Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация

Войти как пользователь
  Войти      Регистрация
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Протоиерей Александр Сорокин о новом антиклерикализме: нет никакой новизны

В последние недели все больше разговоров о новом антиклерикализме. Есть ли действительно в обществе рост антиклерикализма, каковы его причины и перспективы? Отвечает председатель Информационно-издательского отдела Санкт-Петербургской епархии, настоятель Феодоровского собора в Петербурге протоиерей Александр Сорокин.
Журнал: № 10 (октябрь) 2010Автор: протоиерей Александр Сорокин Опубликовано: 3 апреля 2012
Источник: http://www.pravmir.ru/

В последние недели все больше разговоров о новом антиклерикализме. Есть ли действительно в обществе рост антиклерикализма, каковы его причины и перспективы? Отвечает председатель Информационно-издательского отдела Санкт-Петербургской епархии, настоятель Феодоровского собора в Петербурге протоиерей Александр Сорокин.

Как такового роста антиклерикализма я не замечаю. Градус антиклерикализма остается в обычной «норме», которая, впрочем, различна для «зоны», окружающей меня на ближайшем расстоянии, и для т. н. широкого общественного пространства (СМИ и т. п.). Это как уровень радиации — вблизи АЭС в своей норме, более менее стабильной, на удалении — в своей, тоже стабильной.

Причины во все времена одни и те же, начиная с Ветхого Завета, — как объективного, так и субъективного характера. К первым отнесем смешение божественного и человеческого в том, что относится к храмовой сфере. Любой человек, надевший одеяние священника (неважно, как оно выглядит — оно иное по сравнению с одеянием остальных людей), автоматически становится «иным».

Неизбежна реакция на это «иное» — у кого-то восторженно-почтительная, у кого-то негативная с разной степенью интенсивностью и культурности в выражении. На это накладывается общее разнообразие реакций разных людей на «иное» — от агрессивно-нетерпимого до либерально-безразличного.

Субъективные причины — вина самого духовенства, точнее, отдельных его представителей, которые «усугубляют ситуацию» не очень умным и не очень культурным поведением (см. 1 книга Царств, глава 2, где говорится о сыновьях священика Илия).

На третьем десятке жизни в новых условиях (свободы после падения СССР) оба партнера — Церковь и общество — «подросли» и «повзрослели», набрались сил, переболели разными детскими болезнями. Под «церковью» в данном случае я подразумеваю то, что обычно не имею в виду, но что подразумевают люди светские, — иерархию и клир (тогда как внутри собственно Церкви этот термин, как известно, понимается совершенно иначе — как собрание верующих, в которое входят и миряне, так что и проблема клерикализма внутри Церкви стоит совершенно иначе). Поэтому и диалог идет одновременно и более компетентный, но и, порой, более жесткий, со знанием слабых мест «противника».

Большую, чем прежде, чем прежде, враждебность со стороны незнакомых людей я не чувствую. Она держится всегда примерно на одном уровне — достаточно высоком. И антиклерикализм здесь является важным, но не решающим аспектом.
система комментирования CACKLE