Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация

Войти как пользователь
  Войти      Регистрация
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Один народ или одна вера?

Этот вопрос вновь и вновь встает перед нациями, пытающимися быть носителями веры Христовой. Но первым этносом, которому пришлось отвечать на него, стал Ветхий Израиль. В те времена, когда евреи составляли исчезающее меньшинство в многонациональной персидской империи, стремление к обособленности вошло в прямое противоречие с универсальностью еврейской религии. Удалось ли богоизбранному народу преодолеть это противоречие? Об этом рассуждает преподаватель кафедры библеистики СПбГУ Кирилл Битнер.
Раздел: Lingua Sacra
Один народ   или одна вера?
Журнал: № 3 (март) 2012Автор: Кирилл БитнерИллюстратор: Олеся Гонсеровская Опубликовано: 28 марта 2012

Этот вопрос вновь и вновь встает перед нациями, пытающимися быть носителями веры Христовой. Но первым этносом, которому пришлось отвечать на него, стал Ветхий Израиль. В те времена, когда евреи составляли исчезающее меньшинство в многонациональной персидской империи, стремление к обособленности вошло в прямое противоречие с универсальностью еврейской религии. Удалось ли богоизбранному народу преодолеть это противоречие? Об этом рассуждает преподаватель кафедры библеистики СПбГУ Кирилл Битнер.

Обстоятельства места и времени

Эпоха персидского правления в Палестине длилась около двух столетий (539–322 годы до н. э.). Ей предшествовал период Вавилонского плена (586–539 годы до н. э.). В 586 году до н. э. вавилонский царь Навуходоносор II захватил и разрушил Иерусалим, положив тем самым конец иудейской государственности. Тысячи иудеев, преимущественно представители высших классов, были депортированы в Вавилон, где образовали большую диаспору. В 539 году до н. э. войска персидского царя Кира вошли в Вавилон. С этого времени Палестина, как и практически весь Ближний Восток, оказалась под властью персидской династии Ахеменидов.

Из-за недостатка источников наши сведения об истории Иудеи данного периода остаются, к сожалению, довольно скудными. Тем не менее, нельзя недооценивать историческую значимость этой эпохи. Именно тогда происходит формирование религиозной и правовой системы раннего иудаизма. Часть иудеев, депортированных в Вавилон, вернулась в Палестину, воссоздала иерусалимский храм. При этом, образуя так называемую «гражданско-храмовую общину», иудеи получили самоуправление, но оказались лишены собственной государственности. Большинство современных ученых полагает, что тогда же, в персидскую эпоху, был кодифицирован и канонизирован текст Пятикнижия. Сделано это было, вероятно, по инициативе персидской администрации. По мнению выдающегося библеиста Джозефа Бленкинсоппа, «закон Пятикнижия в своей окончательной форме являлся компромиссом между различными группами, имеющими собственные законодательные традиции, сформировавшиеся в течение 200 лет персидского правления. Он был одобрен имперской администрацией как закон и конституция еврейского народа». Только после кодификации Пятикнижие смогло превратиться в Священное Писание, то есть стать «истиной в последней инстанции» для всей иудейской общины, мерилом всех ценностей, законом, обязательным для соблюдения всеми ее членами.

В основе религиозной системы раннего иудаизма лежат три фундаментальные идеи: 1. Израиль является народом, избранным Богом. 2. Бог дал Израилю во владение Землю Обетованную. 3. Бог дал Израилю закон, который тот должен исполнять. На формирование этой системы наложили сильный отпечаток вавилонское пленение, пребывание общины на чужбине, а затем в Палестине в условиях отсутствия собственной государственности. С целью предотвращения религиозной, культурной и этнической ассимиляции, следствием которой могло бы стать исчезновение народа израильского, духовные вожди общины предприняли ряд мер, призванных ограничить контакты иудеев с представителями других народов.

