Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация

Войти как пользователь
  Войти      Регистрация
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Счастье вопреки

Тема номера «Развод — по-христиански?» вызвала самые широкие споры. Причем речь шла не об очевидных и однозначных ситуациях: он сильно пьет, она ушла к другому… Речь шла о набирающем обороты тренде «развелись по несходству характеров», который губит даже молодые пары… Обсуждая материалы номера в социальных сетях, мы заметили закономерность: ярыми противниками разводов выступают семейные люди, а вот уже разведенные зачастую оправдывают процесс разрушения брака и иногда даже считают, что это лучший выход. Исключением из правила стало мнение Наталии Мушкарёвой, москвички, мамы пяти детей, работающей консультантом по маркетингу в нескольких компаниях интернет-рынка. Наталия согласилась не только высказать свое мнение по основным материалам номера, но и рассказать личную историю.
Раздел: ПОДРОБНО
Счастье вопреки
Журнал: № 7-8 (июль-август) 2012Автор: Анна Ершова Опубликовано: 10 июля 2012
Тема номера «Развод — по-христиански?» вызвала самые широкие споры. Причем речь шла не об очевидных и однозначных ситуациях: он сильно пьет, она ушла к другому… Речь шла о набирающем обороты тренде «развелись по несходству характеров», который губит даже молодые пары… Обсуждая материалы номера в социальных сетях, мы заметили закономерность: ярыми противниками разводов выступают семейные люди, а вот уже разведенные зачастую оправдывают процесс разрушения брака и иногда даже считают, что это лучший выход. Исключением из правила стало мнение Наталии Мушкарёвой, москвички, мамы пяти детей, работающей консультантом по маркетингу в нескольких компаниях интернет-рынка. Наталия согласилась не только высказать свое мнение по основным материалам номера, но и рассказать личную историю.

Сказать или помолиться?
— Наташа, в дискуссии под названием «Двое в подводной лодке», опубликованной в нашем журнале, был затронут вопрос, можно ли, видя, как у твоих знакомых рушится семья, предостерегать или что-то советовать? Или просто помолиться о них? Боюсь, мы не нашли ясного ответа…
— Мне кажется, выбор, советовать или не советовать в такой ситуации, — очень сильно зависит от того, есть ли у человека моральное право на это. У кого-то оно, возможно, и есть. У меня его нет, я только могу сказать, что сама развелась и пожалела об этом. При этом я уверена, что развод — нарушение евангельской заповеди, и вся жизнь «после» будет посвящена исправлению случившегося. Это не запугивание, а констатация факта. Но можно ли об этом сказать прямо? Насколько можно изменить ситуацию другого, высказав свое мнение? Я не знаю. Психологи считают, что если человек видит искренний интерес к себе, то тогда он интересуется и тем, что ему говорят, даже если говорят критически. Поэтому, если высказываешь свое мнение, искренне сочувствуя именно его ситуации, то можно получить возможность поговорить с человеком по душам, и это очень важно. Ведь мы не знаем, в каком состоянии находится его семья, и, возможно, она еще может воссоединиться.

— Но часто даже хорошие знакомые в штыки воспринимают вторжение в свою личную жизнь…
— Больше всего меня саму напрягает то, что сейчас принято делать вид, что всё хорошо. Ты хочешь предложить человеку свое сочувствие и помощь, а он смотрит на тебя, как на идиота, и отгораживается маской «всё нормально». Тем не менее, уберечь человека от падения в озлоб-ленность, посочувствовать — всегда возможно, и это лучшее, что можно сделать для выражения своей позиции. Когда ты по-настоящему жалеешь, сопереживаешь, человек без обличающих слов начинает осознавать, что это беда. Считаю, что в наше время гораздо важнее плакать с плачущими и радоваться с радующимися, чем учить и обличать.

Невидимая катастрофа
— Чаще всего от тех, у кого семья распалась, слышишь доводы, что в некоторых случаях развод — благо. Вы же высказываетесь однозначно: развод это зло. Что дает силы таким образом оценить свой же поступок?
— Действительно, люди, пережившие развод, редко относятся к нему непримиримо. Всегда ведь хочется немного оправдать себя. Мое мнение тоже родилось не сразу, но и устоялось не вчера. Чтобы найти точку мира внутри себя и трезвый взгляд на прошлое, мне потребовалось несколько лет.

