Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация

Войти как пользователь
  Войти      Регистрация
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Быть званым и избранным

Озвучивать свою приверженность учению об избранничестве Божием неудобно в любом «приличном» обществе. Эта идея, вам скажут, отдает нетерпимостью, отсутствием толерантности, расизмом и прочими неполиткорректными вещами. Однако в обществе, где так много «сладкого» и так сильно ощущается нехватка «соленого», христиане с особенной силой призваны стать «солью» (Мф 5, 13), а Церковь — свидетельствовать о сложных, неудобных и острых истинах веры.
Раздел: Острый угол
Быть званым и избранным
Журнал: № 10 (октябрь) 2010Автор: иерей Алексей Волчков Опубликовано: 9 августа 2012
Озвучивать свою приверженность учению об избранничестве Божием неудобно в любом «приличном» обществе. Эта идея, вам скажут, отдает нетерпимостью, отсутствием толерантности, расизмом и прочими неполиткорректными вещами. Однако в обществе, где так много «сладкого» и так сильно ощущается нехватка «соленого», христиане с особенной силой призваны стать «солью» (Мф 5, 13), а Церковь — свидетельствовать о сложных, неудобных и острых истинах веры.

Несправедливо избранные
В идее избранничества Божия есть что-то несправедливое, что бросает вызов всем нашим представлениям о высшей беспристрастности и объективности. В самом деле, избирая одно (человека, народ, идею), Бог неизбежно не избирает другое. Причиной подобного не-избрания подчас оказываются не какие-то качества отвергаемого, а то, что на языке богословия называется «суверенной волей Бога». Небесный Владыка, руководствуясь Своими, непостижимыми человеку представлениями, делает такой выбор, который иначе как произволом назвать сложно…

Бог избирает Израиль, хотя тот далек от праведной жизни и именуется Богом «жестоковыйным» (Втор. 7, 7; 9, 6), дарует Закон Божий через Моисея, который признается в своем косноязычии (Исх. 4, 10). Иеремия поставляется Богом «пророком для народов», несмотря на молодость (Иер. 1, 6). Наконец, в Первом послании к коринфянам апостол Павел указывает, что избранниками Божиими оказываются вовсе не те, кто вроде бы более всего этого достоин (мудрецы, исследователи, знатоки Закона, сильные и благородные люди), но люди невлиятельные и необразованные, грешники, лишенные прежде всех благословений и обетований (1 Кор. 1, 26).

Христиане нередко стесняются учения об избранничестве. Нам вроде бы стыдно за того Бога, который однажды сделал выбор в пользу одного народа, одной традиции в ущерб другим. Кажется, Божия милость не может не проявляться в том, чтобы одинаково позитивно воспринимать все религии, все формы поклонения и всякую праведность.

Иногда мы слышим, как священники или прихожане «со стажем» пытаются поддержать и ободрить далекого от Бога человека такими словами: «Не расстраивайся, все мы одинаково неверующие — и ты, и я». После этих лживых слов на миг появляется иллюзия, что верующий и неверующий — суть братья, находящиеся в одинаковых отношениях с Богом. А драма разделения всего человечества на тех, кто избрал Иисуса и кто Его отверг, вроде бы исчезает в этом слишком человеческом миролюбии. Но ведь верующий, который утверждает, что его отношения с Богом такие же, как у язычника или представителя любой христианской конфессии, говоря о равенстве перед ликом Всевышнего всех религиозных традиций человечества, совершает грех. Поведение этого верующего можно сравнить с поведением юноши, который, стыдясь своего сыновства, отказывает в родстве своему отцу! Бог, избирающий народы и человеческие души в Свое вечное сыновство, надо думать, очень сильно удивляется, когда мы, стесняясь столь ценного подарка, руководствуясь превратно понятой любовью к ближнему, отказываемся от Него во имя того, чтобы быть «как все». Будто знатный вельможа, спрятавший в сундук свои богатые одежды, переодевается в простое серое одеяние, чтобы слиться с толпой за стенами дома. Признаемся, что в действительности страха и внутренней слабости в подобном поведении больше, чем любви к человечеству. Мы всегда хотим быть гуманнее и милостивее Самого Бога, поэтому провозглашаем об избранничестве всего человечества, на деле убивая одно из самых фундаментальных библейских понятий.

Быть избранником в сообществе избранных
Можем ли мы говорить о том, что христианский народ, Церковь, сообщество людей, ответивших на призыв своего небесного Господа, является сообществом избранников Божиих? Совершенно определенно, можем. Бог избирает в истории народы, передает им некоторые идеи, моральные принципы, указывает чрезвычайно важную цель: быть свидетелем здесь, на земле, среди других людей и народов, того, что есть Небесный Бог, Живой и Праведный. Причем это избранничество дается Церкви не исключительно корпоративно, но и индивидуально: каждый христианин, сознательный член своей общины является в полной мере избранным человеком. Бог избрал его из тысяч других людей, соседей и родственников, друзей и одноклассников, сделал сопричастником Своей тайны в этом мире. 

Едва ли кто-нибудь из наших православных знакомых всерьез может назвать себя «избранником Божиим». Использующий такие (библейские!) выражения будет уличен в гордыне и отсутствии смирения. Но, если мы не «избранные», то нас уже не окружают «язычники», которых уже не нужно «обращать» и которым нечего проповедовать. Цель дьявола достигнута: Церковь и христиане, забывшие о своем избранничестве, теряют всякую динамику и останавливаются в сладком самолюбовании. 

