Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация

Войти как пользователь
  Войти      Регистрация
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Гостеприимная Болгария

Для большинства из нас Болгария — дружелюбный курорт: недорогой, гостеприимный, культурно и исторически братский. Мы хотим показать путешествие по болгарскому черноморскому побережью в другом ракурсе. Протоиерей Александр Рябков, клирик петербургского храма великомученика Димитрия Солунского и наш автор, рассказывает о своем знакомстве с церковной жизнью Болгарии.
Журнал: № 4 (апрель) 2013Автор: протоиерей Александр Рябков Опубликовано: 23 апреля 2013
Для большинства из нас Болгария — дружелюбный курорт: недорогой, гостеприимный, культурно и исторически братский. Мы хотим показать путешествие по болгарскому черноморскому побережью в другом ракурсе. Протоиерей Александр Рябков, клирик петербургского храма великомученика Димитрия Солунского и наш автор, рассказывает о своем знакомстве с церковной жизнью Болгарии.

Кранево
Наше путешествие по Болгарии началось с небольшого села Кранево. Первое, на что мы обратили внимание, — это развешанные по улицам объявления с просьбой помянуть усопших: отпечатанные на принтере и запаянные в прозрачный полиэтилен листы формата А4. На них — фотография усопшего, его полное имя и дата смерти. Оказалось, что такие поминальные листы вывешивают не только на доме умершего человека, но и по всему селу, а традиция эта распространена везде в Болгарии. Это показалось мне довольно трогательным, и, как представилось, характеризовало население страны очень набожным.

В селе Кранево есть недавно построенный храм, но он пока не действует: еще не завершена внутренняя отделка. Поиски ближайшего храма, в котором могли бы причаститься в воскресный день мои дети, увенчались успехом благодаря интернету. На письмо, посланное на электронный адрес монастыря святых равноапостольных Константина и Елены в пригороде Варны, я вскоре получил ответ. Священник, узнав, где мы расположились, первым делом пригласил нас на водосвятный молебен в самом Кранево. Оказывается, приближался престольный праздник того самого храма, двери которого мы нашли запертыми: поскольку престола и внутреннего убранства еще нет, на этот день был назначен только молебен. В условленное время всей семьей мы направились к церкви. Мы ожидали увидеть большое стечение народа: ведь село при официальной численности населения около 1 500 жителей визуально представляет собой небольшой город. Но на молебен собралось не больше десяти человек. Присутствовал глава сельской администрации, по-болгарски кмет. Когда мы вошли в храм, священник уже приготовлял все необходимое. Я представился. Так мы познакомились с отцом Стойко. На мои документы он взглянул нехотя, недоумевая о том, как я мог подумать, что он мне может не доверять; пригласил меня вместе помолиться, я облачился в церковные ризы, и молебен начался. Богослужебные книги в Болгарии издаются с параллельными текстами на болгарском и славянском языках, но служат преимущественно на болгарском. Кроме воды, во время молебна принято освящать хлеб, вино и различные приправы. После каждый макает кусок хлеба в эти приправы и запивает освященным вином. В завершение всех пришедших окропили святой водой. Вместо кропила здесь принято использовать букетик живых цветов.

Отец Стойко попрощался с нами: он торопился на такой же молебен в другое село. Потом я узнал, что кроме служения в монастырском храме, он является настоятелем нескольких приходов. Батюшка пригласил нас на воскресное богослужение в Варненский монастырь святых Константина и Елены. Мэр поселка, взяв у меня благословение, поинтересовался, где мы остановились, как нам нравится отдыхать в Кранево и все ли нас устраивает. Мы были удивлены и тронуты таким вниманием и гостеприимством.

Балчик
Прежде чем воспользоваться любезным приглашением отца Стойко, в одно из воскресений мы отправились в город Балчик. Надо заметить, что Болгарская церковь живет по новому календарю, но Пасхалия у нас одинаковая. В то воскресенье был праздник Всех Святых. В Балчике, насчитывающем почти 12 000 населения, два храма. Наш водитель и гид, сопровождавший нас в странствиях по Болгарии, сказал, что он знает только один, куда нас и привез. Может быть, знал он его потому, что храм этот посвящен святому Георгию Победоносцу, а наш друг и спутник носит это святое имя.

