Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация

Войти как пользователь
  Войти      Регистрация
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Одна из восьми — уцелела

Чуть более двух веков назад — в августе 1808 года — здесь, на берегу Большой Невки, на Аптекарском острове, была освящена Спасо-Преображенская церковь. Тогда она располагалась в одном из домов. Как сложилась ее судьба в последующие столетия? Что представляет она собой сейчас, какими заботами живет сегодня?
Раздел: Приход
Одна из восьми —  уцелела
Журнал: № 8 (август) 2010Автор: Дмитрий Тарасов Опубликовано: 29 августа 2012
Чуть более двух веков назад — в августе 1808 года — здесь, на берегу Большой Невки, на Аптекарском острове, была освящена Спасо-Преображенская церковь. Тогда она располагалась в одном из домов. Как сложилась ее судьба в последующие столетия? Что представляет она собой сейчас, какими заботами живет сегодня?

Когда приближаешься к Преображенской церкви, что неподалеку от Ботанического сада, то вначале не осознаешь, что оказался рядом с храмом. 

Ни куполов, ни купольных крестов, ни врат церковных, ни звонницы. Так изуродовало храм советское время. Однако первое грустное впечатление исчезает, как только начинаешь общаться с настоятелем — протоиреем Игорем Юшиным.

Сначала мы спустились в цокольную часть здания, где прежде был подвал для хозяйственных нужд, а теперь собираются освятить церковь в честь святителя Николая. Уже очищен от мусора пол, уже освобождены от позднейших пристроек стены. Правда, чувствуется сырость. «Дело в том, — объясняет отец Игорь, — что этой весной пошли грунтовые воды. Пришлось откачивать. С одной стороны, стихийное бедствие, а с другой — без грунтовых вод дубовые сваи, на которых стоит здание, иссохнут, и храм может „поплыть“ ».

Здесь, в подвале, прежде находилась крипта, в которой были погребены офицеры — герои Первой мировой войны. От крипты, однако, ничего не осталось. В 1930 году Преображенская церковь была закрыта, а в 1937 году отдана под лабораторию физической акустики Ленинградского электротехнического института (ЛЭТИ). Бассейн для физических опытов сделали точно на том месте, где были могилы офицеров.

После подвала мы поднялись на самый верх, так сказать, на третий этаж, поскольку единый световой зал церкви ныне расчленен перекрытиями. Видно, что перекрытия уже демонтируют, освобождают проемы окон. «Самое сложное было, — рассказывает настоятель, — удалить стальные прогоны высотой около метра. Они появились в годы войны, когда в здании размещался штаб Балтийского флота. Чтобы избавиться от этой брони, мы нанимали рабочих. Всю остальную работу делают сами прихожане». На мой вопрос, помогает ли кто-нибудь, протоиерей Игорь отвечает:  «В основном на словах. Хотя этой зимой снег вывозили, строительный мусор помогли убрать». Объясняя дальше, какие дела предстоят, он выглядит и говорит как настоящий прораб. Но так наверняка и должно быть, когда на настоятеле лежит ответственность возродить храм. Служение, оно ведь не только в молитвах, но и в каждодневном труде.

Барабан центральной главы пока еще зашит досками, зато свод купола совсем рядом — рукой можно достать. Тянется вдоль свода ажурная лепнина, растительный орнамент, и можно догадаться, каким богатым было раньше внутреннее убранство этого храма. Протоиерей Игорь Юшин обращает мое внимание на четыре овальных медальона, симметрично расположенных на своде: «Здесь находились евангелисты кисти Карла Брюллова». Кроме них, великим художником были написаны две главные иконы местного ряда иконостаса — Спасителя и Божией Матери. Эти работы Брюллова были очень популярны, их неоднократно копировали для других храмов. Пока не удалось найти такие копии, но сохранились гравюры, выполненные с этих икон. Отец Игорь выразил надежду, что со временем и иконы, и фрески вернутся на свои места.

Когда мы спускаемся в церковный зал, он не без гордости сообщает: «Решение о возвращении храма Русской Православной Церкви было принято 31 марта 2006 года, и в том же году, 15 апреля, здесь состоялся первый молебен. Теперь Литургии проводятся каждое воскресенье». Далее он переходит к рассказу об истории храма…

Преображенская церковь уникальна уже тем, что это единственная сохранившаяся в Петербурге церковная постройка выдающегося зодчего Константина Тона. Другие семь церквей, возведенные в Петербурге по его проектам, безжалостно разрушили в советский период.

Нынешняя Преображенская церковь на Аптекарском острове — вторая, тогда как первая была устроена в каменном здании на набережной Большой Невки и освящена 6 августа 1808 года. Церковь занимала южную половину дома; в другой половине размещался архив экспедиции Министерства Внутренних Дел. Такое соседство не было случайным: Аптекарский остров изначально использовался для выращивания лекарственных трав и цветов, а его огороды, оранжереи и теплицы находились в ведении Медицинского департамента МВД.

