Закрыть [X]
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация

Войти как пользователь
  Войти      Регистрация
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Чудо… без чуда

Недавно закончена съемка фильма «Орда» режиссера Андрея Прошкина. На российские экраны фильм выйдет осенью. В основе сюжета — эпизод из жития святителя Алексия, митрополита Московского.
Журнал: № 2 (февраль) 2012Автор: Татьяна Кириллина Опубликовано:
Недавно закончена съемка фильма «Орда» режиссера Андрея Прошкина. На российские экраны фильм выйдет осенью. В основе сюжета — эпизод из жития святителя Алексия, митрополита Московского. В 1357 году митрополит Алексий исцелил мать хана Золотой Орды Джанибека, и тот отменил поход на Москву. На закрытом показе для отборочной комиссии Каннского фестиваля фильм посмотрел церковный историк, профессор протоиерей Георгий Митрофанов. Мы попросили отца Георгия поделиться впечатлениями о фильме.

Историзм и художественность

Это уже вторая картина, снятая под эгидой «Православной энциклопедии» по заказу Русской Православной Церкви, первым был фильм «Поп» Владимира Хотиненко. «Орда» продолжила линию фильмов, снятых при участии церковных ученых, имеющих целью популяризировать историю Русской Церкви.

Первоначально для фильма (при участии известного специалиста по литургике отца Михаила Желтова) была реконструирована Литургия XIV века, но от этого эпизода, к сожалению, впоследствии авторы отказались. Думаю, чтобы фильм соответствовал определенным кинематографическим стандартам.

Я шел на просмотр с особыми чувствами. Сюжет — рассказ об исцелении митрополитом Алексием матери хана Тайдулы — рисковал превратить этот фильм в сочетание лубка и фэнтези, но ничего подобного я не увидел. В основу фильма положена эта история, но она не имеет самодовлеющего характера. Я бы мог назвать несколько тем, обозначенных режиссером и сценаристом. Во‑первых, тема преображения епископа в святого. А поскольку эта тема удалась, можно сказать, что на экране показана одна из сложных и значимых тем религиозной жизни вообще. Во‑вторых, тема человека и власти, причем власти дес-потической, когда властитель стремится занять место Бога на земле. Наконец, очень важна тема вторичности чуда по отношению к вере. Показать это в фильме, основной сюжет которого — как раз чудо, очень непросто.

В историческом кино есть две опасности: превратить его в набор знаков прош-лых эпох (что делает его художественно ущербным) и превратить исторический сюжет в условность, в повод для кинематографической реализации художественных фантазий режиссера. В «Орде» соблюдена замечательная мера исторического материализма и художественной выразительности.

Не могу сказать, что Андрей Прошкин талантливее, чем Владимир Хотиненко, но фильм «Орда» превосходит фильм «Поп» по многим параметрам. Это безусловная удача и режиссера, и сценариста Юрия Арабова, и продюсера Сергея Кравца. У них получилась глубочайшая религиозная притча.

Путь всего человечества
Основные события происходят в Орде, но при этом фильму присуща удивительная религиозная метафоричность. Главного героя — митрополита Алексия играет Максим Суханов — очень популярный актер, который кого только не играл. Здесь Суханов сыграл, по-моему, свою лучшую роль в кино. Максим создает образ не просто церковного иерарха или благолепного святого, а создает личность, исполненную сомнений, противоречий. Герой выступает перед нами не как кудесник (в сомнительной, с религиозной точки зрения, ситуации: грех требовать чуда и от кого-то, и от себя, еще больший грех — мнить себя способным совершить чудо), он проходит через испытания, искушения, унижения и в конце концов становится святым. Причем происходит это не потому, что мать хана Тайдула исцелилась: ни митрополит, ни мы, зрители, так до конца фильма не поймем, почему же прошла эта болезнь. Величие митрополита Алексия в этом фильме в том, что за короткий промежуток времени он проходит путь, который проходит все человечество: от сомнения и маловерия, через почти непереносимые страдания, — до безраздельного полагания самого себя на волю Божию.

Да, азиаты мы?..
Огромная работа была проведена, чтобы построить макет города в том же примерно месте, где стоял Сарай-Бату (кстати, макет этот остался, он не разрушен, его будут показывать туристам). Фильм дает впечатляющую картину той самой Евразии, о которой у нас принято, в том числе и в православных кругах, говорить с большим придыханием. Блестяще, умно и выразительно в «Орде» показана искусительность для нас евразийского мифа. Напомню, что протоиерей Георгий Флоровский, один из известнейших наших богословов, отдавший в свое время дань увлечению евразийством, написал блистательную статью «Евразийский соблазн», где еще на рубеже 1920–1930‑х годов распознал все мировоззренческие искушения, которыми чревато евразийство в духовной культуре нашей страны, что мы и наблюдаем сейчас. «Орда» — опровержение мифа о какой-то особенно «духовной Азии», которую надо противопоставить рациональному, секуляризованному «бездуховному Западу», вообще всему европейскому, что было в истории России. Речь идет не о том, чтобы показать именно на примере Орды несовершенство азиатской государственности. И в московском князе Иване Ивановиче, отце Димитрия Донского, мы тоже видим Каинову печать азиатской деспотии, то есть государственности, никак не тронутой словом христианской проповеди.

Не от мира сего
Этот фильм позволяет нам очень четко ощутить евангельскую истину, о которой мы так часто забываем, — Царство Христово не от мира сего.
В «Орде» показана динамика духовного возрастания человека, именно поэтому фильм так важен сейчас, когда многие склонны рассматривать настоящую религиозную жизнь как нечто вторичное, малозначимое. Герой погружен целиком в общение с Богом, хотя никаких продолжительных молитвословий в сюжете не присутствует.

Считаю, что авторы фильма совершили важный церковно-общественный поступок. Фильм требует к себе серьезного отношения, это не то кино, во время которого можно болтать и жевать попкорн. «Орда» призывает не только простых зрителей, но и архиереев задуматься, является ли наша религиозная жизнь жизнью во Христе или чем-то другим. Как легко потерять Христа в религиозной жизни, когда в нее вторгается стихия века сего! В фильме выразительно показано, что природа «века сего» остается неизменной, не зависящей от того или иного культурно-исторического антуража.

Хороший, плохой… разный
Я слышал, что в интернете больше всего откликов на еще не вышедший фильм от татар: они предчувствуют, что в фильме будет «неправильно» показан татарский народ, и заранее обижаются. Но деление на «хороших» и «плохих» — вообще неправильная постановка вопроса. В связи с этим вспоминаются давние дискуссии по поводу «Мусульманина» Владимира Хотиненко: дескать, это антирусский фильм, потому что мусульманин там показан «хорошим», а русские «плохими». Конечно, эти картины о более сложных вещах. Я не зря вспомнил про фильм «Мусульманин»: образы святителя Алексия в «Орде» и священника в «Мусульманине» в чем-то созвучны.

Фильм «Орда» не ставит задачу показать «хороших» русских и «плохих» татар, хотя, безусловно, говорит о спасительности веры Христовой. Да и православные в картине очень разные: достаточно сравнить образ митрополита Алексия с образом его келейника.

Кинофильмы на религиозные темы всегда раскалывают аудиторию. Не будет исключением и «Орда». Раскол про-изойдет не по признаку «русский — татарин», «православный — мусульманин», а по признаку «религиозно взыскующий человек или религиозно индифферентный». Дискуссии по поводу этой картины будут весьма полезны, потому что о большинстве фильмов, выходящих в прокат, говорить просто нечего.  

Другие статьи из рубрики "День седьмой"

система комментирования CACKLE
3 декабря, суббота