Для данной эпохи показательна полемика на тему: могут ли иноплеменники быть членами иудейской общины? Ее следы сохранились во многих текстах Ветхого Завета.

Не вступай с ними в союз

Важнейшими источниками по истории Иудеи персидского периода являются Книги Ездры и Неемии. В них повествуется о возвращении из Вавилона и Персии нескольких групп переселенцев во главе с Шешбацаром, Зоровавелем, Ездрой и Неемией, строительстве храма (Ездр. гл. 3) и восстановлении стен Иерусалима (Неем. гл. 3-6). Сами книги были, вероятно, написаны значительно позже описываемых в них событий и не всегда содержат исторически достоверную и точную информацию. Но данные тексты верно отражают некоторые идеологические тенденции, существующие в общине Второго храма. Согласно текстам Книг Ездры и Неемии вожди общины, основанной переселенцами, рассматривают ее в качестве не только религиозного, но и этнического единства. Так, например, Зоровавель запрещает участвовать в строительстве храма тем людям, которых считает иноплеменниками, несмотря на то, что они являются почитателями Ягве и приносят Ему жертвы (Ездр. 4, 1-3). Духовные вожди общины озабочены вопросами генеалогии и созданием родословных списков. Священников же, не оказавшихся в списках, отстраняют от служения (Ездр. 2, 61-63, Неем. 7, 63-65). Ездра возносит от лица народа молитву покаяния за то, что священники, левиты и народ израильский вступили в брак с иноплеменниками (Ездр. 9), после чего заставляет начальников общины дать клятву, что они разведутся с иноплеменными женами и отпустят их вместе с детьми (Ездр. 10, 1-5). Не удовлетворившись этим, он производит самое настоящее расследование, устанавливает имена виновных, повторно берет с них обещание развестись, налагая на них «епитимию» (Ездр. 10, 17-44). Неемия действует еще более решительно: иудеев, взявших себе жен из числа азотянок, аммонитянок и моавитянок, он бьет, рвет у них волосы и заклинает их Богом не вступать в брак с иноплеменниками (Неем. 13, 23-28). Данные тексты, вероятно, дают одностороннюю и идеализированную картину происходящего. Однако они свидетельствуют, что в определенных слоях руководства общины существовала сильная тенденция к этнической, культурной и религиозной изоляции. Идеальная община, по их мнению, должна была стать этническим единством, а присоединение к ней — невозможным для иноплеменников. Такова была наиболее ригористическая позиция.

Подобная идеология присутствует и во многих текстах Пятикнижия. При этом не столь существенно, написаны ли эти тексты во время персидского правления, вавилонского плена или до него. Важно, что именно в персидскую эпоху они оказались актуальными и были включены в канон Писания. В Книге Второзакония, например, содержатся запреты иметь какое-либо общение с хананеями и другими народами, населявшими Палестину до прихода евреев. «Предаст их тебе Господь, Бог твой, и поразишь их, тогда предай их заклятию, не вступай с ними в союз и не щади их; и не вступай с ними в родство: дочери твоей не отдавай за сына его, и дочери его не бери за сына твоего; ибо они отвратят сынов твоих от Меня, чтобы служить иным богам, и тогда воспламенится на вас гнев Господа, и Он скоро истребит тебя», — говорится в ней (Втор. 7, 2-4). Книга Иисуса Навина, являющаяся продолжением Книги Второзакония, хотя и не включенная в состав Пятикнижия, представляет собой рассказ о том, как Израиль, войдя в Палестину, отчасти уничтожил и отчасти изгнал оттуда хананейское население. При этом очевидно, что в персидскую эпоху слова «хананеи», «ферезеи», «иевусеи» обозначали народы, жившие в далеком прошлом, и поэтому имели лишь символическое значение. Добавим, археология не подтверждает историчность событий, описанных в Книге Иисуса Навина. Рассказ о завоевании Земли Обетованной евреями является, скорее всего, литературной фикцией. Автор, взяв, по всей видимости, за образец походы ассирийских и вавилонских царей, создал картину идеального прошлого: Израиль завоевывает Землю Обетованную и поселяется в ней, прогнав и истребив всех чужаков. Отметим, в отдельных случаях принцип «уничтожения чужих» в книге не соблюдается, и некоторым иноплеменникам, например, Раав‑блуднице (Нав. 6, 24) и жителям Гаваона (Нав. 9, 26-27) разрешается жить вместе с Израилем.

