о нем только потому, что готовишься стать священником. Футбол для нас — это часть жизни. И не самая бесполезная.

Об Эдуарде Щирове нужно сказать особо. В его жизни спорт и Церковь сплетены очень крепко.

— У меня большая машина, — рассказывает он. — Как-то знакомая попросила отвезти вещи в один детский дом. С тех пор так туда и езжу… Мало того, что это служение стало частью моей жизни, оно подарило мне важную встречу. С Эдуардом Широбоковым, главным тренером сборной России по смешанным единоборствам, который тоже «волонтерил» в детских домах. Я стал заниматься в клубе «Александр Невский», которым он руководит. И однажды услышал, что он собирается своих подопечных вести в храм. Я, что называется, напросился с ними. Так началось мое воцерковление. Именно Эдуард первым объяснил мне, что такое Исповедь и Причастие. Как-то само собой пришло решение стать священнослужителем. А футбол — это лишь миссионерский ключик. Молодым людям через спорт прийти в Церковь куда проще, чем через духовные беседы.

Число участников МПФЛ определяется и финансовыми условиями. Нужно платить организационный взнос. А его размер зависит от того, существует ли арендная плата за спортзал. Организаторы, конечно, стараются договориться с владельцами площадок, чтобы те позволили провести матч на благотворительной основе. Удается это не всегда. Но если получается, плата снижается существенно: оплачиваются только кубки, медали и грамоты. Еще один фактор — время. Летом собрать участников сложнее.

Турнир проходит в один день. Начинается и заканчивается молебном. Также вначале звучит приветственное слово священнослужителя — порой даже епископа. Но во время самого турнира никакой дополнительной «духовно-просветительской программы» нет. Действительно, довольно нелепо напрыгавшихся, набегавшихся и накричавшихся футболистов пичкать лекциями, проповедями, фильмами или духовной музыкой. Да и игровой настрой это сбивает.

Судьи в МПФЛ приглашаются со стороны. Выбирают обязательно квалифицированных специалистов. Только так можно избежать глупых ссор и обид из-за неправильно забитого мяча, спорной красной карточки или ошибочно поставленного пенальти. А вот футболисты-профессионалы (речь идет о приглашенных не-прихожанах) принимаются с очень большой осторожностью. Даже в регламенте турнира записано: не более трех человек. Понятно, что каждая приходская команда хочет повысить уровень своей игры. Но тогда она должна заниматься воцерковлением легионеров.

Вагонные споры как способ миссионерства
Воцерковление участников команды — важная черта «церковного» футбола. У каждой команды есть духовник, который старается найти подход ко вновь прибывшему футболисту-профессионалу.

— Нецерковных людей в составе не должно быть много, — считает руководитель команды «Соборяне» (Казанский кафедральный собор) иерей Георгий Христич. — Если привлеченных из-за ограды Церкви игроков будет большинство, микроклимат в коллективе может неблагоприятно измениться. Поэтому необходим отбор. Нельзя принимать только тех, кто просто хорошо играет в футбол. Есть основа, костяк команды — священники и постоянные прихожане. К этому костяку постепенно добавляются люди, которые проявляют интерес к Церкви. Человека можно пригласить на тренировку раз-другой. Но если по каким-то качествам он не подходит или команда его не принимает, он обычно уходит сам. Важны не только футбольные, но и нравственные качества. Нравственные важнее: священнослужителей мы принимаем, даже если они раньше в футбол не играли. Они нужны просто для того, для чего вообще нужен священник в коллективе.

Есть ли результаты «миссионерской направляющей»? Конечно! Например, один из игроков команды «Соборяне» крестился, а некоторые «захожане» превратились в прихожан. В команде «Встреча» приглашенный футболист воцерковился и женился на девушке из хора. Несколько воспитанников детского дома № 167 играют за команду «Фавор» (храм святых равноапостольных Константина и Елены) и даже тренируются вместе со сборной митрополии. И для них это тоже мощная «прививка» православия. Члены нескольких клубов описывали мне типичную историю: команда отправляется на турнир в другой город и берет с собой одного-двух нецерковных игроков. Что в дороге делать? Разговаривать. О чем? О политике, о семье, о бутсах. Рано или поздно затяжные вагонные беседы подходят к религиозным вопросам. Тем более, если в купе несколько священников. А на следующий день «нецерковный» человек заявляет о желании креститься/исповедоваться/причаститься. Почему вдруг? Оказывается, не «вдруг», просто давно зревшее решение вне ежедневной рутины получило последний необходимый для действия импульс.

Игра в общину
Арки новостроек на западе Васильевского острова притягивают ветер. Холодный, снежный март издевается над прохожими, над зрителями, над судьей. Хорошо только футболистам и вратарю, который постоянно «в деле». В этом специфика минифутбола: без мяча бегаешь меньше, зато с мячом за пять минут устанешь так, как за целый тайм на большом поле. Искусственная лужайка — во дворе местного лицея. Вокруг — снег, но само поле чистое: готовились ведь люди. Хлипкие трибуны завалены вещами. Раздевалки, конечно, нет и в помине.

Здесь проходит «экуменический» турнир — христианская футбольная лига. «Общение христиан различных конфессий и деноминаций с целью развития религиозной терпимости и общей дружбы» и желание продемонстрировать «любовь Господа к нам и приводить людей к Иисусу», — вот его цели. Устроители турнира — протестантские организации «Христианский центр „Мирт“» и миссия «Молодежь для Христа». И команды, что участвуют в соревновании, тоже в основном принадлежат к различным протестантским деноминациям. Например, «Парни Тореза», которые вот сейчас играют с уже знакомой нам командой «Академия» — из Церкви евангельских христиан в духе апостолов. Но бесполезно пытаться понять сейчас, где здесь православные, а где протестанты. На поле они одинаковые. Разумеется, «границы Церкви» никто не переступает. Потому что здесь их никто не проводил. Господь наделил человека способностью играть именно для того, чтобы, вынося в игре реальную жизнь за скобки, он мог эту жизнь переосмыслить.

Итак, зачем нужен «церковный» футбол? На мини-футбольном поле (а приходские команды, как правило, играют на маленьких «полянах») невозможно потеряться, выпасть из игры, спрятаться, отсидеться за спинами других игроков. Игра вынуждает постоянно смотреть на партнера, быть внимательным к нему. Да и сам ты находишься под взглядом нескольких пар глаз — это кроме болельщиков. Даже если ты еще не получил мяч. Что это значит? Малейшая эмоциональная трещина, неприязнь между игроками — и команде не жить. В футболе равнодушие к человеку, который рядом, равносильно поражению. Равно как и в церковной жизни. Создавая команду, тренеры, футболисты, судьи, спонсоры, организаторы создают общину. А эта община, как добрая воронка инобытия, притягивает к себе все, что оказывается вблизи. Так побеждается разобщение. Так побеждает христианство. 

Тимур Щукин

Другие статьи из рубрики "Острый угол"

система комментирования CACKLE