Сразу оговорюсь: сейчас у меня все хорошо. Трое детей во втором браке, старшие называют отчима папой, и мой бывший муж недавно женился. И, значит, у меня есть силы на то, чтобы саму себя прежнюю осудить: я сделала недопустимую вещь, так быть не должно… Но много ли женщин способны на это? Когда ты сидишь без денег, муж не платит алименты, дети спрашивают, где папа… все эти ситуации из советского кино или душещипательных книг правдивы, и это страшно. В таком состоянии у тебя нет сил на самоосуждение. Может быть, они должны быть, но тебе и так очень плохо. И у тебя срабатывают рефлексы выживания. То есть ты себе внушаешь, что ты права и молодец, всё нормально и всё можно пережить. Это мой личный опыт: когда не знала, как строить жизнь дальше, когда отбросило от храма за версту, когда сын целыми днями сидел на подоконнике и ждал папу, который обещал прийти и не пришел.., тогда я чувствовала именно так. Но сейчас все наладилось. И то, что я вернулась в Церковь именно в «налаженном» состоянии, тоже важно: оказывается, человек от радости и благодарности может прийти к Богу так же быстро, как человек в несчастии. И я явственно ощущаю то, что со мной происходит сегодня, как милость Божию.

— Ну вот, так и хочется сделать вывод: тот брак был «неправильным», а развод привел к «правильному» браку…
— Да, у меня все хорошо сейчас, но это не благодаря разводу, а вопреки ему. Ведь откуда я могу знать, что обо мне задумывал Господь! Откуда я знаю, как мог бы сложиться тот брак! К тому же, я оставила человека в жутком состоянии, предала его. Есть вещи, которые можно исправить, а есть — которые нельзя. Развод исправить нельзя. Очень часто можно услышать аргумент: что же, мне все время теперь чувствовать себя виноватой? Да, а как по-другому! Конечно, с комплексом вины жить нельзя, но с покаянием — можно. Ведь живут же женщины, раскаиваясь в аборте. Строго говоря, нормальный христианин всегда знает то, в чем он раскаивается. И часто эти проступки из отрочества, юности — на всю жизнь. Но если ты молишься, постепенно грех отходит от тебя, он больше — не твоя часть.

В 25 лет ты на развод смотришь одними глазами, в 35 — совсем другими. В молодости ты, оказывается, вообще любить не умеешь. А потом — учишься. Появляются новые дети, младшие учат любить старших. Раскрываешься в любви. Да, раньше я была совсем другой, я наломала много дров. Так что, мне теперь идти застрелиться? Нет! Помнить о милости Божией и принимать испытания, в частности, своих детей-подростков, между прочим.

Уйти нельзя остаться
— Кажется, единственная оправданная причина развода — измена.
— Интересно, что как раз измена сегодня не является критической точкой для «начала конца». Бывает такое, что и у него, и у нее есть любовники, но все делают вид, что всё нормально. Бывает, что одна половинка годами живет, зная, что вторая ей изменяет. Сначала это больно, потом «ради детей», а потом вроде и так нормально. Но одно дело, когда в такой семье не было Таинства Венчания. А другое — когда Таинство совершилось, ведь считается, что человек, имеющий супружескую близость с прелюбодейным супругом, сам участвует в прелюбодеянии, и это насмешка, надругательство над Таинством. Человек позволяет своему телу и каким-то земным соображениям поругать святыню — венчанный брак. На эту тему можно почитать книги протоиерея Игоря Гагарина, он пишет об этом мало, но очень ясно и четко. Если вы узнали, что супруг вам изменяет, вы сами для себя решаете, прощать это или нет, но вы не должны иметь с ним супружескую близость. Вполне возможно, это станет тем, что поможет ему опомниться…

— Бывают семьи, в которых супруги живут очень плохо, всё время скандалят. Дети от этого очень страдают. Невольно начинаешь думать — не лучше ли в такой ситуации развестись?
— Знаете, у меня папа и мама часто ссорились. Громко, со слезами и серьезными причинами обидеться друг на друга на ближайшую пятилетку. Там был стандартный сюжет про тещу и зятя, который в насущной реальности не смешон. Папа с мамой жили в разных городах много лет из-за этого. Я, как водится, любила всех и очень страдала. Мы съезжались, потом опять разъезжались… Но мира не было. Я в детстве ненавидела выходные, потому что в любой момент могло начаться тяжелое выяснение отношений. Помню что я, уже подростком, как-то закричала им в лицо — «да разведитесь вы уже!» Но… странное дело, я всегда знала, что они любят друг друга. Ни на минуту в этом не усомнилась. Было больно, очень больно, очень тяжело. Но любовь была. Еще важно, во всяком случае, для меня — что не было ежедневного пиления, серости, «апокалипсиса мелких обид». Понимаете? Я сегодняшняя очень хорошо это понимаю: есть такие тяжелые кризисы, годами могут длиться — но их надо пережить. Пере-жить. Мама и папа и сегодня любят друг друга, живут вместе, ждут нас в гости, обожают внуков. И я очень рада, что они всё пережили, что они не развелись, что они есть друг у друга…

Беседовала Анна Ершова

Другие статьи из рубрики "ПОДРОБНО"

система комментирования CACKLE
10 декабря, суббота
rss

№ 7-8 (июль-август) 2012

Обложка

Тема номера:Во что верят футболисты