Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация

Войти как пользователь
  Войти      Регистрация
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

От страха к радости

Перед приходом святой равноапостольной Марии Магдалины города Павловска вопрос «куда бы приложить свои силы» не стоял. Обилие социальных учреждений в этом знаменитом пригороде Петербурга говорит само за себя. Стоял другой, более сложный вопрос — как свое присутствие в этих учреждениях сделать желанным и полезным для проживающих. Ведь начиналось с того, что вслед идущему причащать священнику выкрикивали: «И сюда попы пришли головы людям морочить!..» О своих проблемах, радостях и трудностях рассказывает руководитель социально-волонтерской службы при храме Юлия Рубцова.
Раздел: Служение
От страха к радости
Журнал: № 11 (ноябрь) 2012Автор: Юлия РубцоваФотограф: Станислав Марченко Опубликовано: 21 ноября 2012
Перед приходом святой равноапостольной Марии Магдалины города Павловска вопрос «куда бы приложить свои силы» не стоял. Обилие социальных учреждений в этом знаменитом пригороде Петербурга говорит само за себя. Стоял другой, более сложный вопрос — как свое присутствие в этих учреждениях сделать желанным и полезным для проживающих. Ведь начиналось с того, что вслед идущему причащать священнику выкрикивали: «И сюда попы пришли головы людям морочить!..» О своих проблемах, радостях и трудностях рассказывает руководитель социально-волонтерской службы при храме Юлия Рубцова.

Первый опыт
Перешагнуть порог детского дома я морально готовилась несколько месяцев. Особенно меня пугало то, что в нем жили дети с отклонениями в умственном развитии. Я пришла туда со своей знакомой-волонтером. Лена не миндальничала и сразу показала мне отделение «Милосердие», где находятся самые тяжелые лежачие дети со множественными нарушениями. То, что я увидела, превзошло все мои ожидания: дети слепые, глухие, с огромными головами, тонюсенькими ручками и ножками, скрюченные в самых немыслимых позах, с зондами, торчащими из носа… Моя знакомая запросто взяла из кроватки ребенка, к которому мне и прикоснуться было страшно, усадила в коляску, и мы отправились гулять…

Раньше я думала, что такие дети рождаются у алкоголиков, наркоманов и прочих асоциальных элементов. Оказалось, это не так: наследственные и генетические заболевания вполне благополучных родителей, родовые травмы, облученный папа-подводник, краснуха, перенесенная беременной мамой, один из двойни, в том числе и после ЭКО, и еще многое другое — беда в виде ребенка с тяжелой формой инвалидности может прийти в любую семью, не обязательно быть показательно «плохим». Факт, что рядом со мной (а жила я в пяти минутах от детского дома) оказалось столько боли, несколько дней не давал мне покоя, ничто другое не шло в голову, меня буквально трясло. Но через некоторое время меня посетила мысль о бесполезности этих переживаний, и я сказала себе: «Если я могу что-то делать для этих детей, то буду делать». С этого момента будто переключился внутренний тумблер. Потом, разговаривая с людьми, работающими в детском доме, я узнала, что очень многие переживали это состояние подавленности. Его действительно надо пережить…

71.jpg

Я рассказала о своем визите в детский дом знакомым прихожанам, и вместе мы стали думать, что бы сделать хорошего для его подопечных. Близился престольный праздник, и мы решили пригласить нескольких детей в храм и угостить. Дело было в августе, в павловских садах поспевали ягоды, и я кинула клич. Было принесено огромное количество фруктов, ягод, выпечки. Труднее было найти сопровождающих — тех, кто привезет детей на колясках, поможет прийти. Самыми психологически устойчивыми оказались… бабушки. Некоторых из них впору и самих сажать в инвалидную коляску, но они вызвались первыми! Итак, накрыты столы, приготовлены подарки, открыта игровая комната… Но людей около этих столов было очень мало. Одна прихожанка заранее сказала, что все приготовит, накроет и уберет, но общаться с этими детьми выше ее сил. Кто-то мужественно встретил ребят, а потом убежал в рыданиях. Кто-то «допраздновал» до конца, а потом несколько дней приходил в себя…

Таким вот был «первый блин», который, как известно, получается комом. Для детей ягоды и фрукты в таком непривычном количестве тоже даром не прошли, результат не заставил себя ждать. На следующий день Лена, как главный зачинщик «безобразия» (я еще не была представлена в интернате), стояла «на ковре» у директора. Тем не менее, начало было положено, плотина страха и равнодушия прорвана.

