Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация

Войти как пользователь
  Войти      Регистрация
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

«Помолитесь обо мне»

Иногда Господь сводит нас с людьми, теплые воспоминания о которых на многие годы способны согревать сердце, побуждают быть похожими на них, подражать их вере.
Раздел: Взгляд
«Помолитесь  обо мне»
Журнал: № 4 (апрель) 2013Автор: Протоиерей Евгений Палюлин Опубликовано: 11 апреля 2013
Иногда Господь сводит нас с людьми, теплые воспоминания о которых на многие годы способны согревать сердце, побуждают быть похожими на них, подражать их вере.

Дождливый, типичный для Петербурга осенний день. На маршрутном такси добираюсь до площади Калинина. В портфеле — подрясник, епитрахиль, в нагрудном кармане, в особом мешочке, — Дарохранительница, там Cвятое Причастие, которое берет с собой священник, чтобы причащать на дому тех, кто по старости или немощи не может быть в храме. На листочке, который держу в руке, написано: улица Васенко, телефон, и имя — Параскева Степановна. Священнику, как правило, известно заранее, к кому он идет, а потому знаю уже, что меня ожидает встреча с пожилым человеком, перенесшим блокаду Ленинграда, участницей войны, которой далеко за восемьдесят.

В этом районе бывать еще не приходилось. Спрашиваю у прохожих, где найти указанный на листочке дом. Язык, как известно, до Киева доведет, а уж до улицы Васенко и подавно. Вот «сталинка» и квартира на первом этаже. Дверь открывает молодой человек — Анатолий, его я уже неоднократно видел в храме. «А вот и батюшка пришел», — браво выкрикивает он, глядя в приоткрытую дверь комнаты. Раздеваюсь в прихожей, надеваю подрясник, крест, беру портфель… «Параскева Степановна ждет», — торжественно объявляет мой встречающий. Надо же, думаю, ему бы камердинером быть, еще бы сказал «ждет-с» — так объявлять поучиться нужно.

Вхожу в комнату: в углу иконы, горит лампада, под иконами, на большом старинном диване с валиками, сидит пожилая женщина с благородными чертами лица и очень спокойными глубокими глазами; она сразу расположила к себе. «Я вас очень жду, спасибо, что пришли», — сказала она, приняв благословение. На столе лежат белый рушник, свечи, стоит чашечка с теплой водой — все приготовлено заранее. Встаем на молитву, произношу начальный возглас, вместе поем молитвы ко Святому Причащению. Тихо льется молитва, а сам я боковым зрением наблюдаю за Параскевой Степановной: она молится сосредоточенно, как будто и нет вокруг никого, только ты и Христос, и, наверное, если можно так сказать, красиво. На моей памяти так молились два человека: моя бабушка и архиепископ Михаил (Мудьюгин), с которым довелось общаться несколько радостных для меня лет. Молиться с таким человеком легко, и на душе тепло. Пою Символ веры, точнее, подпеваю, так как поет его тихим певучим, но уже старческим голосом Параскева Степановна, а про себя вспоминаю слова Псалмопевца: «с преподобным преподобен будеши…»

Закончена молитва, преподано Причастие. Накрыли на стол, и началась задушевная беседа. «Родилась я еще при царе-батюшке, — разливая по чашкам чай, рассказывает Параскева Степановна, — помню все перемены, которые происходили в нашей стране». Как оказалось, с детских лет она полюбила храм Божий, с которым не расставалась до конца своей жизни, хорошо знала богослужение. Еще девушкой приехала в Ленинград. Сумела получить высшее образование, особо не скрывая своей веры, что в те годы было непросто. Много страданий повидала. Видела беду, которая приходила в семьи, оставшиеся без кормильца — «врага народа», много друзей потеряла в сталинских лагерях. В годы войны трудилась одним из ведущих специалистов на оборонном предприятии блокадного Ленинграда, при этом была и постоянной прихожанкой Никольского собора (не закрывавшегося в годы войны и блокады). Доводилось ей общаться с митрополитом Алексием (Симанским), будущим патриархом, с удивительными пастырями Церкви, сумевшими высоко нести свое пастырское служение в военные годы. С людьми, которые, несмотря на многие испытания, хранили православие, ни совести своей не продали, ни веры. «Вот так, — говорит, — за знакомство с ними всегда благодарю Господа. Теперь старая стала, на улицу не выхожу, но Бог не обидел, силы дал, за долгую жизнь свою везде ощущала я Его крепкую руку. Теперь неплохо живу, вот холодильник привезли мне как блокаднице, от губернатора, говорят. Приятно…»

Около двух лет общались мы с Параскевой Степановной, она старалась причащаться во все посты, и каждая встреча и беседа с нею была для меня праздником. Пережитое и старческие немощи — все покрывала собой сила и красота ее души.

