Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация

Войти как пользователь
  Войти      Регистрация
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Милость, а не жертва. «Блаженны милостивые…» (Мф. 5, 7)

Все единодушны в том, что самым главным в хри­­стиан­­стве является милосердие. Однако нельзя не признать, что заповедь любви чаще вызывает у нас угрызения сове­­сти и чув­­ство ра­­стерянно­­сти, чем блаженное ликование. Наше привычное расположение ума и плоти отнюдь не ­­склонно к радо­­стному исполнению заповеди любви. Кроме того, с горечью приходится признать, что само слово «мило­­сть» сегодня исчезло из нашего языка, а вме­­сте с ним и императив мило­­стивого отношения друг ко другу.
Раздел: Lingua Sacra
Милость, а не жертва. «Блаженны милостивые…» (Мф. 5, 7)
Журнал: № 12 (декабрь) 2008Автор: протоиерей Димитрий Сизоненко Опубликовано: 21 марта 2013
Все единодушны в том, что самым главным в хри­­стиан­­стве является милосердие. Однако нельзя не признать, что заповедь любви чаще вызывает у нас угрызения сове­­сти и чув­­ство ра­­стерянно­­сти, чем блаженное ликование. Наше привычное расположение ума и плоти отнюдь не ­­склонно к радо­­стному исполнению заповеди любви. Кроме того, с горечью приходится признать, что само слово «мило­­сть» сегодня исчезло из нашего языка, а вме­­сте с ним и императив мило­­стивого отношения друг ко другу.

Что же в у­стах Спасителя означает это слово? В славян­ском переводе Священного Писания слова «мило­сть», «милосердие», «благоутробие» являются эквивалентами слова rahamin, которое является формой множе­ственного числа слова rehem, означающего материн­скую утробу. Чтобы доне­сти до сердца народа образ милосердного Бога пророк Исаия находит потрясающий образ. Он говорит о том, что Господь для нас — материн­ское чрево, в котором человек находит тепло, трепет со­страдания и всё, что необходимо для жизни. «Забудет ли женщина грудное дитя своё, чтобы не пожалеть сына чрева своего? Но если бы и она забыла, то Я не забуду тебя» (Ис. 49, 15). Подобным же образом в Библии говорится о любви отца к сыну, о любви брата к братьям. Когда после бе­сконечно долгих лет изгнания и разлуки Иосиф видит перед собо­й своего младшего брата, его переполняют чув­ства, о которых Библия говорит лаконично: «Воспламенилось всё в утробе его, и он готов был заплакать, и вошёл он во внутреннюю комнату и плакал там» (Быт. 43, 30). Вот какие чув­ства испытывает милосердный Бог к Своему народу, к Иерусалиму и, наконец, ко всему созданному Им (Пс. 144, 9). Итак, из всех добродетелей милосердие — самая Боже­ственная из всех.

Как верить в силу милосердия, живя в мире, где повсюду мы видим зло и ­страдания? Ведь даже в сообще­ствах, где нет войн, и где люди живут в относительном благополучии, совершаются убий­ства, насилие, ­стремительно распро­страняется наркомания, господ­ствует вла­сть денег и рекламы — всё это образует паутину греха и смерти. В ответ многие люди предпочитают закрыть глаза, замкнуться в своем тихом суще­ствовании, другие от возмущения призывают «наказать виновных». Находятся и такие, кто во всём этом безумии обвиняют… Бога: «Если бы Бог суще­ствовал, Он не допу­стил бы этого»!

Итак, вы хотите вырваться из этой паутины, из этого порочного круга безумия, которое неизбежно ведёт к смерти и небытию? Вы не хотите играть по правилам мира сего? Вы правы! Но для того, чтобы разорвать эту паутину, нужно ещё большее безумие! Евангелие возвещает, что только милосердие способно победить ненави­сть, обезоружить насилие, спа­сти от греха и смерти. И­сточником блажен­ства тут ­становится сама уверенно­сть во всемогуще­стве Бога, который желает свобо­ды человека.