В Книге Второзакония содержатся запреты допускать в общину представителей некоторых этносов, которые продолжали жить рядом с евреями: «Аммонитянин и моавитянин не может войти в общество Господне, и десятое поколение их не может войти в общество Господне во веки… Не желай им мира и благополучия во все дни твои, во веки» (Втор. 23, 3. 6). Кстати, именно этот текст был использован в Книге Неемии (Неем. 13, 1-2) как обоснование необходимости отделения от иноплеменников. Добавим, в отличие от Книги Ездры и Неемии законодательство Второзакония делит «чужие народы» на те, которые являются однозначно «неприемлемыми», и те, представителей которых в определенных случаях можно принять в общину. К числу последних относятся египтяне и идумеи. О них говорится: «Не гнушайся Идумеянином, ибо он брат твой; не гнушайся Египтянином, ибо ты был пришельцем в земле его; дети, которые у них родятся, в третьем поколении могут войти в общество Господне» (Втор. 23, 3-8).

Книга Бытия включает в себя целый ряд генеалогических историй, объясняющих происхождение соседних народов. Их цель — показать, почему эти народы не имеют права владеть Землей Обетованной: Моав и Аммон появились на свет якобы в результате инцеста (Быт. 19), а их отец Лот добровольно избрал в качестве места жительства Содом (Быт. 13), Исав (он же Едом) продал свое первородство (Быт. 25), Исмаил, предок арабов, являлся сыном рабыни (Быт. 16), а Ханаан был проклят Ноем (Быт. 9). При всем этом Исав и Исмаил изображены в книге так, что могут вызвать симпатии читателей.

Таким образом, многие тексты Пятикнижия и Книга Иисуса Навина отражают ту же точку зрения, что и Книги Ездры и Неемии: община должны быть организована по этническому принципу. Однако они допускают и исключения: в некоторых случаях в нее могут приниматься «чужаки».

Дом молитвы для всех народов

Позиция, представленная в Книгах Ездры и Неемии, была не единственной. Многие тексты персидской эпохи содержат признаки полемики с ней. Согласно противоположной точке зрения в общину можно и нужно разрешить вступать иноплеменникам при условии, что они будут почитать Ягве и соблюдать законы, действующие в общине. Таким образом, сама община рассматривалась ее приверженцами, в первую очередь, как религиозное, а не этническое единство.

Наиболее яркие примеры терпимого отношения к иноплеменникам содержатся в жреческих текстах Пятикнижия, которые были написаны, как полагают ученые, в персидскую эпоху (в библеистике их причисляют к так называемому «Священническому кодексу»). Данные законодательные тексты не только разрешают присоединение к общине «пришельцев», то есть прозелитов, но и провозглашают их равноправие с иудеями. «Один закон да будет для вас, как для природного жителя из сынов Израилевых, так и для пришельца, живущего у вас», — говорится в Книге Чисел (Чис. 15, 29). «Один суд должен быть у вас, как для пришельца, так и для туземца; ибо Я Господь, Бог ваш», — такой пассаж содержится в Книге Левит. (Лев. 24, 22).