IMG_0447.jpg
Храм святителя Николая Мирликийского (подворье Патриарха Московского и всея Руси в Софии)

Балчик — курортный город, здесь отдыхают не только русские, румыны, немцы, но и болгары из центральных областей страны. Храм в Балчике навеял мне воспоминания не о городах российского Юга, храмы которых практически ничем не уступают своим убранством храмам Петербурга, а скорее о старинных купеческих русских городах и селах Средней полосы. Когда-то в них бурлила промышленная и коммерческая деятельность и купцы-толстосумы строили большие храмы с резными золочеными иконостасами, но сейчас жизнь замерла, поддерживать и сохранять от увядания это благолепие очень сложно. Георгиевский храм — XVIII века (древних храмов в Болгарии очень мало: турецкое иго уничтожило многое из церковной архитектуры), но впечатляющий многоярусный иконостас потерял позолоту, киоты древних икон довольно давно не ремонтировались… Похоже, благолепие места молитвы не сильно беспокоит народ Божий. Но и народа Божия в этот большой праздник обреталось в храме чрезвычайно мало. Пять пожилых женщин, наша семья и еще один русский. Я ждал, что, как и у нас, к концу Литургии придут большой толпой молодые мамы и принесут к Причастию своих детей. Но этого не случилось. Ни детей, ни болгарской молодежи, ни болгарских мужчин в храме не было. Только один-единственный мужчина за свечным ящиком, он изредка во время Литургии выходил покурить у входа в храм, а потом снова занимал свое место и продавал свечи. Я мысленно сравнил эту картину со своим родным поселком на Волге: в районном центре с населением около 8 000 человек сохранилось два храма, каждое воскресенье в них молятся 300-500 прихожан. Приобщаться Святых Христовых Таин приходят и юноши, и мужчины. Ближе к Причастию храмы переполняются: родители приносят к Святой Чаше своих младенцев.

Варна
Еще в одно из последующих воскресений мы поехали в монастырь святых Константина и Елены. Оказывается, что от монастыря осталась всего одна небольшая церковь. Сегодня это очень уютный приходской храм, в котором попеременно служат два женатых священника. Урезание монастырских поместий и владений вряд ли связано с коммунистическим прошлым Болгарии. Болгарская Церковь не испытала гонений такого масштаба, как Церковь Русская. (Тем не менее, репрессии верующих людей, в частности священников, были и там. Сейчас в Болгарии работает специальная комиссия по исследованию жизни новомучеников послевоенного периода. — Прим. ред.) Главный коммунист Болгарии Георгий Димитров на праздновании 1000‑летия Рыльского монастыря в 1946 году говорил: «Можно смело сказать, что не было бы теперешней новой демократической Болгарии, если бы в те времена темного, черного, рабского прошлого не было наших монастырей, подобных этой Рыльской обители, сохранивших национальные надежды, национальную гордость болгар и помогавших им сохранить себя как нацию». Такие слова, сказанные свободно, русское духовенство могло услышать только после 1988 года. Скорее, оскудение монашеской жизни связано с историей края: во время турецкого владычества Болгарская Церковь управлялась Вселенским Патриархом, а население прибрежных черноморских территорий было в основном греческим или турецким. Потом северное Причерноморье Болгарии на долгие годы стало территорией Румынии.

Но вернемся в Варну. На клиросе монастырского храма, как и в Балчике, поет и читает один человек. Но храм буквально переполнен. Правда, через некоторое время становится ясно, что, в основном, это русские люди. Храм стоит в окружении отелей, здесь много туристов. Местные русские приходят сюда для общения с земляками. На службе, в которой я участвовал, болгарский священник специально провозглашал за Литургией, на Великом входе, имя митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Владимира, чему были очень рады постоянно живущие в Болгарии русские прихожане. Радушное отношение болгарского духовенства к русскому духовенству просто поразительно. Мне с горечью подумалось, что такое отношение не всегда встретишь, путешествуя по России. Мы были на двух воскресных Литургиях в монастыре святых Константина и Елены — и неизменно окружены были трогательной заботой болгар.

В этом древнем храме под престолом имеется святой источник, такое я видел впервые. Зная российскую церковную жизнь, могу с уверенностью сказать, что подобный храм стал бы у нас знаменитым паломническим центром. Но здесь после окончания курортного сезона воскресная Литургия едва собирает 15 человек.

Вглубь Болгарии
После Варны мы посетили несколько монастырей, коих в Болгарии очень много, и направления к ним на автотрассах обозначены специальными дорожными указателями. Все монастыри в свое время были очагами национально-освободительной борьбы болгар против османского ига. После Апрельского восстания 1876 года многие обители были уничтожены турками. В партизанской войне, которая широко развернулась тогда по всей стране, принимало самое деятельное участие и болгарское духовенство. Некоторые священники и монахи с оружием в руках сражались в отрядах четников. Самый любимый болгарами герой этого сопротивления — Васил Левски, на самом деле иеродиакон Игнатий, в миру Васил Иванов Кунчев.