Помню нашу предпоследнюю встречу. Она уже занемогла, все реже вставала с постели. Как всегда, вместе молились. А после традиционного чая, наклонившись ко мне, прошептала: «В сентябре мне уже девяносто. Хватит, пожила. У меня к Вам просьба: причастите меня на девяностолетие».

Вот и сентябрь. Дождливым днем спешу к Параскеве Степановне, сегодня ей девяносто. В портфеле епитрахиль, за пазухой Причастие, в руках белые хризантемы… Обхожу большие лужи, уже опаздываю к назначенному времени. Знакомая дверь, звонок. Слышу опять: «Параскева Степановна ждет! Плоха, плоха стала», — шепчет на ухо Анатолий. Вновь знакомое «спасибо что пришли — я уже не встану, видно, пришел мой час». Желая ободрить, вручаю цветы:
— А на девяностопятилетие машину цветов привезу! — говорю.

— Да полноте вам, — однако вижу: глаза прищурила — приятно!

Вновь молитвы, беседа, Причастие.

Шепчет на ухо:

— Поминайте меня в своих молитвах.

— Да что вы, Параскева Степановна, — говорю, — я молюсь о вас.

— Да нет, вы поминайте меня! Рабу Божию Параскеву.

— Да поживете еще!

— Нет, батюшка, — уверенным голосом произнесла она, — уже нет. Я ждала этого дня, допустил Господь, теперь я спокойна.
Вновь пьем чай, беседуем. Собираюсь уходить.

— Батюшка, — еле слышным голосом, — помолитесь обо мне.

— Хорошо, — говорю, — я о вас, а в ы обо мне. Договорились!

А через несколько дней телефонный звонок, знакомый голос — это Анатолий: «Батюшка, поминайте рабу Божию Параскеву…»
Осеняю себя крестным знамением: помяни, Господи, душу усопшия рабы Твоея! Все ведь решила заранее, знала, и с Господом договорилась. Вот уж действительно послушает праведников Господь, все ведь так сделал, как она хотела.

На сороковой день едем на кладбище. Выпал первый снег, слепит глаза. Идем в молчании, думаю про себя: наверное, этот белый снег, эти ризы белые, как говорится в книге Откровения, что вручены были за верность Христу, выпал сегодня ради нее… 

Протоиерей Евгений Палюлин

иллюстрация: Александра ершова

Другие статьи из рубрики "Взгляд"

система комментирования CACKLE
5 декабря, понедельник
rss

№ 4 (апрель) 2013

Обложка

Тема номера:Храмы в больницах

Статьи номера

ПРАЗДНИК
28 апреля — Вход Господень в Иерусалим. Неделя ваий
14 апреля — день памяти преподобного Варсонофия Оптинского (†1913)
АКТУАЛЬНО
Роддом для вечности
Александр Сокуров: «Что в основе? Заповеди»
Что такое лавра?
ПОДРОБНО
/ От редакции / Зачем Церкви больница?
/ Взгляд / «Помолитесь обо мне»
/ Взгляд / Жизнь ради другого
СМЫСЛЫ И ОБРАЗЫ
/ Lingua Sacra / Неизвестный пророк
/ Имена / Великой странствующей душе
/ Умный разговор / «Мой перевод звучит как набат»
ЛЮДИ В ЦЕРКВИ
/ Аксиос / диакон Георгий Якимов
/ Ленинградский мартиролог / Протоиерей Алексий Кибардин
/ Дошкольное богословие / В ожидании Чуда
/ По душам / Анастасия Мельникова: «Меня питают Церковь и Маня»
/ Приход / ХРАМ Благовещения Пресвятой Богородицы на Пискаревке
/ Служение / Храм на «Логосе»
/ Служение / «Слово» на телевидении
/ Из окна в Европу / Гостеприимная Болгария
/ Из окна в Европу / Болгарская мозаика
/ Место жительства - Петербург / За цельностью – к звездам
КУЛЬТПОХОД
/ День седьмой / Священник, композитор, дирижер
/ День седьмой / Великопостные концерты: премьеры и открытия апреля
ГЛОБУС ЕПАРХИИ
"Домик Романовых" в Феодоровском соборе
Это все-таки наша жизнь
ИНФОРМАЦИЯ ОТ НАШИХ ПАРТНЕРОВ
Календарь с сюрпризами