Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация

Войти как пользователь
  Войти      Регистрация
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Еще не поднятая целина

В Лаосе мирно сосуществует множество различных конфессий. Там уживаются и буддизм, и христианство, и поклонение духам (лаосская традиционная религия). В моей семье к вере первыми пришли родители.
Раздел: Взгляд
Еще не поднятая целина
Журнал: № 3 (март) 2012Автор: Екатерина Челпанова Опубликовано: 9 марта 2012
В Лаосе мирно сосуществует множество различных конфессий. Там уживаются и буддизм, и христианство, и поклонение духам (лаосская традиционная религия). В моей семье к вере первыми пришли родители. Они приняли христианство в форме католичества, ведь православие в Лаосе практически никак не представлено. Под влиянием родителей я крестился и поступил учиться в католическую семинарию. Лаосцы очень веротерпимы, поэтому трудностей в связи со сменой религии у меня не возникло. Вопрос мировоззрения решается в нашей стране индивидуально, в нем не может быть давления общества или семьи, никто не станет осуждать человека, который отошел от веры предков. Конечно, если ты соблюдаешь закон государства. В Лаосе люди гораздо ближе к природе, чем в Европе: сам образ жизни не располагает к конфликтам на национальной или религиозной почве.

Во время учебы в католической семинарии я встретил русского монаха и миссионера отца Олега. Мы с ним сблизились, и он оказал на меня большое влияние. Если бы не отец Олег, я бы ничего не знал о Русской Православной Церкви. Он посвятил миссионерству всю свою жизнь, все время пребывая в общении с людьми. Его личность привлекла меня, пожалуй, силой веры, которую я увидел. Это была настоящая преданность Богу, доверие Ему. Он не походил на обычных людей. В католической семинарии все готовятся стать монахами, но при этом многие католические священники и монахи живут, как обычные люди. Я совсем не хочу сказать, что они плохие, а отец Олег — хороший. Но в русском монашестве, по крайней мере, в той форме, в которой его представлял мой наставник, я почувствовал какую-то изначальность. Потом я увидел православное богослужение и почувствовал, что это особенный, древний способ обращения к Богу. Мне показалось, что так христиане молились и 20 веков назад… Я не мог не заинтересоваться историей Русской Церкви и, соприкоснувшись с ней, отчетливо ощутил, что эта Церковь сохранила апостольскую преемственность.

Теперь я учусь в Санкт-Петербургской семинарии. Католическая семинария более строгая: все учащиеся в ней готовятся стать монахами, поэтому студентам не разрешается иметь ноутбук, телефон. В православной семинарии другие сложности, начиная с климата и кончая языком. К климату я до сих пор не могу привыкнуть: уж очень сильно он отличается от лаосского, у нас всегда тепло. К тому же в моей стране люди очень миролюбивые и честные. Можно ночью ходить одному, никто тебя не тронет и не станет проявлять агрессию из-за различия в вере или расе. Здесь, как я слышал, дела обстоят не совсем так: поздно вечером не погуляешь по городу, ведь в России есть скинхеды и другие радикальные движения, которые не любят представителей других национальностей. Друзей у меня в Санкт-Петербурге до сих пор нет. Но, может быть, это потому, что языком я еще плохо владею. Конечно, мне бывает очень трудно, но я верю, что надо надеяться на Бога, не унывать, тогда все трудности можно преодолеть. Именно эта уверенность меня так поразила в русских монахах. Мне помогает мой духовный отец, с которым я могу поделиться трудностями, когда они возникают. Конечно, сейчас у меня сложный и ответственный период жизни, учиться приходится очень много. Практически вся моя жизнь проходит в учении, ведь после основных занятий я занимаюсь русским языком. Но я верю, что Бог поможет мне, и я справлюсь.

На примере отца Олега я увидел, что некоторые русские имеют очень сильную веру. В Санкт-Петербурге я нашел этому подтверждение. Многие из вас для меня являются образцом преданности Богу. Я понимаю, что мой опыт веры, наверное, еще слишком мал, к тому же в Лаосе нет традиции православия, а у русских традиции веры древние и богатые. В этом вам очень повезло, повезло иметь такое богатое христианское наследие. В остальном.., думаю, русские бывают разные, как и представители других народов.

Я мечтаю вернуться на родину и стать миссионером. В Лаосе православный миссионер проповедует практически с нуля, ему приходится вспахивать целину, поэтому мне придется положить на это всю жизнь. Вряд ли миссия в Лаосе совместима с тем, чтобы иметь семью. Ведь семья — это большая ответственность. Женившись и заведя детей, я уже не смогу сорваться и поехать в неведомые края. Мне нужно будет иметь дом, стабильность. Я же хочу посвятить свою жизнь именно православной миссии в Лаосе. Конечно, если на то будет воля Божия. Но я об этом мечтаю, и эта цель помогает преодолевать трудности.

Подготовила Екатерина Челпанова

Другие статьи из рубрики "Взгляд"

система комментирования CACKLE
8 декабря, четверг
rss

№ 3 (март) 2012

Обложка

Тема номера:Христианский ответ на национальный вопрос