72.jpg

От каждого по способностям
Позже, став руководителем благотворительной организации, я постоянно сталкивалась с тем, что далеко не все люди, желающие отдать свое тепло обездоленным детям, на самом деле могут общаться или работать с ними. Из десяти приходящих остаются в лучшем случае трое-четверо. Поначалу я очень расстраивалась. Но потом поняла, что тем, кто имеет потребность помочь ближнему, можно предложить массу способов сделать это. Так, на нашем приходе нашлась женщина, умеющая хорошо шить. К ней мы стали обращаться с просьбой сшить эксклюзивные вещи для наших детишек — обшить поролоном бортик кроватки, смастерить лангеты на руки, сшить фиксаторы для удержания правильного положения тела ребенка в инвалидной коляске и т. п. Нашлись прихожане, готовые помочь перевезти детей, когда нам надо куда-то ехать, нашелся верстальщик для наших бук-летов и информационных листков, нашлись жертвователи на необходимые детям вещи. Когда ко мне обратились наши незрячие прихожане с вопросом, чем могут помочь они, я растерялась… Сейчас они вяжут для наших подопечных носочки и пособия для занятий — шарики и мячики разной фактуры, которые наполняются горохом, семечками. Их мы вкладываем в ручки тех детей, у кого сильная спастика, и даем играть слепым. Короче говоря, каждый человек может найти приложение своему доброму порыву.

В чужой монастырь со своим уставом…
Проблемы же с волонтерами по-прежнему оставались, но теперь они были несколько иного плана. Я обнаружила, что люди, желающие переступить порог детского дома, не всегда… адекватны. И вместо пользы могут принести серьезный вред. При этом конфликты с администрацией, которые совершенно справедливо возникнут, будут еще не самым худшим.

Во взаимоотношениях с администрацией мы переживали разные времена — от лояльности до запретов и гонений. Выявление сотрудников, разделяющих наши ценности, и выстраивание отношений — дело очень важное и тонкое. Поэтому, прежде чем позволить волонтеру от Церкви перешагнуть порог детского дома, необходимо провести подробный инструктаж. Не стоит ходить в чужой монастырь со своим уставом, а если с администрацией о чем-то договорились, то честно выполнять. Например, требует директор, чтоб у волонтеров была флюорография, — делаем, на выездах кормим детей только тем, чем разрешено, хотя соблазн угостить вкусным очень велик. Не давала бывшая директор, как опекун отказных детей, согласия на их Крещение — смирялись, не крестили. Причащали только тех, кто уже был крещен. Но и тут возникали большие сложности. Директор была против того, что «всех детей причащают с одной ложки: это негигиенично», каждый раз грозилась прийти посмотреть, как это происходит. Причащая более ста детей за один раз, священник, конечно, не мог менять лжицы. На случай проверки мы запасались пипетками, чтобы каждому ребенку капать из них в рот. Правда, оставалось непонятным, что потом должен сделать священник с использованными таким образом пипетками… Каждый раз перед Причастием мы молились о том, чтоб Господь все управил, и — неверующая директор так ни разу и не дошла самолично проконтролировать процесс. Она засылала кого-нибудь из персонала, но никто не решился запрещать что-либо батюшке. Проблема разрешилась лишь со сменой директора.

Не быть лебедем, раком и щукой
В хорошие времена соблюдение договоренностей не становится менее актуальным. При «лояльной» администрации мы столкнулись с новой проблемой. В какой-то момент наш особый детский дом по разрешению нового директора распахнул свои двери чуть не для всех желающих. Появились новые организации, в том числе и церковные, которые стали пытаться работать на одном месте независимо друг от друга. Мне казалось очевидным, что, начиная сотрудничать с учреждением, стоит поинтересоваться — может, кто-то здесь уже накопил опыт, поговорить, посоветоваться… Но для некоторых это очевидным не было. Например, волонтеры организации «Православная детская миссия» не очень представляли себе правила для волонтеров, выработанные нами опытным путем, особенности детей-инвалидов, их возможность участия в предлагаемой миссионерской программе. Возникло даже несколько напряженных ситуаций, прежде чем мы встретились с руководством организации и достигли некоторых договоренностей.

73.jpg

В работе в таком огромном детском доме гораздо больше вопросов, чем ответов. Помогать материально, конечно, надо, но гораздо важнее регулярная миссионерская работа, которая, по моему убеждению, заключается в служении евангельской Марфы, в проповеди делом. Дети очень разные — есть тяжелые, лежачие, а есть сохранные. Для каждой категории нужны свои формы работы, и волонтеров для Павловского интерната никогда не будет много. Всем найдется дело, лишь бы работа шла согласованно и на благо детям.