Сегодня болгарские монастыри не отличаются многолюдством. Самый крупный и знаменитый монастырь Иоанна Рыльского насчитывает не больше десяти насельников. В среднем в обителях, как мужских, так и женских, проживает до пяти монахов или монахинь. Мы не увидели, как в России, многочисленных трудников и паломников…

В мужском Дряновском монастыре в честь Архангела Михаила проживают четыре монаха. На момент нашего визита там был только один иеродиакон. Мы посетили монастырский собор, в котором совершалось вечернее богослужение — всего лишь им одним. Он сам и читал, и пел, и произносил ектеньи, и совершал каждение. Больше никого в храме не было. Но все монастырские постройки, при всей их древности, поддерживаются в очень хорошем состоянии. В выходные дни, как нам объяснили, монастыри наполняются горожанами, желающими провести уикенд на лоне природы. Для них почти повсеместно есть комфортабельные гостиницы и рестораны. Во многих обителях существуют исторические музеи, повествующие о борьбе болгарского народа за независимость. Посещая болгарские храмы, я с удивлением находил в них русские иконы. Мне встречались Казанские и Почаевские иконы Богородицы, образы святых Сергия Радонежского, Серафима Саровского, Иоанна Кронштадского.

Если в России священника называют «батюшка», то в Болгарии — «дедушка». Даже о молодом священнике могут сказать: «дядо поп». С экрана телевизора ведущий, говоря о Пловдивском или Варненском митрополитах Николае и Кирилле, может назвать их запросто: «дядо Кольо Пловдивский» и «дядо Кирил Варненский».

Именины в Болгарии называются «имен ден», и они непременно празднуются всеми. Например, все Иваны празднуют свои именины на следующий день после Богоявления, в день Собора Предтечи и Крестителя Господня Иоанна. Все Георгии отмечают свои именины 6 мая, в день памяти великомученика Георгия. Люди, носящие имена Цветан, Явор, Калин и другие «цветочные» имена, празднуют именины на «Цветницу», то есть в день Вербного воскресенья. Но как себе избирают день именин люди, носящие такие имена как Желязко, Пламен, Стоян, я так и не понял. Видимо, в таком случае день именин назначается себе произвольно. Наш добрый друг, отец Стойко, избрал своим небесным покровителем святого архидиакона Стефана.

В заключение хочу еще раз сказать о великой благодарности болгарского народа народу русскому за помощь в освобождении от 500‑летнего турецкого ига. До сих пор во всех храмах на Великом входе за Божественной литургией поминается имя российского императора Александра II. Отец Стойко, когда узнал, что мы собираемся посетить Шипкинский перевал и храм-памятник русским воинам, очень сожалел, что не может поехать с нами, и просил поклониться русским могилам и от него лично. Несмотря на то, что в истории взаимоотношений наших государств были и очень сложные времена, подавляющее большинство болгар испытывают к русским самые теплые чувства. Церковь для болгар является очень важным национальным символом, но в том, что этот символ глубоко влияет на народную религиозность, — в этом я сильно сомневаюсь. Прощаясь с нами, отец Стойко просил молиться о болгарском народе, так как он, по его мнению, находится в духовном упадке. 

Другие статьи из рубрики "Из окна в Европу"

система комментирования CACKLE
10 декабря, суббота
rss

№ 4 (апрель) 2013

Обложка

Тема номера:Храмы в больницах

Статьи номера

ПРАЗДНИК
28 апреля — Вход Господень в Иерусалим. Неделя ваий
14 апреля — день памяти преподобного Варсонофия Оптинского (†1913)
АКТУАЛЬНО
Роддом для вечности
Александр Сокуров: «Что в основе? Заповеди»
Что такое лавра?
ПОДРОБНО
/ От редакции / Зачем Церкви больница?
/ Взгляд / «Помолитесь обо мне»
/ Взгляд / Жизнь ради другого
СМЫСЛЫ И ОБРАЗЫ
/ Lingua Sacra / Неизвестный пророк
/ Имена / Великой странствующей душе
/ Умный разговор / «Мой перевод звучит как набат»
ЛЮДИ В ЦЕРКВИ
/ Аксиос / диакон Георгий Якимов
/ Ленинградский мартиролог / Протоиерей Алексий Кибардин
/ Дошкольное богословие / В ожидании Чуда
/ По душам / Анастасия Мельникова: «Меня питают Церковь и Маня»
/ Приход / ХРАМ Благовещения Пресвятой Богородицы на Пискаревке
/ Служение / Храм на «Логосе»
/ Служение / «Слово» на телевидении
/ Из окна в Европу / Гостеприимная Болгария
/ Из окна в Европу / Болгарская мозаика
/ Место жительства - Петербург / За цельностью – к звездам
КУЛЬТПОХОД
/ День седьмой / Священник, композитор, дирижер
/ День седьмой / Великопостные концерты: премьеры и открытия апреля
ГЛОБУС ЕПАРХИИ
"Домик Романовых" в Феодоровском соборе
Это все-таки наша жизнь
ИНФОРМАЦИЯ ОТ НАШИХ ПАРТНЕРОВ
Календарь с сюрпризами