Наши храмы полны прихожан, регулярно посещающих богослужения и участвующих в Таинствах, но которые поражают пастырей своей пассивностью, равнодушием к делу христианского просвещения и отсутствием интереса к любым приходским инициативам. О таких апостол Павел писал: «Судя по времени, вам надлежало быть учителями; но вас снова нужно учить первым началам слова Божия» (Евр. 5, 12). Если все одно — христианин и язычник, если избранных нет, то замирает пульс церковной жизни и дар избранничества Божия глохнет в косном и ленивом сердце. 

Я — избранный, 
а ты — нет!
Тем, кто согласен с идеей избранничества Божия, угрожает другая крайность. Если Церковь Божия есть избранный Богом святой остаток, все остальные религиозные традиции человечества (а тем более люди, сознательно дистанцирующиеся от Церкви) — нелепые и всецело противные Богу. Признавшие свое избранничество склонны к его духовной «приватизации». Им кажется, что Бог избрал их исключительно потому, что они-то, в отличие от других, достойны этого выбора! Они хороши, благочестивы и богобоязненны. Но рационализировать, представить в виде простого уравнения тайну избранничества означает уничтожить само понятие. Мы остаемся избранниками, покуда избранничество связывает нас с Богом, а посему вызывает любовь к ближнему, а не желание первенствовать и господствовать.

Нередко чудесная идея Божия избранничества превращается в идеологическую дубину, которая обрушивается на головы «неизбранных». Всю историю христианства можно представить в виде борьбы за уничтожение разных течений, которых, кроме общей веры во Христа, роднило то, что все они (католики и православные, старообрядцы и «никониане», многочисленные течения внутри протестантизма) рассматривали себя как единственно избранных.

Князья народов господствуют ими, а между вами да не будет так
Библейское учение об избранничестве однозначно свидетельствует: факт избранничества не может иметь следствием появление привилегий. Следствие избранности — не завышенная само-оценка, но радостное осознание тайны Божественной милости, которая и является единственной причиной избрания. Библейская история показывает, что народ-избранник оказывается носителем не только многих милостей Бога, но и объектом, против которого обращается Его гнев и кара. Пример еврейского народа в этом случае особенно показателен. 

Избраннику Божию, будь то народ или отдельный человек, больше соответствует образ смиренного труженика, взявшегося за изнурительную и неблагодарную работу, за которую обычно не берется никто. Та корона, которой венчает Бог Своего избранника, оказывается терновым венцом, а чаемый скипетр и держава, символы почета и могущества — гвоздями, пронзающими плоть. Бог награждает избранника не славой, но тяжким бременем ответственности и дополнительных обязанностей. Апостолы полагали, что они избраны Иисусом, чтобы править и повелевать народами, в действительности оказалось по-другому: они разделили с Господом все тяготы, скорбь и разочарование. Однако это не лишает избранничество светлого и радостного начала. Хотя ценой избранничества всегда были страдания и тяготы, ежедневно сотни тысяч человек по всему миру отвечают Богу на Его призыв и радостно берут то тяжелое «иго», которое на самом деле «благо и легко» (Мф. 11, 30). 

Благодарение за избранничество
Благодарность, которая рождается от осознания избранности, часто приобретает помпезные, по-детски наивные формы. Кажется, что избранные Богом должны быть самыми мудрыми, иметь самые долгие богослужения, строить самые большие, роскошно украшенные храмы. Святыни избранников не могут не быть самыми чудотворными, а также у них не может не быть своего политического, актуального для всего общества проекта. И если эти абстрактные рассуждения перевести в плоскость православия, можно отметить: все это, безусловно, важные для религиозной жизни вещи. Без них церковная жизнь истончается: всякое иконоборчество, теологическое и эстетическое, движимое высокими мотивами, приводит к обеднению религиозности. Однако благолепие храмов, как и богатство религиозной жизни, не может служить ни причиной, ни даже проявлением избранности Божией. 

Археология свидетельствует, что религиозная жизнь соседних иудеям народов (египтян, вавилонян и финикийцев) была много богаче, чем у почитателей Яхве. Избранничество не даровало евреям политического могущества, перед избранниками Божиими не преклонили свои выи окружающие народы-язычники. Вызывает удивление, что Бог как будто раздает этим народам все таланты, которые он припас для человечества. Грекам Всевышний дарует гений философского созерцания, римлянам — организаторский талант, военную доблесть и умение править народами, египтянам — особое эстетическое чувство, поражающее нас до сего дня. Иудеям оставлено лишь одно дарование, ценность которого превосходит все остальные, — избранничество Божие, особое участие в том плане, который Бог приготовил для всего человечества. 

Уверенность христианского народа в своем избранничестве должна основываться не на богатстве материальной культуры и изощренности богословия (см. 1 Кор. 1, 22-29), но на горении того сердца, в котором поселился Святой Дух. Православной Церкви, избраннице Божией, и каждому из нас необходимо помнить, что избранничество более всего выражает не вызывающий одобрение внешних (то есть язычников), но являющий миру Самого Бога. Каждому православному христианину, который помнит о своем избранничестве, полезно держать в памяти слова апостола Павла: «Хвалясь, хвались Господом» (1 Кор. 1, 31). 

Диакон Алексей Волчков
Иллюстрации: Юлия Нурмагамбетова

Другие статьи из рубрики "Острый угол"

система комментирования CACKLE