Население острова, как и всего Петербурга, росло в те годы очень быстро, и вскоре старая церковь стала для прихожан тесной. Новая церковь возводилась на насыпном холме, поскольку должна была стать одним из высотных ориентиров, расположенных вдоль Невы. Сейчас, к сожалению, церковь отделяет от Невы бомбоубежище, построенное в годы войны, а также здание, которое служило маскировкой для бомбоубежища. По словам отца Игоря, в данное время решается вопрос о сносе этих построек.

Настоятель церкви показал проект вида, который откроется с реки на Преображенскую церковь: широкие ступени, ведущие от набережной к храму, увенчанному, как в былые времена, золоченым пятиглавием. Однако в данном вопросе возникают сложности. Земля вдоль набережной куплена концерном «Лукойл» под строительство офисного здания, которое, будучи возведенным, закроет этот вид на храм. Есть вариант, что в здании «Лукойла» будет предусмотрена высокая арка, чтобы «открыть» Преображенскую церковь. Отец Игорь мрачно шутит: «Под аркою "Лукойла"». Понятное дело, ему одному с нефтяным концерном не справиться. Здесь нужна помощь на самом высоком административном уровне. Хочется надеяться, что взаимоприемлемое решение будет в конце концов найдено.

Возвращаясь назад, в середину XIX века, стоит сказать, что строительство храма тогда шло весьма быстро. 7 июля 1840 года с крестным ходом из прежней церкви состоялась торжественная закладка нового храма, и уже к концу года его стены были выведены до верхнего карниза. 16 сентября 1845 года благочинный — протоиерей кафедрального Петропавловского собора Иоаким Кочетов — совершил освящение церкви во имя Преображения Господня.

Церковь вышла из-под опеки МВД в 1873 году, когда ее передали лейб-гвардии Гренадерскому полку — с тем условием, чтобы она оставалась также и приходскою. Сразу после передачи храма в здании был проведен ремонт. Кроме того, в Преображенскую церковь перенесли чтимые полковые иконы XIII века св. Себастьяна и Казанской Божией Матери. На стенах храма повесили полковые знамена и траурные доски; в витринах выложили мундиры императоров-шефов. По словам отца Игоря, первым шефом Преображенского полка была Екатерина II, которая для этой цели приняла чин полковника.

С первых дней при приходе Преображенской церкви появилась детская школа. Когда в 1837 году ее закрыли, настоятель храма протоиерей Иоанн Исполатов (с 1835 по 1870 гг.) сам занялся обучением детей. После 16-летних трудов отца Иоанна занятия в школе для служителей МВД были возобновлены.

Отрадно, что и в наши дни в Преображенской церкви есть детская воскресная школа. Правда, недавно она закрылась по причине восстановительных работ, ведущихся в храме. Но, как заверяет отец Игорь, в скором времени она вновь откроет свои двери. Кстати говоря, в этом году, о чем уже писал наш журнал, была возрождена еще одна традиция общины Преображенской церкви: в праздник Крещения Господня прихожане во главе с настоятелем церкви совершили крестный ход к купели, прорубленной во льду Большой Невки.

Важным событием в истории храма было возведение часовни (1882–1883 гг.) во имя св. Александра Невского. Построенная по проекту архитектора Э.В. Гольдберга в память убиенного шефа полка — императора Александра II, часовня была приписана к Преображенской церкви. Ее местоположение — близ истока реки Карповки — определялось тем, что рядом находились казармы Гренадерского полка.

Увы, в советское время часовню снесли. Однако место, где она стояла, и примыкающий к ней участок сквера остались незастроенными, что оставляет надежду воссоздать строение. Спрашиваю об этом священника, и он отвечает: «Конечно, было бы очень хорошо. Но это далекие перспективы, потому что сейчас главное — восстановить саму церковь». Разумеется, он прав. То, как выглядит церковь теперь, еще очень далеко от ее первозданного облика. Работа предстоит большая. Но, глядя на протоиерея Игоря Юшина, поражаешься его оптимизму, той стойкости духа, которая помогает ему преодолевать все трудности. 

С воодушевлением он рассказывает о том, что в Гренадерском полку служил отчим А.А. Блока и что вместе с отчимом поэт наверняка не раз бывал в полковом храме. Еще отец Игорь вспоминает, что дочь премьер-министра П.А. Столыпина — Мария — также часто бывала в этом храме. Государственная дача Столыпина находилась неподалеку от Аптекарской набережной. Известны слова Марии Столыпиной: «Обилие зелени придавало особый, деревенский характер церкви…»

Думается, когда настоятель церкви так хорошо знает ее историю, прошлое своего прихода, ему гораздо легче разбираться и в дне сегодняшнем. Отсюда убежденность отца Игоря в том, что с Божией помощью Преображенская церковь предстанет вскоре в своей былой красе и величии. 

Дмитрий Тарасов

Другие статьи из рубрики "Приход"

система комментирования CACKLE