Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация

Войти как пользователь
  Войти      Регистрация
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

На Пасху кто не звонарь?

На протяжении Светлой седмицы во всех православных храмах проходят крестные ходы, и звучит колокольный звон. В звонильную неделю каждый — и взрослый, и ребенок — может возвестить ударом в колокол о Светлом Воскресении Христовом. Такая традиция, весьма удивлявшая иностранцев, установилась в России еще в XVI веке. Посмотрим их глазами на этот давний русский обычай.
Раздел: Камертон
На Пасху кто не звонарь?
Журнал: № 10 (октябрь) 2010Автор: Сергей Старостенков Опубликовано: 17 апреля 2012
На протяжении Светлой седмицы во всех православных храмах проходят крестные ходы, и звучит колокольный звон. В звонильную неделю каждый — и взрослый, и ребенок — может возвестить ударом в колокол о Светлом Воскресении Христовом. Такая традиция, весьма удивлявшая иностранцев, установилась в России еще в XVI веке. Посмотрим их глазами на этот давний русский обычай.

Колокола — «звучащие иконы». Торжественный и тревожный, скорбный и праздничный, благовест и перезвон, красный звон и трезвон — звук колокола сопровождал русского православного человека от колыбели до могилы.

На Руси колокола стали появляться сразу же после принятия христианства. Первое летописное сообщение о них относится к 1066 году. И с тех пор в дошедших до нас письменных источниках разных стран не раз упоминается о русских колоколах и звонах.

Уже в XVI–XVII веках наша страна поражала европейцев большим количеством колоколов, их весом, свое-образием искусства звона.

Иностранцам, посещавшим Россию, русская кампанология (наука о колоколах и звонах) обязана многими интересными и важными сведениями. Европейцы в своих сочинениях, отчетах, дневниках, путевых заметках отмечали особый пиетет русских к колоколам, фиксировали их роль в государственных торжествах и ритуалах, в церковных службах и праздниках, в народных обычаях и обрядах.

В течение всей недели после Пасхи — «праздника праздников» Русской Православной Церкви — верующим был разрешен доступ на колокольни. Обычай во время пасхальной недели «славить Христа» колокольным звоном был повсеместно распространен в России. «Целодневные», «во все колокола» звоны упоминаются в церковных уставах как «обычай народный». Светлую седмицу на севере называли «звонильной», а на юге — «гремяцкой». Для любого православного, способного подняться на колокольню, считалось обязательным «потрудиться для Бога у колоколов». «На Пасху кто не звонарь?» — вопрошала пословица.

В конце XVII века австрийский дипломат, автор записок о России, Иоганн-Георг Корб с некоторым недоумением, а еще более с укором констатировал: «Весь день слышен непрерывный звон церковных колоколов, хотя в храмах нет никакой службы, как будто признается достаточным знаменовать торжественность праздничных дней одними только ударами в бездушную медь». Почти столетием ранее, в начале XVII века, дипломатический агент французского правительства Де ла Невилль сообщает: «У них (русских. — Прим. авт.) много праздников, которые они отмечают только колокольным звоном, который начинается накануне и кончается лишь на следующий день с заходом солнца».

Оба эти наблюдения, без сомнения, как раз и относятся к звонам во время Пасхи. Первым из европейцев зафиксировал этот обычай в Москве в конце XVI века австрийский посол Никола Варкоч: «На Пасху, что ни есть народу, старые и молодые, все дают попам в это священное время по яйцу и звонят себе сколько угодно в церковные колокола, которых там многие тысячи. Это считается у них за особенное богослужение».

Через 150 лет, в начале XVIII века, голландский путешественник Карл де Бруин отмечал, что «по всей Москве звонят, не переставая... в ночь перед Пасхой, а также весь первый и второй день».

Другие авторы обращают внимание на любопытные подробности этого обряда. Интересные сведения обнаружены в записках ганноверского резидента при русском дворе Христиана Фридриха Вебера (1617 г., Москва): «В большие праздники, и особенно на Святой неделе, простолюдины неудержимо теснятся на колокольни, чтобы позвонить хорошенько; они верят, что от такого усердия и уши их, и другие дела на целый год будут благополучны».

Датский путешественник Педер фон Хавен, посетивший столицу Российской империи в 1736 году, замечает: «Другое, что можно вспомнить о праздновании этой Пасхи — колокольный звон. Ибо среди простонародья тот, кто в эти святые пасхальные дни не позвонил в колокол, считается забытым Богом человеком. А потому постоянно видишь, как на колокольню толпами протискиваются люди, дают стоящему у нее духовному лицу половину или четверть копейки — денежку или полушку за то, чтобы несколько раз ударить в один из колоколов, за каждый из которых есть своя цена и плата, и потому на протяжении всего пасхального празднества стоит неумолкаемый трезвон».

Шведский путешественник Карл Рейнгольд Берк в своих «Путевых заметках о России», рассказывая о пасхальных звонах в Троицком соборе Санкт-Петербурга, сообщает, что «привести колокола в движение старики почитают за великую честь, а молодежь — за развлечение… Юные парни искренне радуются, получив разрешение сыграть такую колокольную музыку».

Участие детей в пасхальных звонах подтверждает и Георгий Абрамович Муркос — арабо-сирийский церковный деятель (XVIII в.): «Во все дни этой недели мальчики и маленькие дети во всех приходах с большою радостью звонят в колокола беспрерывно днем и ночью, что представляется для них большою забавой и удовольствием».

А немецкий барон Генрих Гюйссен (Москва, XVIII в.) утверждает, что «звонить женскому полу дозволяется только на Святой неделе».

Столь пристальное внимание иностранных авторов к пасхальным звонам в России на протяжении веков свидетельствует об уникальности русской православной традиции «звонильной недели» и об отсутствии аналогичного обычая в Западной Европе. 

Сергей Старостенков

Другие статьи из рубрики "Камертон"

система комментирования CACKLE