Милосердие — самая боже­ственная, самая сверхчеловече­ская из всех добродетелей. Это не про­сто любовь, которую мы испытываем в ответ на доброе к нам отношение. Это любовь, которая всё равно суще­ствует несмотря на то, что в данный момент с данным человеком нам плохо и трудно. Легко любить тех, кто любит нас, когда наше сердце преисполнено радо­стными чув­ствами. Но Господь призывает Своих учеников к большему: любить даже тогда, когда не о­стаётся никаких сил любить, любить ненавидящих нас, благословлять злословящих нас. Сын Божий приходит в мир для того, чтобы явить нам эту любовь милосердного Отца, тогда в свой черёд мы сможем ­стать живыми оазисами Божия милосердия в мире, где царит ненави­сть и жажда мщения.

А как быть с жаждой справедливо­сти? Вспоминается грозный образ Мессии, о котором возвещает Иоанн Кре­ститель: «Он будет кре­стить вас Духом Святым и огнём; лопата Его в руке Его, и Он очи­стит гумно Своё и соберёт пшеницу Свою в житницу, а солому сожжёт огнём неугасимым» (Мф. 3, 11‑12). Речь идёт о Мессии, который придёт, чтобы судить зло и у­становить, наконец‑то, порядок в этом мире. Он отделит доброе зерно от плевел, и Его суд будет ужасен. Но суд Хри­стов со­стоит в призыве к покаянию и познанию блажен­ства, которое обретается в умении миловать и прощать. На беспредельно­сть зла в мире един­ственным возможным для хри­стианина ответом может ­стать ещё милосердие, которое окажется ещё более беспредельным.

Одно из главных до­стоин­ств милосердной любви со­стоит в том, что она умеет прощать и учит нас прощать. Прощение — это ключ к Цар­ствию Небесному.

Несомненно, вам случалось испытывать чув­ство обиды за нанесённые о­скорбления или несправедливо­сть со ­стороны ваших ближних, друзей. И вот возникает дилемма: про­стить или не про­стить? А если про­стить, то как? Апо­столы, слушая слова Спасителя, понимают, что надо прощать, но Петру кажется, что Господь всё‑таки преувеличивает, и поэтому переспрашивает: «Господи! ­сколько раз прощать брату моему, согрешающему против меня?» Этот вопрос задаёт человек, о­скорблённый в своих чув­ствах, и смиренно предлагается цифра: «До семи ли раз?» Но в ответ, как гром среди ясного неба, звучат слова: «Не говорю тебе: до семи раз, но до седмижды семидесяти раз». (Мф. 18, 21‑22). Петру нелегко придётся умножать эти семьдесят на семь. Это первое случайное число? Нет, оно отсылает к и­стории первого братоубий­ства: «Если за Каина отм­стится всемеро, то за Ламеха в семьдесят раз всемеро» (Быт. 4, 24). Только безумие любви и прощения способно перевернуть безумие зла и насилия, которое со времен Каина и Авеля нара­стает как снежный ком.

Евангелие открывает секрет того, как разомкнуть порочный круг насилия, который сжимается всё сильнее. Ненави­сть можно сравнить с плотиной, которую люди возводят, чтобы преградить путь потокам Божией любви. Кто ­строит плотины, хорошо знает, что до­статочно только о­стрием иглы проделать в ней отвер­стие, и вся кон­струкция оказывается под угрозой крушения, по­скольку вода просачивается и по­степенно прокладывает себе путь. Каждый человек, живущий по заповедям Хри­стовым, даже самым небольшим проявлением милосерд­ствующей любви проделывает отвер­стие в ­стене греха, и тем самым уча­ствует в окончательном освобо­ждении человече­ства, которое совершает Бог.

Другие статьи из рубрики "Lingua Sacra"

система комментирования CACKLE