Простые чудеса
Очень многое в социальной работе зависит от климата, задает который настоятель, и еще от того, насколько прихожане посвящены в то, что происходит. Мы даем подробную информацию через приходскую газету и регулярный информационный листок: рассказываем, что произошло, что планируется, благодарим тех, кто помог, отчитываемся, на что пошли пожертвования. Этот листок мы выкладываем в храме и рассылаем благотворителям. Бывает, что обратится кто-то с нуждой, не успеем мы что-то предпринять, как получаем из храма сообщение, что принесли деньги. Не реже бывает и наоборот. Приносят деньги, и тут же обращается кто-то, кому они очень нужны. В таких ситуациях просто кожей ощущаешь Божий промысл и радость от того, что люди стремятся отдавать.

Матвей
Однажды мы собирались с детьми на прогулку в парк, все они были на инвалидных колясках, и их оказалось больше, чем волонтеров. Оставлять кого-то всегда обидно, и тут выход из положения предложила главврач. Она позвала Матвея, который тогда проживал в интернате на отделении реабилитации, и предложила ему пойти с нами сопровождающим. Матвей с радостью согласился. На прогулке выяснилось, что он мечтает почаще бывать в церкви и очень хотел бы чем-нибудь помогать. Еще он рассказал, что крестился на Коневце, куда ездил на фестиваль «Остров надежд» с детдомовским танцевальным коллективом. Я обещала подумать и поговорить с настоятелем насчет него. Кроме уборки снега мне в голову ничего не приходило. Но зима могла быть и не очень снежной. Когда я поделилась сомнениями с Матвеем, он ответил: «Снега будет много: смотрите, сколько рябины!» И правда, зима выдалась снежная.

Но чтобы Матвея отпустили из интерната, надо было каждый раз писать заявление, забирать его и приводить обратно. Несмотря на то, что ему тогда было уже 20 лет, администрация не давала свободного выхода. В общем, легче самой было убирать снег, чем возиться с Матвеем. Но, видя его радость, я не могла не приходить за ним. Вскоре сменился директор, наступила весна, стало светлее, и Моте (так все его называли) позволили ходить до храма самостоятельно. Прожив все свои 20 лет за забором, первый раз сам до храма Мотя шел… с навигатором.

Помимо уборки снега, для него нашлась и другая работа, и с мая его даже оформили официально. Если ему удавалось еще и успеть на службу, он становился совершенно счастливым. На свою первую зарплату Матвей накупил всем в храме подарков. Мы были тронуты, даже слегка опешили. На следующую зарплату он купил метлу, лопату… но когда дело дошло до тачки и газонокосилки, отец Даниил сказал: «Так, хватит! Больше без моего благословения ничего не предпринимать!» Эти слова Мотя принял настолько буквально, что теперь, если настоятель в отъезде, к Моте лучше не подходить: он шага в сторону без благословения не сделает.

Тем временем в детском доме началась реорганизация, ребят стали переводить во взрослые психоневрологические интернаты. Матвею «светил» Петергофский интернат, из которого в наш храм на работу ездить было бы очень трудно. Да и администрация запросто могла не разрешить. Неизвестно, как дальше сложилась бы его судьба (тем более, что специальность, которую ему дал детский дом, «нарочно не придумаешь» — лоскутное шитье, куда с ней парню?), но, благодаря хлопотам отца Даниила, Матвея удалось пристроить в ПНИ неподалеку. И даже договориться о том, чтобы он жил при храме. Сотрудники и прихожане полюбили его за трудолюбие, открытость и необыкновенную душевную щедрость. Он часто поражает своими поступками. У дежурного по кухне он может незаметно стащить грязный котел и так же незаметно подложить назад уже чистый. А отправляясь поклониться Поя-су Пресвятой Богородицы, отдал все бывшие при нем деньги первому просящему, даже не думая, как поедет обратно. Мы просто диву давались, откуда в нем все это?

Однажды мы несколькими приходскими семьями выехали на природу, прихватив Мотю. Затеяли с детьми игру под названием «Поймай чужой хвост» (команда, выстроившись паровозиком, должна поймать хвост команды соперников). Паровозиком двигаться быстро очень сложно, сделаешь резкий рывок — порвется. Матвей был головой своего паровозика. Мы, взрослые, были поражены: ни один домашний ребенок не чувствовал так остальных и не был так осторожен и в то же время ловок. Он удивительно заботливо вел вверенный ему «паровоз», не растеряв ни одного «вагона».