В Книге Руфи, также написанной в персидскую эпоху, отражена полемика с текстом Второзакония, запрещающим вступать в брак с моавитскими женщинами и принимать в общину потомков моавитян (Втор. 23, 3, Неем. 13, 1-3). Действие книги разворачивается в глубокой древности. Моавитянка Руфь, будучи женой иудея, остается со своей свекровью и после смерти мужа. «Народ твой будет моим народом, и твой Бог — моим Богом», — говорит она свекрови (Руф. 1, 16). В результате она счастливо выходит замуж еще раз и становится прародительницей легендарного царя Давида — основателя иудейской государственности (Руф. 4, 17)! Мораль истории такова: непозволительно отталкивать благочестивых иноплеменников, так как без их содействия само существование иерусалимской династии оказалось бы невозможным.

В 56–66 главах Книги пророка Исаии (в библеистике эту часть книги обычно называют «Третьеисайей») благословляются прозелиты, соблюдающие закон: «Да не говорит сын иноплеменника, присоединившийся к Господу: „Господь совсем отделил меня от Своего народа“, и да не говорит евнух: „вот я сухое дерево“. Ибо Господь так говорит об евнухах: которые хранят Мои субботы и избирают угодное Мне, и крепко держатся завета Моего, — тем дам Я в доме Моем и в стенах Моих место и имя лучшее, нежели сыновьям и дочерям; дам им вечное имя, которое не истребится. И сыновей иноплеменников, присоединившихся к Господу, чтобы служить Ему и любить имя Господа, быть рабами Его, всех, хранящих субботу от осквернения ее и твердо держащихся завета Моего, Я приведу на святую гору Мою и обрадую их в Моем доме молитвы; всесожжения их и жертвы их будут благоприятны на жертвеннике Моем, ибо дом Мой назовется домом молитвы для всех народов» (Ис. 56, 3-7). Отметим, по мнению ученых, этот текст был написан в Иерусалиме в период персидского правления вскоре после восстановления храма. Пророчество, содержащееся в нем, сулит прозелитам и евнухам, соблюдающим закон, еще большее благословение, чем иудеям. Сам факт упоминания прозелитов в одном контексте с евнухами указывает, что Ис. 56 содержит полемику с нормами Второзакония, согласно которым ни евнухи, ни представители определенных этносов не могут быть приняты в общину (Втор 23, 1–3, см. выше).

Добавим, лишь в Книге Исаии и в некоторых других пророческих текстах содержится ответ на вопрос, каков промысл Божий относительно язычников. Большинство же книг Ветхого Завета оставляет эту проб-лему неразрешенной. Пророческие писания, собранные в Книге Исаии, предсказывают обращение народов к вере в Ягве (Ис. 2, 2-4, 42, 4 и др.). Вопреки распространенной точке зрения, подлинный универсализм, при котором «нет уже ни иудея, ни эллина», в Ветхом Завете отсутствует, поскольку идеи универсализма противоречили бы принципу избранности народа Израиля, являющемуся для ветхозаветного богословия основополагающим. Во всех пророческих текстах Книги Исаии, посвященных грядущему обращению язычников, Израиль сохраняет свое положение избранного народа, другие же народы становятся «прозелитами». Например, согласно Ис. 61, 6, в «новом мире» сынам Израиля уготована роль священников, язычникам — скотоводов, виноградарей и земледельцев.

Полемика, вспыхнувшая в персидскую эпоху, не затихла и в последующие столетия. Обе позиции, зафиксированные в канонических текстах, имели своих последователей и просуществовали в раннем иудаизме вплоть до начала христианской эры. Принцип «отделения народа Божия от язычников» был важен для сохранения ветхозаветной общины и ее религиозных ценностей. С другой стороны, прием в общину прозелитов сделал возможным распространение идей единобожия среди других народов. Самой же общине он давал импульс для развития богословской мысли, делая ее все более универсальной и всеобъемлющей. 

Иллюстрации:
Олеся Гонсеровская

Другие статьи из рубрики "Lingua Sacra"

система комментирования CACKLE
4 декабря, воскресенье
rss

№ 3 (март) 2012

Обложка

Тема номера:Христианский ответ на национальный вопрос