Этим летом мы с молодежным клубом святого Иоанна Царскосельского ездили на Коневец, ездил с нами и Мотя. Самым горячим его желанием было привести в порядок могилу своего детдомовского друга, который несколько лет назад утонул в Ладоге, приехав на фестиваль. У нас была традиция подводить итог дня, и каждый говорил, что этот день принес лично ему хорошего. В день, когда Матвей прибрал могилу и мы вместе с ним помолились за литией, отслуженной отцом Александром Антоновым (ответственным за молодежную работу Царскосельского благочиния), Мотя сказал, что это было его самой большой радостью. 

Когда Матвей в монастыре подавал записки, я обратила внимание, что за нашего храмового библиотекаря он подал сорокоуст. Вернувшись в Павловск, я сказала об этом Нелли Игоревне, и она поделилась со мной историей, которая ее потрясла. Матвей, плохо умевший читать и писать, очень старательно занимался с ней русским языком. Как-то раз Нелли Игоревна сказала: «Нам с тобой придется сделать перерыв в занятиях. Я ложусь на операцию». Матвей спросил: «Операция, наверное, платная?» Нелли Игоревна утвердительно кивнула. «У меня есть на пенсионной карте десять тысяч, — сказал Мотя, — я завтра сниму и принесу Вам». Пожилая женщина сглотнула ком, вставший в горле, и ответила: «Спасибо, Матвей! Если мне будет не хватать, я обязательно к тебе обращусь»…

Несколько месяцев назад батюшка благословил Матвея на должность алтарника. 



Исторически сложилось так, что со времен великой княгини Марии Федоровны, основательницы храма святой равноапостольной Марии Магдалины, в Павловске появились социальные учреждения: первая в России школа для глухонемых, богадельня, Мариинский госпиталь, где было отделение для неизлечимо больных. Богадельня «Церковный инвалид» и госпиталь располагались прямо во флигелях храма. И сейчас Павловск «богат» социальными учреждениями: училище для глухонемых, самый большой в Санкт-Петербурге детский дом для детей-инвалидов, школа-интернат для детей с ослабленным здоровьем, дом ветеранов ВОВ, туберкулезная больница. К храму Марии Магдалины приписаны домовая церковь и часовня великомученика целителя Пантелеимона — в детском доме и в доме ветеранов.

Другие статьи из рубрики "Служение"

система комментирования CACKLE
6 декабря, вторник
rss

№ 11 (ноябрь) 2012

Обложка

Тема номера:Семейный ансамбль как способ проповедовать

Статьи номера

ПРАЗДНИК
3 ноября — Димитриевская родительская суббота
АКТУАЛЬНО
Слишком далекие от народа
Пароход «Россия»
Ребенок как проект
ПОДРОБНО
/ Острый угол / Без детей
/ Дискуссия / Дети из сердечка
/ Вопрос-ответ / О молитвенном правиле
/ Вопрос-ответ / О разных способах рождения
СМЫСЛЫ И ОБРАЗЫ
/ Lingua Sacra / Господи, как к Тебе обращаться?
/ Имена / Чудо-генералиссимус
/ Умный разговор / Какие камни и какие здания!
ЛЮДИ В ЦЕРКВИ
/ Аксиос / иерей Александр Сафинов
/ По душам / Времена трудные — потому что легкие
/ Приход / Храм великомученика Димитрия Солунского в Коломягах
/ Служение / Вирус, поражающий сердца
/ Служение / От страха к радости
/ Служение / Объединенные делом
/ Место жительства - Петербург / Исправление имен
КУЛЬТПОХОД
/ День седьмой / Красавица и чудовище
/ Книжная полка / Астроном-миссионер
/ Афиша "ВЖ" / Концерт Бориса Гребенщикова. ВОЛХВЫНЕВЫ
ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Царский город
ГЛОБУС ЕПАРХИИ
В ожидании храма
Праздник «Заботы»
Совместная радость
Учиться самим
Делать вместе
Мост длиною в 80 лет
«Два крыла»
Верните автобус!
Еще раз о ценностях
В Санкт-Петербурге состоялась Благотворительная выставка-ярмарка "Дети нашей Родины - св. прав. Иоанну Кронштадтскому"
Храм для живых